Мария Пустовит. Сам ты Гендель. Продолжение

Книги
Моцарт

Мария Пустовит. Сам ты Гендель. Продолжение

Моцарт душу холодит —
Хроматизмами чудит,
Был мажор, а стал минор;
Взгляд у Моцарта в упор.
Учишь-учишь, толку чуть,
Может, после как-нибудь,
Метроном себе стучит,
Моцарт смотрит и молчит.
Если остановить на улице человека, с более или менее
интеллигентным лицом, и спросить — какого Вы можете назвать
композитора, из самых известных? — он скорее всего подумает
секунд пять, и полувопросительно скажет: Ну…Моцарт?
И будет прав.
Моцарт, пожалуй, самый известный, самый универсальный и
самый мистический композитор.
Вот да. Моцарт — композитор мистический.
И совсем не потому, что он тусил с масонами. Тусил он с ними
или нет — науке неизвестно.
И уж точно не потому, что у него в последней симфонии якобы
есть какая-то пространственно-временная прореха, через
которую знающие люди могут выйти в астрал.

Кстати, я за всю свою жизнь так и не выяснила, что это за
эпизод, хотя временами выйти в астрал мне очень хотелось. Ну
или знающие люди просто не раскрывают карты.
Мистика заключается главным образом в том, что Моцарта
совершенно невозможно сыграть.
Вообще.
Обычно этот замкнутый круг начинается довольно невинно.
Ты находишь старенький сборник с моцартовскими сонатами,
открываешь и читаешь с листа. Фактура почти везде прозрачная,
поэтому читаешь и радуешься. И в тебе нарастает недоумениечто здесь такого невозможного?
Украшения получаются аккуратно, пассажи удобно ложатся в
руку, интонация дышит.
Ты ложишься спать и думаешь — ну всё понятно, просто никто
до меня не мог проникнуть в душу этой музыки. А я вот проник.
Завтра доучу текст и поеду на конкурс королевы Елизаветы.
Назавтра ты встаёшь, с легким сердцем открываешь ноты…и
понимаешь, что — как в анекдоте про мёртвого лося Валеру,

тебе здесь не рады. Нет, весь мелкий бисер в правой руке
по-прежнему получается, но окончания лиг вдруг ставят
тебе какие-то неожиданные подножки, кульминация выходит
формальной, а украшения скомканными. Ну что ж, думаешь ты,
значит и правда, не всё так просто. Текст, наверное, требует
какого-то жертвоприношения.
Ты пытаешься договориться по-хорошему: находишь хорошую
редакцию, смотришь штрихи под лупой, выстраиваешь аккорды
и интервалы, оркеструешь фактуру, пытаясь убедить соседей,
что вот тут в левой руке полтора такта точно играет виолончель.
Соседям уже надоело, тебе, откровенно говоря, тоже, но ты не
сдаёшься и подключаешь тяжелую артиллерию — пропеваешь

своим противным голосом партии всех голосов в каком-то
внезапном фугато.
И через неделю фактура, в которой совершенно нечего учить,
тебе всё-таки покоряется.
Но теперь ты уже и сам не рад — музыка превратилась в
какой-то зомби-апокалипсис, все живые интонации исчезли,
жизнерадостная главная партия звучит гимном северной Кореи,
очаровательный минорный эпизод превратился в истерику
какой-то нервной тётки, а медленная часть буксует и цепенеет.
Музыка у тебя под руками совершенно мертвая.
И ты думаешь, кто же её убил? Кроме меня и сонаты здесь
никого не было.
Или был?..
Играешь ещё раз, в отчаянной надежде что-то реанимировать.
Аккомпанемент перекрывает мелодию, в пассажах взвизгивают
человеческими голосами самые неожиданные ноты, а из всех
кадансов торчат какие-то свиные рыла. Такое ощущение, что
соната замышляет против тебя что-то плохое.

Тебе становится страшно.
И чтоб не так бояться, ты злишься и говоришь — господи, да это
же невозможно сыграть. Невозможно!
И кладёшь ноты в самый дальний угол. Пусть полежат.
А дальше уж у кого какая память. Кто-то через год снова
открывает ноты. Кто-то через два.
Кто-то вообще больше не смеет.
А есть ещё всякие блаженные, которые этих свиных рыл не
боятся. Вот они-то Моцарта и играют.
Но их мало.
Вы кого-то из них знаете?

Продожение следует….

Мария Пустовит
Мария Пустовит
Оцените автора
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  1. Аватар
    Юлия

    Большое спасибо за популяризацию творчества Марии Пустовит! Ждем следущие тексты. Успехов ваи — много-мног благодарных читателей!

    Ответить