Израильский филармонический оркестр взывает: дайте выступать перед публикой

Культ. Публикации

Концертмейстер и солист ведущего оркестра Израиля, внук легендарного дирижера Исидора Зака Илья Коновалов объяснил «Вестям», почему карантинные меры в отношении концертных залов вызывают недоумение у музыкантов.

Концертно-театральная жизнь в Израиле, едва забрезжив, снова вернулась в сумеречное состояние. Новый всплеск заболеваний коронавирусом привел к повторному закрытию залов на карантин. О том, как это сказывается на ведущем оркестре страны, «Вестям» рассказал концертмейстер и солист Израильского филармонического оркестра (ИФО) скрипач Илья Коновалов.

Израильский филармонический оркестр взывает: дайте выступать перед публикой
Илья Коновалов

— Илья, в серии концертов, которую ИФО провел в конце июня — начале июля в своем зале в Тель-Авиве, а также в Иерусалиме и Хайфе, были предприняты беспрецедентные меры медицинской безопасности. — Да, мы с большой ответственностью отнеслись к этим концертам. Доступ в зал публики был ограничен. Поэтому мы разделили оркестр на два камерных состава, чтобы в итоге выступать чаще и при всех ограничениях дать послушать музыку большему числу людей. Такие малые составы позволили нам и на сцене соблюдать дистанцию между музыкантами, хотя это и создавало трудности для ансамблевой игры. Слушателей запускали в зал по одному, все были в масках, за этим следили специальные люди. Уверяю, мы были гораздо осторожнее, чем те, которые собирались в то же время в ресторанах и кафе или выходили на пляжи. В итоге почему-то раньше всех закрыли нас…Подключайтесь к Telegram-каналу «Вестей»— Есть ли разница в психологическом самочувствии музыкантов тогда, в марте, когда концерты были остановлены в первый раз, и сейчас? — Есть, и огромная! Когда мы 11 марта вынужденно отправили домой уже пришедших слушателей и играли при пустом зале, у нас было ощущение, что такая мера необходима. А сейчас, когда нас закрывают второй раз, причем мы видим, что вокруг царит полная неразбериха в отношении карантинных мер, безусловного понимания с нашей стороны это уже не вызывает, что очень горько. Помимо всего прочего новый перерыв грозит опасностью для самого существования нашего оркестра.

— Как вы сейчас существуете в финансовом плане? — Как-то существуем, но наши запасы не бесконечны. У нас ведь три финансовых источника — концертные сборы (продажа абонементов и билетов), спонсорские вложения и помощь государства. Абонементы и билеты дают 50% наших доходов. Государственная составляющая в этой триаде самая маленькая, и она идет не на оркестрантов, а на содержание нашего зала в Тель-Авиве и аренду залов в Иерусалиме и Хайфе. Поэтому совершенно неясно, как мы будем существовать дальше… Да, мы две недели все-таки выступали. И это хорошо не столько в финансовом плане, сколько для самочувствия музыкантов. Оркестр должен играть! Заметьте, мы не просим дополнительной денежной помощи у государства. Пусть дадут нам возможность играть. Пусть в зале будут не 250, а 100 зрителей. Мы бы и для 50 сыграли. Залы, в которых мы выступаем, большие, вмещающие примерно 2500 слушателей. Если в такой зал придут даже 250 человек — это десятая его часть. Получается, что на каждый ряд придется по несколько человек. Это гораздо безопаснее, чем ходить по улицам в Тель-Авиве или на пляж, ездить в автобусах и поездах!— А спонсоры сейчас вам помогают? — Спонсор не благотворитель, ему важно, чтобы оркестр играл, чтобы приходила хоть какая-то публика, выпускались буклеты с рекламой. Давать деньги за красивые глаза никто не будет. Ну, или, по крайней мере, долго не будет. — Как вы относитесь к идее бесплатных (для слушателей) виртуальных концертов, будь то выступления оркестра, отдельных его музыкантов при пустых залах или демонстрация старых записей?

— Относимся-то мы хорошо. Это хотя бы напоминает слушателям, что мы все еще существуем. Но ведь это опять-таки наши затраты, при том, что мы не получаем за такие выступления ни агоры. И даже живой концерт, но без публики, мы фактически играем сами для себя. Музыкантам нужны реальные слушатели, а не только виртуальные. Конечно, виртуальный концерт лучше, чем ничего, однако все же предпочтительнее играть перед людьми. Даже если в зале 50 человек. — Какое у вас ощущение: если эта пандемия закончится и можно будет вернуться к нормальной концертной жизни, слушатели снова, как раньше, заполнят залы на ваших вечерах или потеряют к ним интерес? — Вот вам реальный пример — наше недавнее временное возвращение в залы. Чувствовалось, что постоянные слушатели хотят возобновления концертов. Все пришли с радостью. Коллеги из отдела продаж говорили, что практически не было отказов от абонементов! Кстати, на один из наших концертов в Иерусалиме пришел министр культуры, демонстрируя тем самым моральную поддержку государства. Вопрос не в том, хотят или не хотят люди слушать живой оркестр. Дело в другом: удастся ли нам пережить нынешнее время? И это касается не только нашего, но и других израильских оркестров. Мы-то как раз сильнее, чем другие. Сейчас в ужасном положении вся сфера культуры в нашей стране, да и не только в ней. Поэтому повторю еще раз: дайте нам возможность выступать хотя бы перед небольшим количеством публики, соблюдая все предосторожности. Это помогло бы нам продержаться. Что бы там ни говорили, а настоящая музыка людям нужна. Да, это не хлеб насущный, без нее от голода не умрешь. Но, как говорится, не хлебом единым жив человек!

Рейтинг статьи
( Пока оценок нет )
СultVitamin