Игры памяти

Культ.Личности
Вера Лотар-Шевченко -французская пианистка в Новосибирской филармонии.

Память штука избирательная. Живешь с собой в мире, окружают тебя привычные вещи. Словом, в согласии с самим собой. До поры. До поры! Попадаешь в какое действие, событие, и вот память услужливо открывает дверки, отдергивает задернутые занавески, шторки, пыльные от времени. А там целые фрагменты твоей жизни, мимо которых прошел и забыл. А зря! Важны они. Ох, важны!

Стараюсь не пропускать выступления новосибирских пианистов Дмитрия Карпова и Льва Терскова. Увидел в репертуарном плане филармонии фортепианный концерт, а там и Карпов, и Терсков (чтобы не обидно им было — по возрасту разместил). Должны играть Бетховена (для Карпова привычного и, похоже, близкого), Шопена, Грига и Рахманинова. Праздник для души и сердца. Взгляд останавливается на названии концерта — «Вере Лотар-Шевченко посвящается» и спешит дальше.

Память подсказывает, был конкурс, что-то еще и не задерживается, дальше, принимая информацию торопящегося мира. Куда с добром. Дней двадцать не был на концертах, а тут еще и пианисты любимые, и репертуар, что надо. Схожу, послушаю. Лишь оказавшись в кресле и настроившись на концерт, выключив вездесущий раздражитель-телефон, стал способен осмысленно соображать. Кому посвящен концерт? Вере Лотар-Шевченко. Пианистка, именем которой был назван конкурс в нулевые. Потом его поддержала Наина Ельцина и он перекочевал в Екатеринбург. Нет, что-то еще важное, скрытое за занавеской. Так…. Комсомольская правда. Юрий Данилин. Какая-то статья еще в шестидестидесятые. Да! Женщина не простой судьбы. Француженка, вышла замуж за русского инженера. Пианистка. Отличная пианистка. Перед войной муж возвращается в Россию, она едет с ним.

Игры памяти

Дальше, к сожалению, обычный сюжет из того времени — мужа задерживают.

И тут французская жена приходит в НКВД и закатывает следователю скандал. Результат — 13 лет лагерей. Для того, чтобы не потерять возможность играть, на нарах она вырезает клавиши и в полной тишине долбит замерзшими пальцами: Баха, Шопена, Грига, Рахманинова. Играет, слыша музыку только своим внутренним слухом. С 1960 возобновила концертную деятельность. На предложение родственников вернутся во Францию, ответила отказом. «Это было бы предательством памяти русских женщин, помогавшим мне выжить в адских условиях заключения». Но и это еще не все. Что- то еще было. Точку ставит Марина Якушевич, как всегда со сдержанной эмоциональностью, во вступительным слове к концерту рассказала о Вере Лотар-Шевченко! «По приглашению Лаврентьева переехала из Барнаула в Новосибирск. Работала в Новосибирской филармонии.» Все, вот! Вот!

Конечно же! Ведь эта та самая француженка, которая работала в филармонии. Ты же сам и интересовался, почему француженка. Как она здесь оказалась. Ей в то время было за семьдесят. Сталкиваясь с ней несколько раз в узеньких филармонических коридорах, лишь обращал внимание на её не провинциальную стать. Отмечал: «Француженка!»

Я тогда не увязал в одно целое статью Данилина и вот эту женщину, проходящую мимо. А нужно было остановится, пообщаться. Как часто мы не замечаем внутреннего богатства людей, с которыми постоянно находимся рядом. А потом корим себя. Мог общаться и не делал этого. Это правильно, что есть такой конкурс и проводятся такие концерты. Жизненные ориентиры, выраженные в персоналиях, сами по себе не образуются. Их необходимо формировать. Без этого нация не может развиваться. Не важно, кто по национальности герой. Важно, как он проявил себя, здесь в России!

Игры памяти

Я, увы, ни разу не слушал героиню этих заметок. Не сложилось. Но в тот вечер в камерном зале филармонии собрались те, кто мог ее знать, помнить, те, кто не может жить без музыки и кто готов подписаться под каждым словом Веры Лотар-Шевченко, из фразы, выбитой в камне на ее могиле в академгородке Новосибирска: «Жизнь, в которой есть Бах, благословенна».

А как же концерт. Сам концерт. Я же о нем собрался писать. Да здорово все. Лев Терсков погрузил нас в романтическое настроение размеренной красоты северных мест Норвегии, навеянных Григом. Слегка взбодрил Рахманиновым и передал в опытные руки Карпова. А уж Дмитрий, отправив волну с музыкой Бетховена, погрузив в шопеновский шик, получил от зала шквал оваций. Мастера, что и говорить, а произведения?

У Веры Лотар-Шевченко был отменный вкус. А играли ее любимый репертуар.

А. Жирардо в роли Веры Лотар-Шевченко

Игры памяти
Александр Савин
Александр Савин
Оцените автора
( 1 оценка, среднее 1 из 5 )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.