Детство, здравствуй и прощай!

Григорий Александрович Шустер и Оксана Гайгерова Культ.Личности
Новогоднее интервью, декабрь 2019г.

Близится Новый год – и мы, вроде бы взрослые и серьёзные люди, как дети малые, начинаем ощущать приближение сказки, волшебства. Каким образом дата в календаре может действовать на всех вокруг — это, наверное, к психиатрам вопрос! Но факт остается фактом — наши души наполняются чем-то светлым. Мы наряжаем ёлки, готовим подарочки и, конечно, ждём Деда Мороза.
Кстати, эти самые «деды» бывают разные! Есть большие и степенные, с басовитым голосом, от вида которых осознаешь — это хозяин зимы! А есть веселые и забавные, с которыми ребятишки моментально начинают играть, втягиваться во все шалости. Эдакие «шкодливые дедульки». Как нам поведал самый известный Дед Мороз Новосибирска — заслуженный артист России, Григорий Шустер, который уже более 50 лет приносит детям новогоднюю сказку: «Дедом Морозом может быть отнюдь не каждый, это тяжелая работа, потому что нужно постоянно импровизировать, обыгрывать неожиданные ситуации, которые могут возникнуть с детьми (а они постоянно возникают!)»
Удивительно, но Григорий Александрович встретил меня как давно знакомого ему человека — через минуту мы уже беседовали в его гримерке как старые друзья, несмотря на то, что виделись впервые. Редкое качество для человека актерской профессии. Нет звездности, заносчивости, высокомерия… Этот супер известный в Новосибирске и за его пределами артист театра имеет за плечами 25 лет блестящей работы в ТЮЗе (один Карлсон чего стоит!), а ныне почти 30 лет служит в составе труппы «Красного факела». Потрясающее чувство юмора, обаяние, легкость общения никак не указывают на то, что человек прошел через множество жизненных проблем, испытаний. Он не бросил свою профессию даже в самые сложные для театров времена. Некоторые предсказывали, что этот вид искусства скоро канет в лету, и его заменит кино и телевидение. Но они ошиблись. Театр жив и старается донести до нас, зрителей, истины, которые помогают разобраться в жизни, продолжает веселить, питает наши души.

ОКСАНА ГАЙГЕРОВА: Григорий Александрович, вы чувствуете, что публика в зале поменялась? Какие спектакли сейчас любят?

Детство, здравствуй и прощай!
Григорий Шустер — театральный актёр, заслуженный артист России

ГРИГОРИЙ ШУСТЕР: Публика какой была много лет назад, такой она и осталась. Комедии любят. Если спектакль «цепляет», то на него идут. Сейчас много на сцену выносится работ, в которых непонятно, как развивается драматургия, каким образом взаимодействуют друг с другом герои. Не спектакли, а кроссворд, который, порой, зритель разгадать не в состоянии. Раньше Мейерхольд ставил спектакли, в которых известные произведения подавались по-новому. МХАТ знали все, но сильно и не жаловали за такие новаторства. А сейчас каждый режиссер норовит изменить всё до неузнаваемости настолько, что даже бывалые театралы, знающие прекрасно пьесу, не могут ее узнать в причудливой трактовке.

Может, это непонятое современное искусство?

Дело не в этом. В погоне за «новым видением» часто пренебрегают тем, что хотел сказать автор. Искажают тексты. Мне рассказывали, как в знаменитом «Ревизоре» Н. В. Гоголя Хлестаков вступал в интимные отношения то с матерью, то с дочерью. Зачем это? Ведь писатель ничего такого не имел в виду. В погоне за какой-то мифической популярностью смещается акцент на эпатаж, а не ставится цель — донести содержание и мораль пьесы. Иногда и не разберешь до конца просмотра спектакля, кто и с кем из героев взаимодействует. Так всё запутают…

При этом в театр продолжают ходить?

Да, особенно поэтому ценен именно русский театр: многообразным репертуаром, количеством театров, богатейшими актёрскими традициями и школой. Системы Вахтангова и Станиславского до сих пор остаются непревзойдёнными в мире. За рубежом, кстати, такого количества театров нет. А актёрская труппа может играть один спектакль десять лет, при этом по два-три раза в день, как мюзикл «Кошки», например. И у них больше ничего в репертуаре нет. У нас в городе, кстати, сейчас образовалось множество небольших театров.

И у меня есть статистические данные о том, что при таком разнообразии новых небольших театров количество публики, посещающих спектакли, остается прежним. И это скорее следствие другой стороны проблемы: работа по популяризации такого вида искусств почти полностью отсутствует в общеобразовательных школах, школах искусств. А взрослые зрители скорее заплатят несколько тысяч за концерт очень понятных популярных исполнителей, нежели 300 рублей за поход в театр, где, по сложившемуся стереотипу, нужно думать.
Как вы решились перейти из ТЮЗа в «Красный факел»? Ведь ваша карьера тогда была на взлете — ведущие роли в детских спектаклях, публика обожала…

Это было непросто. В то время директором «Красного факела» была Галина Григорьевна Булгакова — человек волевой, с непростым характером (казачка!). Она пригласила меня на разговор. Очень уговаривала перейти работать из ТЮЗа. Надо сказать, что Галина Григорьевна была потрясающим руководителем. На годы ее работы (18 лет) пришлось самое непростое время в стране. Были популярны видеосалоны, в оперном театре оркестрантов было больше, чем слушателей, театры стояли на коленях. А она настолько была человеком, который всего себя отдавал театру, что «Факел» выстоял в это время, труппа продолжала делать спектакли, и в этом ее большая заслуга.
Так вот, я долго думал, не мог решиться уйти из любимого ТЮЗа, это же как семья, я больше 25 лет там отработал, более 200 ролей. И не дал сразу ответ Галине Григорьевне. Но случилось так, что заболел Лосев, исполнитель главной роли спектакля «Услуга за услугу» в «Красном факеле». Нужно было кем-то быстро его заменить. Мне опять позвонили. Я согласился, довольно быстро вошел в роль. И, что интересно, когда я начал репетировать, меня так радушно встретили. А на самой моей премьере на сцене совершенно не было мандража, как будто я давно там уже играл. Стены были родными. После спектакля мне даже сразу выписали премию, при том, что официально в труппу я зачислен еще не был. Я подумал: «Вот это отношение!» И всё же не решался перейти насовсем. Так и бегал между двумя театрами. Потом-таки пришел к Марии Евсеевне Ревякиной — она была директором нынешнего «Глобуса» — и сказал, что ухожу. Конечно, сначала были эмоции, не хотели отпускать, но я настоял. И меня перевели в театр «Красный факел», где я и служу ныне почти 30 лет.

Непростая, наверное, задача. Надо обладать особым даром, чтобы быть настолько универсальным актером, ведь играть детский и взрослый репертуар — абсолютно разная специфика.

Проблем с вхождением в новые «взрослые» роли у меня не было. Я люблю комедийных персонажей. Единственное отличие, которое я почувствовал сразу, это то, что публика в «Красном факеле» ведет себя тихо. В ТЮЗе постоянно было слышно детей, кто-то номерок уронил, кто-то прокомментировал происходящее на сцене. Я помню, как мой младший сын, когда был совсем маленький, сидел в первом ряду. Мы давали «Красную шапочку», в которой я исполнял роль Ёжика. И вот, при каждом моём появлении на сцене сын кричал: «Папа! Папа!» Я уходил, он молчал. Стоило выйти, как он не давал мне опять произнести реплику, крича снова: «Папа! Папа!» Дети во время спектакля моментально вовлекаются, ты с ними взаимодействуешь. Со взрослой публикой такого нет.

В нашем уже двухмиллионном мегаполисе сейчас нет детского театра. Есть молодежный театр «Глобус», в котором в основном идут спектакли 16+ и 18+. Его переформатировали в связи с волной по стране — создание именно молодёжных театров. Возможно, это было отчасти связано с желанием и амбициями режиссеров, чтобы делать работы без оглядки на возраст. В афишах иногда появляются анонсы гастролеров с работами для юных зрителей, которые приезжают из соседних регионов. Но это совершенно иное. Нет родных декораций, аппаратура используется только та, которая есть в наших ДК, часто не соответствующая. Согласны ли вы, что необходимо вернуть название ТЮЗ, а также само предназначение этого театра, так как детские музыкально-драматические спектакли — одно из средств воспитания, духовного обогащения наших детей?

Безусловно! Дети стали меньше читать литературы. Они часто увлечены только гаджетами. Получается, что сейчас в Новосибирске подрастающее поколение лишено возможности знакомства с элементарными понятиями добра и зла через доступное и эффективное средство — театр. Дети даже сказки почти не знают! Энергетика на детских спектаклях особая, а актёры выкладываются в полной мере, потому что ребенка не обманешь, он не воспримет плохое выступление. У нас были актрисы-травести (актёрское амплуа, те, кто исполняет роли детей), которые играли так, что никогда не догадаешься, что этот задира-мальчишка на сцене на самом деле женщина с двумя детьми. А ребятишки в зале верили.

Логично было бы предположить, что такой опытный артист обязан передавать свое мастерство начинающим актерам. Вы же преподавали раньше в нашем тогда еще Театральном училище?

Да, я работал в училище, которое когда-то закончил и сам. Андрей Звягинцев мой ученик, например. (Российский кинорежиссёр и сценарист, обладатель главного приза Венецианского и лауреат Каннского кинофестивалей, двукратный номинант на премию «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» (2015, 2018) за фильмы «Левиафан» (2014) и «Нелюбовь» (2017) — прим. ред.) Позже ушел, когда училище получило статус института. Соответственно, там могут теперь преподавать только те, кто получил высшее образование.

Труппа театра пополняется молодыми актерами. Какие изменения вы видите в их работе, в отличие от профессионалов старой школы?

Я заметил, что часто молодые артисты не умеют работать со словом. Их плохо слышно, плохая дикция, артикуляция. Ведь голос — это одно из основных инструментов. В комнате актера, может, и слышно, а вот со сцены уже нет. Режиссер тоже иногда делает акцент на мизансцену, ему важна общая картина, а не то, как именно произносят текст. А зрители порой не могут понять, что говорит персонаж.

Конечно, не могу обойти стороной вашего легендарного героя — Деда Мороза. Вы радуете ребятишек уже больше 50 лет. Не надоел этот красный халат?

Мне очень нравится! И не потому, что это связано с «новогодним чёсом», я толком за это и денег никогда не получал. Мне очень интересно с ребятишками. Они всегда такие непосредственные, неожиданные! Однажды, например, детки выстроились, чтобы прочитать мне стихотворение. Начинает мальчик, и тут девочка, стоящая рядом, поднимает крик, что это ее стихотворение! Это действительно было так, просто, когда дети готовились, то невольно выучили стихотворения друг друга, а мальчик от волнения рассказал не свой отрывок. А у девочки почти истерика. Вот мне пришлось выкручиваться. И так каждый раз. Как-то один из пап сказал, что Дедом Морозом может и он нарядиться, чего там играть-то? Проще простого. Надел халат и…. Застыл, как замороженный! Он не смог выдавить из себя ни слова. Этот персонаж требует постоянной импровизации, включенности, выдумки и отдачи. Ведь дети должны поверить в сказку!

А Снегурочка как же?

Как-то одна актриса составляла мне компанию в этом новогоднем деле. Когда она вышла, я по сценарию спросил: «Дети! Угадайте, кто к нам пришел?» И дети закричали: «Баба Яга!» Так что Снегурочек надо тщательно выбирать. Вообще Снегурочки были всегда на вес золота. Ведь помимо внешних данных, она должна обладать определенными актерскими способностями. Лучшие Снегурочки были профессиональными актрисами.

Профессия актера, особенно театрального, всегда требовала большой отдачи, душевных и физических сил. Не пожалели ли вы, что выбрали именно этот путь?

Быть артистом невероятно сложно, но это так прекрасно! Конечно, есть свои издержки, публичность, например. Сто раз подумаешь, чтобы чего-то лишнего не сказать. Часто работу помимо театра называют не совместительством, а халтурой. Какая же это халтура? Если артист выкладывается так же, только в нескольких местах? Зарплаты всегда были небольшие. Я сам где только не работал, бывали совсем сложные времена. Но уйти никогда и мысли не было. Это замечательная профессия.

Григорий Александрович, спасибо за ваш труд и радость, которую приносите жителям Новосибирска уже почти 60 лет. Поздравляем от души с наступающим Новым годом, желаем интересных творческих работ, здоровья и благополучия. Вы невероятно теплый и жизнерадостный человек!

Оксана Гайгерова
Оксана Гайгерова
Оцените автора
( Пока оценок нет )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.