«Я очень хочу, чтобы мы наконец оттолкнулись от дна»

Николай Цискаридзе
«Я очень хочу, чтобы мы наконец оттолкнулись от дна»

– Николай Максимович, в вашей жизни было много испытаний. Все, что не убивает, делает нас сильнее? Мне-то кажется, что какая-то часть тебя умирает…

– Слушайте, синяк и тот долго не проходит. Человеческие взаимоотношения – самое сложное в жизни. Когда я в школе впервые влюбился, страшно переживал. Но из книг я с изумлением узнал, что это происходило не только со мной. Подобные чувства испытывает каждый.

У меня был коллега – фантастически красивый, просто произведение искусства. Но в театре над ним посмеивались, потому что считали туповатым, бесчувственным. И вот однажды я увидел, что он стоит у расписания совершенно потрясенный. Мы поздоровались, и вдруг он начал мне рассказывать, что у него жена, совсем молодая, скончалась от рака, потом мама… Как он рыдал! После этого я зарекся строить догадки о том, кто что чувствует. Мы не имеем права оценивать.

– Вы прощаете обидчиков?

– Нет. Для меня человек просто умирает – как можно общаться с мертвецом? А делать вид, что забыл… Все беды начинаются со лжи, писал Шота Руставели. В доме, где я вырос, врать было нельзя.

– Вы, наверное, сразу чувствуете чужую ложь?

– Увы, да. Но уговариваю себя, что мне кажется.

– 31 декабря у вас день рождения. Знаю, что вы не любите его отмечать.

– А что его отмечать? И так весь мир отмечает.

В этом году, возможно, поеду в Лондон. Там живет моя подруга, и 31 декабря мы с ней любим проводить время вдвоем (хотя у нее большая прекрасная семья). Гуляем, ходим в музеи, сидим в кафе, обмениваемся новостями и хохочем.

Господи, после сорока я стал таким счастливым, оттого, что мне не надо выходить на сцену, не надо быть Николаем Цискаридзе.

– Следующий год Быка – ваш. Чего вы от него ждете?

– Больше всего мне хочется, чтобы в мире восторжествовала справедливость. Чтобы все, кто привел нас к катаклизмам, понесли наказание.

– Просто картина Страшного суда…

– Да, хоть и говорят: не проси у Бога справедливости – неизвестно, чем для тебя это обернется. Но мы дошли до точки во всех областях, в культуре – точно. Я очень хочу, чтобы мы наконец оттолкнулись от дна.

Беседовала Лариса Царькова, журнал «Панорама»

«Я сказал, что наведу в Академии порядок, и сделал это»

Фото: Данил Головкин
Фото: Данил Головкин

– Николай Максимович, восьмой год вы возглавляете Академию русского балета. Годы пролетели быстро или, как писали, для вас это ссылка, которая тянется и тянется?

– Ссылка, потому что это не мой город, климат не мой. Но я сказал, что наведу в Академии порядок, и сделал это. Посмотрите в окно (интервью проходило в Академии. – Ред.): если вы найдете в Питере такой же чистый, ухоженный двор, покажите мне.

Это великое заведение, здесь учились все мои педагоги, но условия были невыносимые…

Я в шутку говорю коллегам, и это уже стало мемом: покажите мне этот ваш «петербургский стиль». Грязная обувь? Загаженные подъезды? Извините, парадные. А вот мой московский стиль – чисто, аккуратно, отреставрировано. Шучу, конечно.

– В МХТ Олег Павлович Табаков тоже начал с того, что в туалетах появилась бумага…

– Когда вы сами винтик это огромного механизма, вы точно знаете, что надо исправить. Я пришел, умея и зная многое. Но это Петербург – здесь все делается в десять раз медленнее, со всеми надо договориться, учесть «петербургский стиль» и так далее.

Когда из кабинета Натальи Ивановны Дудинской еще до моего прихода сделали туалет, все молчали. Но стоило мне в кабинете Сергеева оборудовать класс, где дети учат историю балета, сразу закричали, что я ломаю устои.

Почему я называю это ссылкой? Потому что я живу в поезде.

Я люблю Питер, у меня здесь квартира, но я хочу как раньше – погулять, зайти в кафе, постоять на набережной, полюбоваться закатом. Я восемнадцать сезонов танцевал в Мариинском, и не было случая, чтобы я не зашел в Никольскую церковь. А сейчас мне надо специально выделять на это время.

– Вам жаль будет все это оставить?

– Я сразу сказал: господа, я всегда буду премьером Большого театра – это звание у меня никто не отнимет, – а в должности ректора я временно. Не сомневаюсь, что после моего ухода здесь многое разнесут и уничтожат. Мои единомышленники какое-то время посопротивляются, но рыба гниет с головы. А пока вот служу во славу русского балета.

– У Олега Табакова была, как он сам говорил, «чуйка» на талант. Но как разглядеть талант в совсем маленьких детях?

– Никак. В учебном заведении получают образование – остальное проявляется уже на сцене. При переходе из школы в театр все заслуги обнуляются. Конечно, есть люди более способные, но как они построят свою жизнь в театре? К сожалению, многие строят доносами и харассментом.

– Как вы думаете, в России возможно раскрутить ситуацию, как в Америке, с Вайнштейнном?

– Нет. Здесь была, есть и будет абсолютная монархия, как бы не назывался существующий строй. И это не столько политика власти, сколько менталитет общества. Демократии здесь не будет никогда.

В 2013 году в Большом театре разразился грандиозный скандал. Мы все подтвердили, что имел место харассмент, но девчонку просто заклеймили, а подлец здравствует по сей день.

Беседовала Лариса Царькова, журнал «Панорама»

«Из бюджета фильма не украли денег, поэтому получилась картинка, которой любуешься»

«Из бюджета фильма не украли денег, поэтому получилась картинка, которой любуешься»

Год испытаний и перемен в привычном укладе подходит к концу. Мы как-будто даже начали привыкать к изоляции, ограничениям, правилам, которые на нас наложил вирус. И несмотря на то, что я получил удовольствие от времяпровождения на карантине, понимаю, как многое он у нас всех отнял.

Эфиры, интервью, концерты, лекции… их было даже чересчур много, а большинство онлайн спектаклей и постановок современного производства при просмотре вызывали у меня чувство разочарования, поэтому, я сразу находил оригинальные постановки, что и Вам советую.

На удивление фильм-балет Кеннета Макмиллана «Ромео и Джульетта» мне понравился. Это качественный, профессионально снятый фильм-спектакль в классической постановке и в исполнении современных звезд Королевского балета. Оригинальные декорации, костюмы, и самое главное — хорошо отрепетированная хореография. Из бюджета фильма не украли денег, поэтому получилась картинка, которой любуешься. От просмотра получаешь настоящее, пусть и не сравнимое с традиционным балетом, но все же удовольствие.

«Я очень хочу, чтобы мы наконец оттолкнулись от дна»
«Я очень хочу, чтобы мы наконец оттолкнулись от дна»
«Я очень хочу, чтобы мы наконец оттолкнулись от дна»
«Я очень хочу, чтобы мы наконец оттолкнулись от дна»

Организаторы показа пригласили меня поучаствовать на премьере в киноцентре «Октябрь». Был очень рад поделиться с Вами впечатлениями и повспоминать вместе с историком балета и моим замечательным педагогом Ириной Павловной Дешковой. Полную трансляцию можно найти на ютубе.

«Я очень хочу, чтобы мы наконец оттолкнулись от дна»
«Я очень хочу, чтобы мы наконец оттолкнулись от дна»
«Я очень хочу, чтобы мы наконец оттолкнулись от дна»
«Я очень хочу, чтобы мы наконец оттолкнулись от дна»

Фильм вышел в большой прокат, и я рекомендую Вам в преддверии Нового года найти время для встречи с историей вечной любви… Потому что изолироваться полностью от искусства нельзя, так как нужно искать встречи с ним ВСЕГДА, пусть и следуя всем ограничительным мерам и правилам. Искусство и самообразование — это навсегда, а карантин — все-таки временно.

Николай Цискаридзе

Гость
Гость
Оцените автора
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.