«Антракт» в новосибирской опере

Неясная поляна

Новосибирский театр оперы и балета приостановил показ спектаклей до 4 апреля. Для учреждения 18 суток простоя могут обойтись довольно дорого. Но для его художественного руководителя Владимира Кехмана более болезненной станет потеря выручки ресторана театра, созданного санкт-петербургским холдингом Ginza Project, который 3,5 года назад оплатил банкет на его свадьбе.

«Антракт» в новосибирской опере

Использовать разницу часовых поясов

Почти сутки потребовались Новосибирскому театру оперы и балета на то, чтобы отреагировать на распоряжение министерства культуры России. Во вторник, 17 марта, новый руководитель ведомства России Ольга Любимова внесла изменения в приказ о мерах по борьбе с новой коронавирусной инфекцией. Но если раньше министр обязывала всех посетителей музеев, выставок, театров и филармоний присутствовать на массовых мероприятиях в медицинских масках, то на следующие сутки такие требования были признаны недостаточными. Любимова распорядилась прекратить все коллективные просмотры спектаклей, выставок, музеев и цирков, находящихся в непосредственном подчинении министерства.

Одним из первых на приказ откликнулся Государственный Эрмитаж, который почти сразу опубликовал на своем сайте объявление о том, что он прекращает прием посетителей. Чуть позже Мариинский театр разместил информацию о приостановке своей работы до 31 марта. Дольше всех раздумывал Новосибирский театр оперы и балета, где из-за разницы поясов спектакли начинаются на четыре часа раньше, чем в столицах. В момент, когда была полная уверенность в том, что показ назначенного на 18 марта балета «Пер Гюнт» уже отменить невозможно, театр решил перенести часть своих мартовских спектаклей поближе к своей юбилейной дате.

«В связи со сложившейся ситуацией в соответствии с приказом министерства культуры РФ и постановлением правительства Новосибирской области, с 19 марта НОВАТ переносит показы спектаклей и концертов на май в период празднования 75-летия Победы и юбилея театра», — заявило руководство театра. На май оказались перенесенными 10 спектаклей, которые планировалось показать в большом зале театра, и шесть спектаклей из малого.

Рельефы репертуара

Перенесенные спектакли рельефно отображает сегодняшнюю репертуарную политику государственного учреждения. На большой сцене только два из них относятся к жанру оперы, а остальные восемь — к балету, культивирование которого превратилось в навязчивую идею Владимира Кехмана. Репертуар малой сцены, чьи доходы на порядок ниже, уже вполне традиционно состоит из концертных и не совсем концертных исполнений популярных опер и оперетт, а также из детских спектаклей. Последние уверенно собирают аншлаги в 300-местном зале, но из-за неясной рентабельности их все-таки не рискуют переводить для показа на большой сцене.

Многие в этом году уже заметили, что Новосибирский оперный театр застрял в ожидании новой жизни после того, как с поста министра культуры ушел Владимир Мединский. Поскольку последний сейчас занял пост помощника президента России, удивительно было видеть 3 марта в социальных сетях поздравление в адрес премьер-министра России Михаила Мишустина. Учитывая, что в прошлом году Новосибирский театр оперы и балета не был замечен ни в поздравлениях президента России Владимира Путина, ни бывшего премьера Дмитрия Медведева.

Тогда еще об убытках, которые может принести коронавирус, наверняка в руководстве театра даже не задумывались. Сегодня можно предположить, что потери выручки в результате 18-дневного простоя наверняка перешагнут 20-миллионную отметку. Не считая того, что балетной труппе пора ставить новый спектакль, а для этого театру нужны субсидии федерального министерства.

При Владимире Мединском новосибирскому балету в последние годы в финансировании явно не отказывали. Бюджеты постановок «Золушки» и «Коппелии» зашкаливали за 70–80 млн рублей. Однако 95% выделенных субсидий на балет уходило фирмам-поставщикам из Санкт-Петербурга. Балетмейстер Михаил Мессерер за свои постановки получал больше, чем за аналогичную работу, которую он осуществлял в питерском Михайловском театре. При этом восстановленного год назад балета Асафа Мессерера «Класс-концерт» и поставленной по лицензии от Фонда Баланчина «Темы с вариациями» хватило только на четыре спектакля.

Доходы общественного питания

Существует еще одна деятельность, которая, скорее всего, больше других пострадает от жестких мер по борьбе с коронавирусом. Остановка работы театра может довольно сильно ударить по предприятию общественного питания ООО «Антракт». Оно было создано 25 августа 2015 года — через пять месяцев после того, как генеральным директором Новосибирского театра оперы и балета стал Владимир Кехман. Но искать офис этого общества с ограниченной ответственностью, которое было прописано на цокольном этаже дома 18 по улице Ядринцевская в Новосибирске, довольно бессмысленно. 

Дело в том, что его учредителем является Ирина Викторовна Войтова, которая уже лет десять занимается в Санкт-Петербурге и Ленинградской области деятельностью, связанной с ресторанами и услугами по доставке продуктов питания. Прежде чем начать работу с Новосибирским оперным театром, она регулярно регистрировала на Заставской улице, 15 общества с ограниченной ответственностью, специализирующиеся на этих видах услуг. Но через пять-шесть лет почти все эти юрлица ждала ликвидация.

Во времена, когда руководителем театра был Борис Мездрич, предприятие общественного питания, обслуживающее посетителей и работников театра, регулярно вносило арендную плату. С приходом нового директора много изменилось — новому юрлицу площади театра в размере 532,9 кв. м были переданы практически безвозмездно. Данный факт был выявлен еще в марте 2016 года, когда территориальное управление Росимущества в Новосибирской области проводило в федеральном театре плановую проверку. 

Оказалось, что документы на находящийся на втором этаже бар для зрителей в 250,4 кв. м были оформлены в виде договора выездного обслуживания — кейтеринга, а пользование столовой для работников на первом этаже, где насчитывалось 282,5 кв. м, вообще не имело никаких правовых оснований. В то время, как на первом, так и на втором этаже исправно работали кассовые аппараты ООО «Антракт», театр от деятельности предприятия общественного питания доходов не получал ни в виде аренды, ни другими способами.Подключаем на скоростьВсе понимаем и подключаем за сутки с момента заявки до подключения.Узнать больше2090000.ru

Выявив все эти факты, территориальное управление потребовало устранить нарушения использования федерального имущества. Однако проверка, которая была проведена в феврале 2018-го, обнаружила, что за два года мало что изменилось. И хотя договор кейтеринга с ООО «Антракт» был прекращен, работникам предприятия было предоставлено «неимущественное право прохода на территорию театра и право оказания услуг общественного питания зрителям театра». Стоит отметить, что вторую проверку театр оперы и балета встретил во всеоружии: за две недели проверяющим так и не удалось осмотреть буфет на втором этаже. Он просто оказался закрыт на ремонт, а ключ от него так и не нашли, уверяя, что он находился на руках у ремонтников.

Оценив сумму недополученного дохода за эти два года в 5,741 млн рублей, ведомство потребовало оформить договор аренды с ООО «Антракт», на сотрудничестве с которым настаивало руководство театра. Иначе получалось, что ООО «Антракт» не несет никакой ответственности за противопожарную безопасность, соблюдение санитарно-эпидемиологических правил и гигиены, а также сохранность объекта культурного наследия. 

Попытка осуществить такую сделку в начале 2018 года не удалась. Министерство культуры России, возглавляемое тогда Владимиром Мединским, в целях «развития субъекта малого предпринимательства» подготовило проект приказа о передаче в аренду помещений Новосибирского театра оперы и балета. Они могли бы быть переданы ООО «Антракт» без проведения обязательных торгов, но на это нужно было получить одобрение антимонопольных органов.

Территориальное управление Росимущества несколько месяцев назад подтверждало, что ведется работа «по передаче помещений буфета в аренду в соответствии с требованиями действующего законодательства». Но о подробностях ведомство особо не распространялось.

Самое любопытное, что, начиная работать в Новосибирске, Ирина Войтова позиционировала себя как представительница санкт-петербургского холдинга Ginza Project. Эта группа предприятий довольно широко засветилась в истории, связанной с бракосочетанием Владимира Кехмана с Идой Лоло осенью 2016 года. Возглавлявший тогда два театра бизнесмен, незадолго до этого признанный банкротом, вынужден был давать пояснения своему финансовому управляющему, за чей счет был банкет, приуроченный к венчанию. По его словам, свадебный ужин был «подарком молодоженам» от ресторанной группы Ginza Project.

Почему тогда никто из кредиторов Владимира Кехмана не обратил внимания на этот факт, отдельный вопрос. Не исключено, что они даже не были информированы о том, что под эгидой питерской ресторанной группы в Новосибирском театр оперы и балета работал буфет, цены которого довольно сильно впечатляли его посетителей. Не платя за аренду, ООО «Антракт» только за 2016–2017 годы смогло получить почти 49,437 млн рублей выручки.

Евгений Казаринов, специально для Тайги.инфо

Рейтинг статьи
( Пока оценок нет )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.