«Ангел»: 14 песен, 14 человек, 14 инструментов

Культ.Андеграунд

Когда говорят о новосибирском роке, в первую очередь вспоминают, конечно, про легенды — «Проходной двор» и «Калинов мост». Несмотря на то что последняя легенда давно и прочно осела в Москве.

Но в городе осталось еще предостаточно талантов. Играют ребятушки рок-музыку. Хотя довольно спорно называть ребятушками дедов с седыми волосами и с купеческими животами по большей части.

Наверное, если говорить о системной работе коллективов, в голову первым делом приходит только имя Сергея Гребнева и название его коллектива «Дети понедельника».

«Ангел»: 14 песен, 14 человек, 14 инструментов
«Дети понедельника»

С момента последней публикации о Сергее ему удалось провести первый фестиваль «Станция Сибирь», собравший тысячи поклонников авторской песни. До сегодняшнего дня Сергей выпустил семь альбомов — и что мне больше всего нравится, так это то, что этот плоть от плоти старый рокер выпускает только авторские альбомы, содержащие новый концептуальный материал, не превышающий 14 песен. Ведь на этом издавна построена вся настоящая рок-музыка. Правда, в свое время с появлением СD культовые Rolling Stones начали втискивать в цифровые альбомы весь записанный материал, но я как-то поймал себя на том, что слушаю только то, что входило на две стороны классического винила.

Но мы немного отвлеклись. Пора перейти к вопросам к Шаману Гребневу.

 — Сергей, вот ты, старый рокер, продолжаешь выпускать цифровые альбомы. Хотя, помнится, после седьмого альбома вы сказали, что все, хватит. 150 песен написано, и достаточно. Так почему же последовало продолжение?

— От седьмого альбома осталось несколько песен — точнее, четыре. И вот за последний год у меня открылась чакра, и я сочинил еще 11 песен. Все они были разные. Для начала я взял и обрезал все «социальные» песни, потому что понял, что они выглядят, как дети без отца. А из оставшегося материала решил сформировать новый альбом, в котором, как и положено, 14 песен — две из них живые, из зала. У меня есть такая слабость — включать в альбомы такое исполнение.

— Такого количества песен вполне достаточно. Думаю, что если битлы имели возможность выпускать альбомы длиной в полтора часа, они вряд ли бы этим воспользовались. Так что за альбом такой под странным названием «Ангел»?

— Тут как раз нет ничего странного. Он посвящен моей маме. Она умерла в 91 год, и именно в этот день я написал заглавную песню, посвященную ей. Это альбом впервые начинается прологом. Там есть баллады, есть своеобразный шансон, а заканчивается все песней за такт. Я каждый альбом заканчиваю песней мостиком к следующему альбому.

— Так альбом получился шансонным?

— Это не совсем блатняк, нет. Это песни, посвященные людям за 60, людям, которые находятся в состоянии усталости, но при этом несут в себе весну. Ну, как ты и я, например. Вот у Шевчука, о котором ты недавно писал, в альбоме «Прекрасная любовь» есть несколько песен, как бы стилизованных под шансон. И у меня есть песни о нарушенных связях, коммуникациях, но, простите, это ведь не призыв вернуться назад в СССР. А по песне «Муха» можно понять, что я никак не могу без сатирических песен…

Мухи дохнут от скуки

Человек — от забот.

Толька как кто научит

Мне набить свой живот

И опять за мотыгу

И опять за кайло

Намозолю я фигу

И продам за бабло

Есть треки полифонические, где 14 инструментов, камерный играет, есть очень простые — две гитары, флейта.

— Сколько человек принимало участие в записи?

— 14 человек. Особенно хотелось поблагодарить музыкантов группы «Калинов мост», которым я когда-то дал посмотреть материал, а тут приезжаю в Москву — а они мне говорят: давай запишем вот эту вещь! Так что вторую песню на альбоме мне записали совершенно бескорыстно.

— Как работалось в студии? Мне кажется, что этот альбом отличается от предыдущих тем, что ты как бы вернулся к рок-музыке, пусть и в мягком ее варианте.

— Знаешь, когда я сводил записи, то делал до десяти вариантов треков, чтобы сделать звук ближе к родному роковому, чтобы в музыке чувствовался нерв. Убрал все лишние звуки, хоть и обидно было за музыкантов, они отличные.

«Ангел»: 14 песен, 14 человек, 14 инструментов

— Еще раз говорю: этот альбом у тебя оказался гораздо более музыкальным, чем прежние. Похоже, ты медленно и верно двигаешься к десятому альбому, в который, надеюсь, ты привлечешь квартеты, струнные группы и академический симфонический оркестр. Потому что, судя по последней, «переходной» песне, девятый альбом будет чисто рок-н-ролльным. У меня такое ощущение, что ты сейчас чакры открываешь, и свет вперемешку со с звуком у тебя сам ложится на ноты.

— Да, следующий альбом будет «колбасный», весь материал на это толкает. Гитарная музыка с тяжелыми рифами. «То в огонь, то опять ищешь воду, то наотмашь с плеча. То узлом вяжешь нить, проверяя на прочность породу в выборе быть или слыть?» Вот эта фраза мне запала: «Быть или слыть?»

— Возвращаясь к «Ангелу», хотел немного расспросить о твоем постоянном партнере.

— Да, Женя Пашков в этом альбоме участвовал очень активно и серьезно. Понимаешь, когда битлы записывали песни по одному, они сильно отличались от квартета. Женя в половину альбома внес свой серьезный вклад, поскольку мы доводили эти песни вдвоем. Поэтому альбом и получился таким самобытным в музыкальном плане. Ты это правильно заметил.

«Ангел»: 14 песен, 14 человек, 14 инструментов

— Пишешь новые песни?

— Я написал их уже более 150. Как мне рассказывал Шевчук, он сам иногда повторяется, поэтому специально на стенах записывает свои повторяющиеся фразы. У меня так же. Придет в голову классная фраза — а потом вдруг вспоминаешь, что это уже было в другом альбоме. В этом смысле сложнее стало писать.

Александр Савин
Александр Савин
Оцените автора
( Пока оценок нет )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.