Михаил Шишкин. Венерин волос

Книги
«Верни то, что тебе не принадлежит; яви то, что ты сохранил во времени. Ибо словом был создан мир, и словом воскреснет»

Писатель Михаил Шишкин обрел известность после публикации романа «Всех ожидает одна ночь». В 1993 году он получил премию журнала «Знамя», в котором и был опубликован.  А романы  «Взятие Измаила», «Венерин волос» получили в России рекордное количество премий, и  недавно этот необычный писатель закрепил свой успех новой книгой «Письмовник», в которой вывернул наизнанку жанр эпистолярного романа. Также пишет на немецком языке. 

В 2006 году в Московском театре «Мастерская П. Фоменко» был поставлен спектакль «Самое важное» по роману Шишкина «Венерин волос». Спектакль получил награду «Хрустальная Турандот», и сам писатель высоко оценил постановку.

Роман «Венерин волос» переведён на несколько языков и заслуженно имеет Всемирную славу и престижные премии:

Михаил Шишкин. Венерин волос

2005 — Лауреат премии «Национальный бестселлер»

2006 — Лауреат премии «Большая книга» (третье место)

2006 — Финалист Литературной бунинской премии 

2007 — Grinzane Cavour Prize (за итальянский перевод)

2007 — Halpérine-Kaminski Prize for the Best Translation (Laure Troubeckoy, за французский перевод)

2010 — Орден журнала «Знамя»

2010 — Первая премия портала «Имхонет» в категории «Любимый писатель»

2011 — Лауреат Международной литературной премии берлинского Дома культуры народов мира за роман «Венерин волос» вместе с переводчиком на немецкий Андреасом Третнером.

Михаил Павлович Шишкин родился в Москве в 1961 году. Учился в школе №59 в Староконюшенном переулке, где мама была директором. Закончил романо-германский факультет педагогического института имени Ленина. Работал журналистом в журнале «Ровесник», работал дворником и укладывал асфальт, ещё преподавал в школе. С 1995 года живет в Швейцарии, работает переводчиком и преподавателем. 

Творчество Михаила Шишкина по праву можно назвать одним из наиболее ярких и неоднозначных явлений в русской литературе двух последних десятилетий. Романы прозаика, особенно «Венерин волос», вызвали к жизни полярно противоположные оценки литературной критики. Многие обвиняли автора в имитаторстве, в отсутствии содержательной глубины, фрагментарности сюжетных линий. Другие эксперты (а их большинство) признали писателя одним из лучших российских авторов, открывающим читателям новую форму прозы и с восторгом отмечали его непревзойденное чувство слова.

Среди современных русских писателей Михаил Шишкин стоит особняком. Он любит исторические аллюзии и изощренный стиль, в его романах Слова становятся героями, отстаивающие каждый свою картину мира, а фразы — стилями. Яркое отвращение к утопии, наслаивание в одном тексте разных исторических времен, нелинейность, коллажность. Он пишет сложную прозу, полную прихотливо сотканных диалогов и фрагментов, любовных посланий, отправленных одновременно сегодня и век назад. Несмотря на постоянные игры с читателем, текстам Шишкина присуща особая, грустная проникновенность. Постмодернизм с человеческим лицом. 

Как сам писатель говорит о своей любви к словам и как определил особенность изображения времени в своих произведениях: «Ответить на прямой вопрос, где и когда происходит действие, сложно – оно происходит всегда и везде.

Писательство — это, конечно, мания. Как и у всякой мании, истоки тут нужно искать в детстве. Если у тебя нет друзей, но много книг, то начинаешь играть в истории, придумывать и записывать свою, другую реальность, в которой интереснее. Писательство — это психическая болезнь, зависимость. Ею заражаешься через слова. Потом заражаешь других, чтобы они поверили в написанный тобой мир. Роман — это мой способ прохождения жизни. Почему книга растет во мне пять лет, а не три или десять? Сам толком не понимаю. Может, просто у каждого живого существа есть своя природная продолжительность жизни — вот и моя книга живет во мне пять лет. В моих книгах я отталкиваюсь от Тарковского и Шнитке. Я живу в Цюрихе,  и в Москве к такой прозе я бы не пришел. Буквы, которые выводил там, здесь имеют совсем другую плотность. И значат что-то совсем другое. И роман о чем-то другом. О каждое слово спотыкаешься, как о высокую ступеньку. Здесь вступаешь в другие отношения с кириллицей. Я всегда буду писать мою прозу по-русски. Я не эмигрант, а русский писатель, который живет в мире без границ».

В настоящих романах сюжет всегда один: добро побеждает зло. И энергия творчества  писателя имеет одну природу: он берет в себя тот ужас, в который люди превращают жизнь, и дарит человеку достоинство, наполняя его теплом и нездешним светом.

Роман «Венерин волос» о том, что умереть невозможно, если кого-то любишь.

Герой-рассказчик романа служит переводчиком в миграционной службе. Истории беженцев, которые просят убежища, переплетаются, прорастают друг в друга — из современной Швейцарии  действие переносится в Париж, а потом в Россию начала прошлого века и в древнюю Персию. Дневники из прошлого, рассказы о русской революции, швейцарском рае и чеченском аде – все это сливается воедино в историю любви. 

В книге «Венерин волос» живут герои, для которых жизненно важным является желание записать свою жизнь в слове.

С самого детства ведёт  дневник героиня романа  Белла, в которой по деталям и известными фактами биографии можно узнать знаменитую певицу (белая цыганка) Изабеллу Юрьеву. На самом деле таких дневников не существует, но те, что создал писатель, настолько психологически и фактуально точны ( за некоторыми вольными изменениями), что Михаилу Шишкину много раз приходилось отвечать на вопрос о подлинности этих дневников. Он даже пытается отрицать схожесть черт известной певицы с главной героиней романа. 

«Венерин волос» я писал не об Изабелле Юрьевой. Я ее лично не знал. Книга не о ней, не об этой певице. Роман — о силе женщины. О том, что противостоит войнам, насилию, жестокости, грубости, смерти. О голосе, который пел рабам о любви и возвращал им человеческое достоинство. О реальной Изабелле Даниловне я мало что знаю. Я не писал биографию. Я просто попытался вернуть словами жизнь. Наверное, другого способа вернуть жизнь и не существует».

Проявление героини сводится с детства, поиска любви, сомнений,  обретения себя через пение, мечты об известности, любви к публике и к сцене, рождение ребёнка, смерть, утраты молодости.

« Кто это сказал, что артисты и публика не должны встречаться вне театра? Как мудро!  После того, как занавес падает, нужно попросту исчезнуть..»

«Вдруг подумала: что я на самом деле делаю на сцене? Я люблю. Люблю тех, кто пришёл, добиваюсь их любви. У меня любовь с целым залом, с сотнями мужчин и женщин. Я умею делать их счастливыми на один вечер. А потом возвращаюсь домой одна и ложусь в ледяную постель. Так отвратительно это ночное одиночество, пронизанное тоской и страхом»..

«…Странно все-таки, у меня успех, цветы, поклонники., а мне кажется, что это какая-то ошибка, будто меня за кого-то принимают..»

«.. Я так устала открывать на сцене душу, а за кулисами ее прятать поглубже. Потому что там не нужна душа, а только зубы и когти.. Мне так больно.. Позабыть все на свете..»

И ещё один герой романа —Толмач тоже ведёт записи, и тоже искренне верит в великую силу слова, в его способность запечатлеть мгновение, оставить жить в вечности то, что бесконечно дорого. «Так ты исчезнешь, а вот если я тебя запишу – ты останешься».

«Минуты и годы — все это неизвестные жизни единицы, обозначающие то, чего нет.. И вот эту книгу, что валяется на полу, которую можно открыть на последней странице и прочитать, как усталые путники, пройдя все испытания, потеряв и обретя, отчаявшись и веря, сбив ноги и поцарапав души, огрубев на ощупь и повзрослев на любовь, приходят к концу своего долгого пути, к тому самому морю..»

На самом деле из-за романа, в частности из-за Толмача, писателя уволили с работы, где он служил переводчиком в швейцарской эмиграционной службы. 

В романе «Венерин волос» — Толмач, был переводчиком, что послужило раскрытию некоторых фактов специфики швейцарского департамента по делам беженцев. 

Постоянное соединение времен, изображение прошлого и настоящего, как существующего сейчас: в одной географической точке встречаются бегущие от репрессий советской власти чеченцы и эллины, отступающие в Грецию после битвы при Кунаксе. Эллины поделились теплом и едой и сказали, что идут к морю и зовут с собой усталый чеченский народ. 

Картины коллекции в книге это события, люди, их мечты, их судьбы – все то, что может быть запечатленным в слове. Ведь остаётся только то, что записано. Эта мысль является стержневым мотивом в романе «Венерин волос».

Роман проникает в тебя, как вирус, он очень вирулентен — ты им заболеваешь. Есть риск остаться хроником. Чужое безумие всегда притягивает. Слова обнимают и ласкают. Читая о любви Беллы к мужчине, я верила и восхищалась её искренностью.  И, читая о ревности, который испытывал Толмач к умершему возлюбленному своей жены, я сопереживала ему: сложно быть тенью, и невозможно бороться с тем, кого нет, но кто мешает тебе жить.

Последние страницы книги — чистая рефлексия автора, просто мысли человека, записанные на разных салфетках и собранные в кучу, воспоминания, которые сохранились на осколках памяти: краски и чувства, попытки воскресить смех прошлого, пустоту людей, найденных в Помпеях, а ещё тишину, запертую в комнате. Записанные на этих клочках бумаги отпечатки пальцев на небе..

Продираться сквозь плотную ткань буквенного узора, воспринять сплошной текст — без пауз и деления на главы, почти без интервалов между словами, как в древней рукописи,- нелегко.

Славянская душа — сложная и загадочная. Обильно приправленная трагизмом, такая вот, чтобы прям с надрывом. На страницах этого романа гениальность граничит с сумасшествием. 

Михаил Шишкин. Венерин волос

Романы Михаила Шишкина – это романы о языке как доме бытия текстов, в котором созданное, увековеченное словом, живет человечество. В этом пространстве нет времени: все отраженное словом – живет вечно. Спасение мира происходит через воскрешение языка. 

Ксения Альбах
Ксения Альбах
Оцените автора
( Пока оценок нет )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.