С гитарой, по всему миру он несет культурную весть из Сибири.

Музыка
Об одной из главных проблем в культуре России — эмиграции лучших музыкантов из страны.

ОКСАНА ГАЙГЕРОВА: Владимир, вы закончили Новосибирский музыкальный колледж имени А. Ф. Мурова, поступили в Новосибирскую консерваторию имени М. И. Глинки и, уже тогда будучи первоклассным музыкантом, решили уехать за рубеж. Почему приняли такое решение? 

ВЛАДИМИР ГОРБАЧ: Я хотел уехать уже после колледжа, но финансово это получилось только на втором курсе консерватории. 
В начале нулевых вся профессиональная жизнь у гитаристов кипела в Европе. Там было сосредоточено большое количество конкурсов и фестивалей, в вузы приглашались лучшие педагоги, у которых можно было многому научиться и вырасти как музыканту. Мне хотелось во всем этом участвовать. Как вариант я рассматривал учебу в Москве, но жизнь в столице оказалась, по самым скромным подсчётам, на порядок дороже, чем, например, в Германии.

Почему Германия? Возможно, скажу стереотипно, но когда мы говорим о классической гитаре, то на ум сразу приходит Испания…

Нет, Испания не лучшее место для обучения именно академической манере исполнения на гитаре, скорее, стиль фламенко. А я поехал в Кёльн, так как Кёльнская высшая академия музыки — крупнейшее в Европе бесплатное место обучения для иностранцев. В то время можно было поступить без хорошего знания немецкого языка и даже получить стипендию. Правда, и конкурс был очень жёстким. Приезжали лучшие из лучших. Надо отдать должное немцам: государство вкладывало очень приличные средства, чтобы обеспечить достойные условия для обучающихся студентов. Преподаватели были тоже лучшие, к примеру, наш именитый земляк — Захар Нухимович Брон — долгое время был профессором в этом вузе. Когда я поступил, то понял, что отношение к нам, студентам, у педагогов было как к профессиональным музыкантам, поскольку мы прошли этот серьёзный отбор в вуз. Словом, атмосфера в академии была необыкновенная, творческая. И надо сказать, для преподавателей тоже были созданы замечательные условия, в том числе финансовые.

А разве музыканты работают за деньги? У нас, как мы видим даже в нашем городе, дело обстоит иначе. Преподаватели и исполнители работают, потому что считают это своим призванием. А оплачивать их труд как-то и не принято даже…

Там тоже работают по призванию, но согласитесь, когда государство создаёт все условия для жизни и спокойной работы, а также само приглашает лучших преподавателей мира, то это совсем другое дело. Очевидно, что, когда твоя голова не занята заботами, как прокормить семью или заплатить за жильё, это даёт возможность сконцентрировать своё внимание на работе. Я говорю, конечно, именно о профессионалах. Американцы, кстати, считают, что немцы делают глупость, оплачивая так щедро труд и учёбу иностранцев, поскольку часто выпускники просто покидают Германию.

Откуда родом были ваши преподаватели, пока вы учились в Кёльне?

Я учился у аргентинца. Мне с ним очень повезло. Второй профессор гитары в академии был уругваец. Гитарные школы этих государств считаются лучшими в мире. Очень достойные педагоги и музыканты. Будучи студентами, мы учились друг у друга в том числе. Здоровая профессиональная конкуренция – это дополнительный импульс. 
За время учёбы я несколько раз имел возможность участвовать в конкурсах — можно было взять для подготовки академический отпуск в академии, чем я и пользовался. Именно тогда я победил на конкурсе Гитарной ассоциации Америки (США), и в качестве приза мне был организован международный тур. В течение года посетил множество стран Европы, объездил Северную и Южную Америку.

Поменялось ли мировоззрение у вас, русского человека? Как Германия повлияла на вас?

Да, у меня изменилось отношение как к немцам, так и к русским, как ни странно. Германия, как ни одно, пожалуй, из европейских государств, заинтересована в России. Культуры этих двух стран переплетены, и чем дольше я жил в Кёльне, тем больше понимал, насколько тесно. Я начал осознавать, как глубоко русское влияние на искусство Германии и наоборот, как сильно исторически на русских повлияла немецкая культура. И это прекрасно.

А потом решили обосноваться в Штатах?

Меня пригласили на работу в Калифорнийский государственный университет в Лос-Анджелесе (в США консерватории являются частью университетов — прим. ред.). И я согласился. Мне хотелось ещё поучиться, что и сделал, поступив в докторантуру музыкальных исполнительских искусств в Университете Южной Калифорнии. Учился и параллельно преподавал. Было достаточно сложно совмещать.

Не скроем, что, учитывая ваш опыт выступлений в Америке, во время концерта ждали от вас несколько более эпатажной подачи, нежели принято у академических музыкантов. Но, на удивление, вы выглядели очень классически, даже аскетично. Исполняли сдержанно, сосредоточенно, а программа включала Скарлатти — композитора XVII—XVIII веков. 

Американцы, действительно, обращают внимание на то, как исполнитель ведет себя и как выглядит. Но я всё-таки не рок-гитарист, а академический, поэтому манера исполнения соответствующая. Произведения Скарлатти и сочинения других классических композиторов я люблю включать в свою программу. Полифонические творения, которые я представил на концерте, — это определённая веха для гитариста, их очень сложно исполнять технически. Но и современные сочинения я также люблю играть, как правило, для искушенной публики, которая любит что-то необычное.

Вас не выводит из себя, когда раздаются аплодисменты между частями исполняемого произведения? 

Нет, это даже мило, значит, публика реагирует эмоционально на музыку, даёт обратную связь. Это приятно. А ещё означает, что на концерт пришли новые зрители, они только знакомятся с академической музыкой, а это само по себе хорошо.

Сейчас вы профессор гитары Сиднейской консерватории, заведующий кафедрой исполнительских факультетов. Даже глупо спрашивать — вернётесь вы в Россию или нет? 

Владимир Горбач
Владимир Горбач

Жить — вряд ли…Но я стараюсь обязательно приезжать в Россию. Получается один-два раза в год, чтобы дать концерты, мастер-классы, так как я очень люблю преподавать.

Также я состою в оргкомитете Новосибирского международного конкурса исполнителей на классической гитаре, проводимый региональным министерством культуры в музыкальном колледже им. А. Ф. Мурова. Основатели этого конкурса — мой педагог Юрий Петрович Кузин и директор колледжа Вячеслав Игоревич Анохин. 
И потом, я вижу, как меняется ситуация с гитаристами в России. Еще десять лет назад на крупных международных конкурсах не было русских. Сейчас зачастую все призовые места забирают гитаристы из России. Это приятно, и означает, что гитарная исполнительская школа укрепляется.

Спасибо, Владимир, за интересную беседу, всё же надеемся, что паспорт с российским гражданством станет опять вашим основным документом на Родине.

Фото: Виктория Болонина, Dario Griffin

Оксана Гайгерова
Оксана Гайгерова
Оцените автора
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.