Три сестры на сцене и дядя Ваня в зале

Культ.Личности

Будучи прекрасным администратором — энергичным и невероятно образованным — Кирилл Крок уже при жизни запечатлел своё имя в истории театрального искусства.

В 2010 году, став директором театра им. Вахтангова, Кирилл Игоревич Крок получил в наследство котлован, заполненный водой, где планировался ещё один малый зал, и массу различных проблем. Достаточно сказать, что юридические отношения с инвестором, готовым взяться за строительство и ремонт, были настолько путанными в течение десяти лет, что в итоге Новая сцена театра так и не была создана. Он всё исправил. Понимаете, всё! Открыл Новую сцену, арт-фойе, а из разрушенного здания Симоновской сцены сделал образцово-показательный камерный театр. Он, вроде, в кабинете всегда и всегда вне кабинета. Этакий супергерой, который присутствует сразу и везде.
Крока вы можете встретить на крыше здания, где он проверяет качество работы строителей, на семинаре театральных менеджеров — он педагог высокого класса, на кладбище у могил основателей театра в соответствующий день, в Китае, и в Саратове, где гастролирует труппа. Спектакли театра стараются заполучить многие прокатные конторы по всей стране.
Вот мы с ним беседуем, и я спрашиваю его о Симоновский сцене. Он тут же интересуется: «А вы там ни разу не были?» «Нет», — отвечаю я. — «Пойдёмте, это надо видеть!» И скороходью мы несёмся из здания театра, перебегаем Старый Арбат и входим в здание Симоновской сцены. Всё чисто, пол устлан современными покрытиями, при входе — гардероб, буфет, холл и два зала на две стороны по 120 мест каждый, но мы бежим по этажам вверх, где музей Симонова, его личные бабочки (был невероятный пижон), восстановленный домашний кабинет, кафе и ещё много интересного. «Представляете, это же школа была раньше. Когда мы приняли это здание, в котором был Московский театр Симонова, себе на баланс, сюда мало кто уже ходил, а сейчас здесь аншлаги». И вновь мы несёмся через Арбат в кабинет Кирилла Игоревича. На ходу разговариваем, обсуждая театральные проблемы.

Кирилл Игоревич, сколько сегодня у театра, которым вы руководите, своих сценических площадок и сколько зрителей вы можете обслужить за день?

КИРИЛЛ КРОК: Давайте сразу внесем ясность. Не я руковожу театром, а мы вместе с Римасом Владимировичем Туминасом руководим театром. Это может быть оговорка по Фрейду. Но она для меня очень принципиальна. Он художественный руководитель театра, и для мня это принципиально! Я очень ценю наши отношения, у нас настоящий тандем творческий, организационный, мы все вопросы решаем вдвоем.
В театре сегодня шесть сценических площадок: историческая сцена-1115 мест, новая сцена-230 мест два симоновских зала по 120 мест, арт кафе на 100 мест и студия на 40 мест. Итого только на вечерних спектаклях мы принимаем до 1500 зрителей, в выходные и праздничные дни проводим дневные спектакли. Всего в месяц мы проводим 120 спектаклей у нас в труппе 113 актеров плюс 6 приглашенных.

Когда вы говорили о своей работе в театре с Римасом Владимировичем, я вспомнил, как некоторое время назад вы подверглись нападкам одного общественного деятеля, который обвинял вас в том, что власть в русском театре поставила художественным руководителем гражданина Евросоюза, а вы в тот момент своего партнёра по тандему яростно защищали.

Римас Владимирович — человек прекрасно знающий все тонкости режиссуры, а самое главное, он прекрасно знает русскую культуру, и вряд ли в настоящее время найдется режиссёр, который лучше него поставит Чехова или Пушкина. Конечно, он защитил себя сам, а я лишь помог в публичном пространстве, как и многие его почитатели. А этот «деятель» — склочный писатель, пьесы которого в приличных театрах не ставят, и мы ему отказали, вот он и устроил этот цирк…
Есть такой анекдот на тему этого писателя: режиссёр говорит автору пьесы: «Я вашу пьесу ставить не буду, там много мата». Автор пьесы возражает режиссёру: «Побойтесь Бога, в пьесе нет ни одного матерного слова…» Режиссёр отвечает: «Так мат будет в зале, когда зрители это увидят».

Римас Туминас и Кирилл Крок
Римас Туминас (слева) и Кирилл Крок


В настоящее время целый ряд театров потерял своих руководителей, многих ведущих актеров. Вспомним Ленком, МХТ, да и ваш театр коснулась эта беда. Ничего не поделаешь — человек не вечен…

Вопрос очень щепетильный. Вот вы упомянули Ленком. Это, конечно же, своего рода подвиг, достойный занесения в Книгу рекордов Гиннесса. Марк Захаров 40 лет руководил театром. И потом за несколько лет такие удары, которые пришлись на этот театр — выбивают одного за другим ведущих актеров. Но они борются за театр, ставят спектакли, у них есть зритель. Конечно, всё стало сложнее без прежнего ажиотажа, но театр, повторяюсь, работает! Наша репертуарная политика построена на разнообразии репертуара, у нас ставят совершенно разные режиссёры, и мы менее зависимы от популярности отдельного актера. Помимо этого, у нас хорошая талантливая молодежь, которая уже, несмотря на очень молодой возраст, имеет своих поклонников. Происходит естественная смена, обновление труппы.

Недавно были опубликованы данные по продажам билетов. В целом по стране, по Москве. В каждом списке театр им. Вахтангова уступает Большому, Мариинскому, что вполне понятно, ну и вы делите место с МХТ. Самое удивительное, что в первой десятке я не увидел театры, которые занимают наибольшее место в театральных изданиях, передачах, социальных сетях, словом, публичном информационном пространстве. А вот Малый театр пусть не в первых пяти, но в десятку попадает?

Я считаю, что эти данные не во всём объективны. Мы работаем в разных условиях, у нас разные по численности залы, разная логистика, даже история разная. Но это хорошо, что есть разные по своему творчеству театры и у каждого из них есть своя группа зрителей. Они не пропускают премьеры своего театра, регулярно его посещают. Есть театралы, которые вообще ходят на все премьеры всех театрах Москвы.
Но мы должны понимать, что самый верный показатель — это касса! Если касса полна, т. е. полон зал, то это здорово. Глубоко убеждён, что всё в порядке в тех театрах, где дирекция и руководство занимается продвижением театра, реализацией билетов. Критерий успеха театра – когда все билеты проданы. Без всяких скидок. Всё остальное — лукавство. Оправдывать отсутствие зрителей в зале тем, что режиссёра «не понимают» — несерьёзно.
Да, наш театр тоже потерял многих великих актеров, но, прежде всего, театр Вахтангова никогда не был музеем, мы постоянно ищем новые творческие пути. Второй год в театре работает главным режиссёром Юрий Бутусов. Его творчество — это иное направление, никак не похожее на наши ранее поставленные спектакли. Это другой способ существования на сцене. Штатный режиссёр Владимир Иванов ставит свои спектакли в своей эстетике. Театр должен развиваться. Много приглашённых режиссёров. Другое дело, когда после поднятого эпатажа в соцсетях о той или иной постановке, обильной положительной критики спектакль не может просуществовать и года, то это провал. Ничем не оправданный.
Нравится оно нам или нет, на мой взгляд, если на сцене «Три сестры», а в зале «Дядя Ваня», то, увы, такой театр не может существовать. Государственный театр, концертная организация должны работать каждый день. Они для этого созданы. Если театр устраивает читки, всячески хитрит вместо того, чтобы играть спектакли, продавать билеты, то в таком театре учредитель должен что-то предпринимать, чтобы менять положение вещей.

У нас в Новосибирске есть несколько театров: Афанасьева и, скажем, «Красный факел», «Старый дом». Афанасьеву предлагали несколько помещений, значительно больших по площади, но он отказался.

Понимаете, времена меняются. Раньше боролись за большие залы, сейчас за комфорт зрителя. Если зрителю комфортно в театре, рассчитанном на 100—200 человек, если весь его репертуар на это «заточен», то оно так и должно быть. Город должен радоваться, что есть такой театр, и в него не попасть. А если о постановках какого-то вашего театра ничего не слыхать, то это сигнал посмотреть, что в данном театре происходит…

В чём секрет успеха театра имени Вахтангова?

Да никакого особого секрета нет. Ещё с Древней Греции театр работал по принципу «сегодня поплакали, а завтра посмеялись». Но всё же нельзя только плакать или только смеяться. Зрителю надо и осмыслить, и сострадать, и повеселиться. Наш успех прост: он в сочетании разных жанров для разных групп зрителей.
Вот, к примеру, вчера на основной сцене шла «Мадемуазель Нитуш» — вечный весёлый хит, на Новой сцене — драма «Наш класс», на Симоновской сцене — «Комедия о вдове», этакая весёлая пьеса. А сегодня в большом зале «Царь Эдип», на новой сцене — «Медея», а на Симоновской сцене —«Очарованный странник» Лескова. Повторюсь, нельзя 24 часа плакать или 24 часа смеяться.

Мне удалось с внучкой посмотреть спектакль «Сказка о попе и его работнике Балде». У вас есть «Питер Пэн», «Аленький цветочек». Ваше отношение к наличию детского репертуара и его важность?

Ещё совсем недавно у нас не было ни одного детского спектакля. Нам с Римасом пришлось потратить немало времени на разработку плана детских постановок, потому что мы понимали – без детского зрителя не может быть взрослого. Каждый театр, концертная организация должны готовить своего зрителя. Не зря же в советские времена наличие ТЮЗа считалось обязательным.

Вы ставите, обновляете детский репертуар и параллельно работаете над взрослым?

Вот в этом у нас с Римасом полное взаимопонимание. Мы не просто общаемся, мы слышим друг друга. Сейчас мы готовим весёлый и легкий спектакль «Соломенная шляпка», а следом — «Маленькие трагедии» Пушкина будет делать Римас. Вот это и есть формирование репертуара и устойчивого зрительского интереса. 7 и 8 мая в Москве пройдет превью «Маленьких трагедий», в сентябре будет официальная премьера, а в ноябре Римас Владимирович начинает готовить эпохальную работу — «Война и мир»! На подготовку спектакля он берёт год.13 ноября 2021 года, в день столетия театра, состоится премьера этого грандиозного творения Льва Николаевича Толстого.

Каков он по продолжительности?

Никто не знает, может день, а может, два вечера, опыт такой есть.

Собираетесь ли вы расширять театр?

Ни в коем случае, иначе, как говорится, штаны порвём. Думаю, что, если бы Вахтангов увидел масштаб сегодняшнего театра, он бы пришел в тихий ужас.
Единственный проект — это именной дом Вахтангова, который мы хотим открыть также к столетию театра. Там не будет спектаклей, а будет мемориальная зона и зал на 120 мест для проведения спектаклей и творческих вечеров наших актеров.

Что вы ждёте в законодательной сфере?

Закон о культуре. Чтобы выполнить указание президента, будет разработан и принят закон прямого действия. Театральной сообщество свои предложения выдали, теперь работают юристы. Культура — особый жанр и под общее ведение народного хозяйства не подходит.

А новый министр принимает участие в подготовке закона?

Конечно. Человек работал директором департамента, и конечно, она в курсе многочисленных проблем. Мы с ней встречались, она произвела очень хорошее впечатление человека, который быстро схватывает, делает правильные выводы.

Спасибо за беседу.

Три сестры на сцене и дядя Ваня в зале

Александр Савин
Александр Савин
Оцените автора
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.