Мария Пустовит. Сам ты Гендель. Продолжение

Книги
Сыновья Баха
Мария Пустовит. Сам ты Гендель. Продолжение

Если Вы живёте в восемнадцатом веке и хотите
видеть своего ребёнка композитором, Вам надо
строго соблюдать инструкцию – иначе ничего не
получится.
Во-первых, детей должно быть много –
увы, не все доживут до сознательного
возраста. Девочек учитывать не будем – для
композиторства они не годятся. Напоминаю –
на дворе самое начало восемнадцатого века,
Вольтер ходит в школу и ещё не скоро скажет
своё робкое слово в защиту женщин.
Во-вторых, детей необходимо развивать. Для
этого надо написать им кубометр методической
литературы и дрессировать с утра до вечера.
В-третьих, желательно, чтоб дети умели играть
на нескольких инструментах – например, на
органе, клавесине и скрипке. Ну и на всякий
случай – петь.
И ещё хорошо бы, чтоб их отец, ну то есть Вы –
был высочайшим гением и заглядывал
своим хитрым глазом в далекое будущее
музыкального искусства.
В таком случае, у Вас появляются некоторые
шансы, что старший сын, назовём его
Вильгельм Фридеман, будет очень на Вас похож и станет наследником Вашего собственного стиля. А ещё бы он
не стал – Вы ведь занимались с ним чуть ли не с рождения и
написали ему Клавирную Книжечку, которая потом расцветёт
в Хорошо Темперированный Клавир. Правда, эпоха барокко
уже заканчивается, а сам ребёнок имеет весьма романтичный,
беспокойный, и даже несколько безалаберный характер.
Поэтому стиль все-таки не стопроцентно Ваш. Зато в музыке
Вильгельм Фридеман высказывается так искренне и поручает
солистам такие нежные партии, что впору пустить слезу. И тут
же всё – вольное и невольное – ему простить.
Средний сын, которому Вы выбрали роскошное тройное имя –
Карл Филипп Эммануэль – станет значительно популярнее Вас.
Он станет одним из самых известных исполнителей и придворным
музыкантом, напишет двести клавирных сонат и десять симфоний.
И ещё – тут Ваше сердце затрепещет и возрадуется – он
напишет ‘Опыт правильного способа игры на клавире’. Причем
этот опус не потеряет своей актуальности даже через сто лет.
Музыка Вашего Карла Филиппа окажет влияние на Гайдна,
Бетховена и даже Мендельсона. И это неудивительно – ведь
мальчик перенял Вашу блестящую полифоническую школу, но
при этом уже находится гораздо ближе к новой эпохе. Эпохе,
когда музыкальные голоса перестанут быть равнозначными,
браки станут заключаться по любви, а жизнь обычного человека
окажется в центре внимания.
А Ваш младшенький, Иоганн Кристиан, которому Вы, к большому
неудовольствию его братьев, завещали три клавесина, – он
станет самым галантным композитором галантного века. Он
будет мастером орнаментики и модуляций. Он будет иметь
самое живое воображение и будет дружить с маленьким
мальчиком, который родится через шесть лет после Вашей
смерти, – с Моцартом. И когда Иоганна Кристиана спросят – не
досадно ли Вам, сударь, что все только и говорят что об этом малыше, ведь Вы же играете не хуже, – он ответит:
– Конечно, не хуже.
И, помолчав, прибавит:
– Но и не лучше.
И дай нам Бог всем уметь так сдержанно, элегантно и правдиво
отвечать. Это непросто, но шансы есть. Потому что как-никак,
но ведь и мы с вами хоть немножечко, но тоже воспитаны в этой
семье.

Продолжение следует…..

Мария Пустовит
Мария Пустовит
Оцените автора
( 4 оценки, среднее 5 из 5 )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.