Александр Ложкин: «Новосибирску не окраины надо застраивать, а приводить в порядок территории в центре города»

Культ. Публикации

Новосибирск в силу своей молодости не может похвастать оригинальным архитектурным обликом. Тем не менее, за последние несколько лет в городе появились интересные объекты. «Континент Сибирь» поговорил о градостроительной политике, архитектурной школе и взаимоотношениях с общественностью с заместителем начальника департамента строительства и архитектуры мэрии города Новосибирска – главным архитектора города АЛЕКСАНДРОМ ЛОЖКИНЫМ.

– Александр Юрьевич, как вы оцениваете архитектурный облик Новосибирска?

– Это только на первый взгляд простой вопрос. Новосибирск — огромный город и в масштабах страны, и в ряду других крупных городов мира. Мы все с вами любим европейские города за уют, комфортную среду, которая там существует. Но надо понимать, что они развивались даже не столетиями, а тысячелетиями. Соответственно, эти города – плод естественной эволюции.

Новосибирск же город чрезвычайно молодой по историческим меркам. В силу его сверхбыстрого развития моральное устаревание застройки происходило быстрее, чем физическое, не сложился какой-то единый городской стиль, мы видим, что сегодня рядом друг с другом соседствуют первые деревянные дома, возникшие в момент основания города, купеческие особнячки, конструктивистские постройки, застройка сталинских, хрущевских, брежневских времен, современные многоэтажные здания. И многие из домов в этом конгломерате времен, эпох и стилей уже  охраняются, как памятники архитектуры.

К тому же бурное развитие города пришлось на советский период, когда во главу угла ставилось промышленное развитие и обеспечение людей хоть каким-то жильем, о комфортной среде для проживания горожан думали в последнюю очередь. В силу этих факторов, дать какую-то однозначную оценку архитектурному облику Новосибирска трудно. Город непростой, разноплановый. И главная задача, которую я вижу перед собой, как человек, отвечающий за архитектурную и градостроительную политику в городе, – гуманизация городской среды. Задача эта, конечно, очень сложная.

– Может ли главный архитектор, муниципалитет влиять на архитектурный образ города: на фасады домов, особенно в центре, на проекты, которые реализуют застройщики?

– Сегодня у нас, наверное, 90-99% всей застройки осуществляется частными застройщиками. И Градостроительный кодекс РФ не дает ни мэру, ни главному архитектору города каких-то полномочий по согласованию того, что строится. Часто мы не видим проекты, которые собирается возводить застройщик, и единственное, что можем сделать — устанавливать правила игры для участников рынка с помощью правил землепользования и застройки. Эти правила утверждают депутаты горсовета, а среди них, как известно, много представителей строительных организаций. Поэтому вопрос архитектурного, градостроительного облика города, гуманизации городской среды – это вопрос взаимодействия чиновников, депутатов, представителей общественности и застройщиков.

Александр Ложкин

– Что вы вкладываете в понятие «гуманизация городской среды»?

– Создание условий для комфортного проживания новосибирцев, «дружелюбность» города к горожанам и гостям, сомасштабность застройки человеку. Сегодня далеко не все районы города можно считать образцом комфорта. Новосибирск занимает достаточно низкие места в общероссийском индексе качества городской среды. Это комплексная оценка, в которую входит все, включая наличие объектов бытового обслуживания, торговой инфраструктуры, благоустройство территории, характер застройки, доступность разного рода сервисов в первых этажах, наряду с состоянием зеленых зон, развитием набережных, обеспеченностью школами, детскими садами, поликлиниками, транспортной доступностью мест работы, проживания, досуга и т. п.

Новосибирск – город с большими амбициями. У нас великолепная наука, многоукладная экономика, хорошие возможности для работы, учебы, создания собственного бизнеса. Но для того, чтобы к нам ехали лучшие ученые, инженеры, предприниматели, чтобы в город вкладывали инвестиции и, в конце концов, чтобы мы получали больше налогов, у нас и инфраструктура, жильё, общественные пространства должны быть мирового уровня. Пока до этого, к сожалению, ещё далеко.

– Вы сказали, что Градостроительный кодекс не позволяет вам вмешиваться в проекты частных застройщиков. Но в других городах такой проблемы нет. По словам новосибирских застройщиков, в Екатеринбурге и Тюмени приняты регламенты на уровне городов. Они  формируют некий набор ограничений для архитекторов, например, каким должен быть цвет переплета на окнах, входные группы с уровня земли. Почему же мы не можем? На мой взгляд, это позволило бы задать определенные стандарты, особенно для проектов в центре города.

– Надеюсь, что федеральное законодательство в ближайшее время в этой части изменится, потому что это проблема всех городов, даже тех, где при помощи административного ресурса уже ввели процедуру согласования архитектурного облика зданий. Мы пока смотрим, что можем сделать в рамках действующего законодательства.

На федеральном уровне уже появился важный методический документ – стандарт комплексного развития городских территорий. И одна из наших задач – привести нашу нормативную базу, в первую очередь, правила землепользования и застройки, в соответствии с этим стандартом. Мы планируем вести определенные элементы регулирования, в том числе в части фасадов. Задача непростая.

– В чем ее сложность?

– Есть юридические тонкости. И еще это процесс диалога власти и застройщиков. Возможно, в той же Тюмени или Казани проще – там власти приказали, и все пошли выполнять. В Новосибирске такие методы не работают.

Александр Ложкин

– А диалог у мэрии с застройщиками есть?

– Конечно. И, важно отметить, что в отличие от многих других мегаполисов большинство новосибирских застройщиков понимает ценность городской среды. Сегодня качество не только самого объекта, но и качество городской среды вокруг становится важным фактором при покупке жилья в том или ином жилом комплексе, влияет на стоимость недвижимости.

Не так много в России городов, где качество среды является таким важным элементом экономики девелопмента, как в Новосибирске. Полагаю, это связано с тем, что у нас очень высокий уровень конкуренции среди застройщиков. В Новосибирске крупные строительные компании контролируют не более 20% рынка (степень монополизации рынка оценивается по 5 крупнейшим застройщикам). В то время как есть регионы, где 5 крупнейших строительных организаций контролируют 80% рынка. Поэтому качество среды – у нас один из важнейших факторов в конкурентной борьбе. И в этом плане сами застройщики показывают примеры того, как надо создавать правильную городскую среду.

– Но при этом они сами, особенно те, кто строит в центре, говорят, что действующие нормативы не позволяют развиваться городу. Например, коэффициент плотности. Если в Екатеринбурге он может быть увеличен до 4, то в Новосибирске – 2,5.

– Здесь есть определенная доля лукавства. Потому что методики исчисления этого коэффициента разные, и сравнивать напрямую города невозможно. Вопрос, что за этим коэффициентом стоит? Надо смотреть внутрь, копаться в методике расчетов.

Есть задача, которую мы перед собой ставим. Она сложная, но ее необходимо решать. Это дифференциация параметров, в том числе коэффициента плотности застройки, в зависимости от положения территории в структуре города. Действительно, плотность застройки может быть гораздо выше в центре, и она должна быть очень серьезно снижена на окраинах для того, например, чтобы снизить маятниковую миграцию. Эта задача прописана и в федеральном стандарте комплексного развития городских территорий. Поэтому механизмы регулирования понятны, будем их внедрять.

Александр Ложкин

– Вы сказали, что находитесь в диалоге с застройщиками. На какой площадке? Как это происходит?

– Мы как власть не можем и не должны вмешиваться в рыночные процессы, но при этом должны влиять на процессы градостроительной деятельности таким образом, чтобы появление новых домов не ухудшало жизнь людей, которые уже живут на этой территории. А это всегда сложный поиск баланса интересов, поиск компромиссов.

У нас уже 5 лет при мэре города Новосибирска работает общественный экспертный совет по вопросам градостроительства, где собираются застройщики, архитекторы и общественники. Это эффективная переговорная площадка, аналогов которой в других регионах я не знаю. На совете обкатываются важные решения. В частности, когда в 2016 году происходили очень серьезные изменения градостроительных регламентов города, комиссия по нормативам экспертного совета собиралась 13 раз и внесла 43 поправки. И большая часть поправок вошла в финальную версию документа.

На общественном экспертном совете общественники высказывают свои аргументы, застройщики свои, архитекторы и эксперты – свои. В результате совету удается найти грамотные и качественные решения. Застройщики в некоторых случаях предлагают инструменты более эффективные, чем разработанные чиновниками. Например, именно они предложили инструмент, с помощью него мы сейчас регулируем число квартир, которые можно построить на земельном участке. Это позволяет избежать чрезмерной нагрузки на школы, детские сады, поликлиники и другие объекты социальной инфраструктуры после ввода в эксплуатацию новых жилых комплексов.

Архитектурные проекты, важные для города, рассматриваются на заседаниях архитектурно-градостроительного совета или его президиума. В этот совет входят профессионалы – архитекторы и градостроители.

Александр Ложкин

– Я правильно поняла, что сегодня архитектурный облик города во многом зависит от доброй воли застройщика?

– Слава богу, что эту добрую волю мы видим все чаще и чаще. Застройщики приходят, показывают свои проекты, выносят их на архитектурно-градостроительный совет. Роль этого совета ни в коем случае не цензурирующая. Она в том, чтобы помочь архитектору и девелоперу вписать новый объект в окружающую среду, чтобы, в том числе, не было протестов общественности.

Один из последних примеров, проект гостиницы рядом с торговым центром «Ройял парк». Мы попросили девелопера вынести этот объект на обсуждение. И те советы, которые были высказаны экспертами, позволяют вписать здание в окружающий ландшафт. Надо этот объект сделать таким, чтобы он не выглядел чужеродным. Он должен абсолютно органично вписаться в городскую среду.

– Вы упомянули общественность. Как вы относитесь к городским активистам? У меня порой складывается ощущение, что они тормозят развитие города.

– Гражданские активисты нужны и полезны. Понятно, что есть перегибы, кто-то играет в активность, кто-то в политику, кто-то просто тешит своё эго. Но среди активистов я вижу много честных инициативных людей, искренне болеющих за свой город. И там, где есть здравые идеи, конструктивные предложения, их надо обсуждать и брать на вооружение.

Мэрия и Совет депутатов – это органы местного самоуправления. Ключевое слово здесь – самоуправление. И участники этого самоуправления – не только чиновники и депутаты, но и все горожане. Инициативная общественность – одна из составляющих местного самоуправления. Это важнейшая часть гражданского общества и здорово, что в Новосибирске она есть и активно себя проявляет.

Александр Ложкин

Архитектура – самый публичный из всех видов искусства. Потому что вы можете не слушать музыку, не ходить в кино, не посещать картинные галереи, выключить телевизор, но вы никуда не денетесь от архитектуры. И оценка архитектурных произведений, зданий обществом тоже важна. Если вы игнорируете общественное мнение при застройке, ваша позиция обречена на провал, будь вы архитектором, девелопером или главным архитектором города.

Поэтому я считаю, что работой с общественностью нельзя пренебрегать. Надо вести работу с жителями до того, как девелопер или застройщик зашли на территорию, поскольку любое вторжение вызывает протест. Представьте, вы жили спокойно, и вдруг у вас под окнами появляется забор, начинается стройка. А что строят, как это будет выглядеть в конце, вам не известно. И начинаются конфликты даже у застройщиков, отлично зарекомендовавших себя, у тех, кто построил замечательные объекты в самом центре, и они не вызывают какого-то отторжения, наоборот украшают город.

Александр Ложкин

– Складывается впечатление, что порой общественники и застройщики не слышат друг друга.

– Есть такая проблема. Недорабатывают застройщики, и мы не дорабатываем, как орган власти.

Но у нас есть и положительные примеры. Возьмем ЖК «МилкХаус» в самом центре города. На его территории два реестровых объекта культурного наследия, которые в итоге прекрасно вписаны в созданное пространство. Разумная этажность, квартальная планировка, продолжающая традиции «тихого центра», качественное благоустройство. И каких-то громких скандалов вокруг строительства не было.

Город – это в принципе пространство конфликтов, это не хорошо и не плохо, это факт. Нам, чиновникам, надо становиться конфликтологами, равно как и застройщикам. И им, и нам необходимо работать с общественниками и социальными сетями.

– Какова судьба дома Янки Дягилевой? Очень разные мнения я слышу на его счет. Одни выступают за сохранение дома, другие считают, что это старая изба портит внешний вид города и лучше бы ее снести, а музей сделать в другом месте.

– Я поддерживаю сохранение дома Дягилевой. Для меня нет сомнений, что Янка оставила серьезный след в истории Новосибирска. И дом, в котором она жила, это и место, где она творила, во многих ее текстах. «Желтым светом в две минуты светофор мигал», «желтая тарелка светофора» – этот светофор был виден ей из окна, он и сейчас на этом перекрестке. Поэтому снести и воссоздать в каком-то другом месте дом, в котором происходило ее становление, как поэта, на мой взгляд, нельзя. Для Новосибирска важно, чтобы Дом Янки Дягилевой был. Это объект поклонения многих людей, также как и ее могила на Заельцовском кладбище, где стоят указатели, что уже необычно.

– Однако сам дом производит удручающее впечатление.

– Дом можно отреставрировать.

– Кто этим будет заниматься?

– У него теперь есть собственник. И это хороший пример, как общественники нашли компромисс с девелопером и решили дальнейшую судьбу дома. Принято решение о постановке дома Янки Дягилевой на государственную охрану в качестве памятника истории, и, надеюсь, он будет использоваться в мемориальных целях. Здание будет сохранено, а муниципалитет, в свою очередь, пошел навстречу застройщику (ГК «Расцветай» — «Континента Сибирь») и предоставил необходимые отклонения от предельных параметров. Запроектированный жилой дом прекрасно вписывался в существующие регламенты, если бы дом Дягилевой был снесен. Но когда было принято решение о сохранении памятника, проектируемое здание перестало соответствовать нормам.

Что же касается «удручающего состояния», то можно вспомнить похожий пример – Дом инженера Будагова на улице Большевистской. Это один из первых домов в Новосибирске. Он стоял в чудовищном, руинированном, состоянии много лет. И это здание было отреставрировано, в нем теперь музей. А проект застройки соседних участков предполагает не только коммерческую застройку, но и развитие музейного комплекса.

– Еще один объект, из-за которого разразился скандал между застройщиком и общественниками – кинотеатр «Металлист». Напомню, что страсти разгорелись после того, как застройщик начал ломать здание. Общественность возмутилась. В итоге снос был остановлен, а кинотеатр «Металлист» признан памятником культурного наследия. Застройщик, приобретший землю с проблемным объектом, так ничего и не построил на своем участке. Что сегодня с этим зданием?

– Тут тоже, насколько мне известно, достигнут компромисс. Как архитектор могу сказать, что это здание обладает архитектурно-художественной ценностью, для меня это абсолютно очевидно. Объект был опубликован в нескольких книгах и монографиях, как памятник конструктивизма. И тут надо задавать вопрос, почему в начале 2000-х годов здание было исключено из реестра выявленных памятников?

По моей информации, собственник согласился сохранить этот объект. В настоящее время разрабатывается проектная документация на реставрацию. Наверное, не будет восстановлен уже снесенный зрительный зал, поскольку это помещение было серьезно перестроено в 1950-е годы под широкоформатный кинотеатр. Но наиболее ценная цилиндрическая часть здания, его «изюминка», будет сохранена.

– Что происходит с территорией военного городка? Появилась какая-то определенность?

– На сегодня пока неопределенности больше, чем определенности (смеется). Есть решение федеральной  правительственной комиссии по передаче части земель военного городка акционерному обществу ДОМ.РФ в целях реализации этих территорий под жилищное строительство. У нас были опасения, что эти территории будут проданы частями, и там продолжат возникать какие-то случайные объекты, что, к сожалению, уже произошло в некоторых местах. Если продолжат заходить отдельные застройщики, у них, учитывая, что на этом участке более 30 объектов культурного наследия, возникнут проблемы с реализацией своих желаний. Мы считаем, что на территории военного городка необходимо реализовать комплексный проект, и губернатор нас поддерживает.

Несколько лет назад по инициативе министерства культуры Новосибирской области была разработана концепция, которая предусматривает создание на территории культурно-образовательного кластера. Сегодня мы находимся в диалоге с ДОМ.РФ, в декабре с ними прошло совещание по видеоконференцсвязи. Мы пришли к взаимному пониманию, что для этой территории должен быть разработан мастер-план, который определит объемно пространственные характеристики будущей застройки, назначение и использование объектов культурного наследия. И уже на основании мастер-плана можно будет разрабатывать проект застройки, учитывающий зоны охраны объектов культурного наследия.

– Кто будет готовить мастер-план?

– ДОМ.РФ, у которого есть большой опыт в разработке таких документов. Это структура, которая на федеральном уровне отвечает за реализацию нацпроекта в части создания комфортной городской среды. Именно с ее помощью мы в свое время разрабатывали проект Михайловской набережной и Затулинского дисперсного парка. Поэтому мы надеемся, что в результате нашего сотрудничества появится проект, который будет учитывать все аспекты, и позволит создать на этой территории и историко-патриотический парк, и разместить в памятниках культурные и образовательные институции, и построить комфортное и качественное жилье. Надеюсь, что в этом году мы какие-то решения уже увидим.

– Одно из часто критикуемых мест в Новосибирске – площадь Маркса. Как идет реконструкция?

– Этот вопрос можно разбить на три части. Первая – гостиница «Турист». Возобновление строительства этого самого известного долгостроя Новосибирска началось как раз после того, как вопрос был вынесен на общественный экспертный совет. Проект согласован на всех уровнях, строительство ведется и должно завершиться к чемпионату мира по хоккею в 2023 году.

Проблемной остается территория возле ГУМа. Его собственники хотят построить на пятачке перед ним еще один торговый центр. Мэрия выступает против и отстаивает свою позицию в суде. В свое время муниципалитет установил красную линию, чтобы ограничить застройку общественных пространств. Собственники хотят ее отодвинуть.

– Такое впечатление, что площадь Маркса обречена остаться барахолкой, как в 90-е.

– Проблема в том, что большая часть земельных участков на площади находится в частной собственности. На муниципальной земле ларьков практически нет, а с частной территории мы по закону их убрать не можем. Ждем принятия нового федерального закона о нестационарной торговле, который позволит нам регулировать размещение павильонов и киосков на частной территории. Сейчас мы этого делать не можем.

Что касается недостроенного много десятилетий дворца культуры «Сибсельмаш», то на его месте должен возникнуть многофункциональный центр, в котором будет гостиница, аппартаменты, важные общественные пространства, а также магазины и рестораны. Что-то похожее на «Белую площадь» в Москве или Потсдамер-плац в Берлине. Год назад проект обсуждался на архитектурно-градостроительном совете («Континент Сибирь» рассказывал об этом проекте).

– Как вы оцениваете архитектурную школу в Новосибирске?

– Архитектурная школа в Новосибирске по российским меркам очень сильная. Все-таки Новосибирск один из трех городов России, где есть специализированный архитектурный вуз. Кроме нашего города, архитектурные университеты есть ещё в Москве и Екатеринбурге. А у нас ведь есть еще и второй вуз, готовящий архитекторов, с традиционно сильным инженерным уклоном – Сибстрин (Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет).

В Новосибирске работают очень хорошие архитекторы, они точно не хуже западных коллег. Это, например, Валерий Филиппов, Сергей Пергаев, Артур Лотарев, Андрей Буслаев, Дмитрий Ощепков, Игорь Карнаухов, Павел Носарев, и список можно продолжать. Старшее поколение наших архитекторов, именитых и заслуженных, тоже не зачехляет карандаши.

Но вообще-то, на мой взгляд, архитектура наднациональна. Нет новосибирских или московских, или голландских архитекторов. Есть хорошие и плохие. Европейские архитекторы сегодня работают и в Китае, и в Юго-Восточной Азии, и в Африке, и прекрасно учитывают в своих работах местный контекст. Мы тоже становимся частью этого глобального мира. В Екатеринбурге уже построено здание Нормана Фостера (британского архитектора, придумавшего стиль хай-тек, лауреата Императорской и Притцкеровский премий — «КС»). Я думаю, что и к нам в город придут не только московские, но и зарубежные архитекторы, но и многие наши архитекторы давно уже строят за пределами Новосибирска.

Мы видим, что часть девелоперов, работавших ранее с зарубежными архитекторами, сегодня обращаются к местным специалистам. Так, группа «Мета» в свое время сотрудничала с немецкими архитекторами, сегодня – с Сергеем Пергаевым. Думаю, потому что наши архитекторы не хуже и научились решать те технические и экономические задачи, которые ставит перед ними застройщик.

– Каким вы видите Новосибирск? Какие архитектурные стили должны быть доминирующими в нашем городе?

– Невозможно говорить сегодня о каком-то едином стиле в архитектуре такого молодого и сложного города, как Новосибирск. Здесь вернемся к разговору, с которого начали – о гармонизации.

Не важно, по большому счету, в каком стиле работает архитектор. Важно, чтобы в своей работе он учитывал то, что создано до него, учитывал те здания, которые уже существуют рядом. Важно, чтобы он вписывал свою постройку в окружающее пространство. И те механизмы градорегулирования, которые есть у нас в руках, мы настраиваем именно под это. Чтобы новые дома, которые возникают в городе, не выглядели чужеродными, чтобы они органично вписывались в окружающую среду.

Я не сторонник расширения города. Новосибирску не стоит строить новые микрорайоны на окраинах, надо в первую очередь приводить в порядок существующие территории. У нас огромные участки в городе заняты частным сектором и аварийным жильем, есть и заброшенные промзоны. На мой взгляд, задача градостроительной политики муниципалитета – стимулировать застройку таких депрессивных территорий. Да, это сложно. Да, это затратно. Но только так мы сможем решить, в том числе, и транспортную проблему. Потому что невозможно одновременно застраивать окраины и пытаться побороть пробки на дорогах. Те ограниченные ресурсы, что есть, необходимо использовать в первую очередь для того, чтобы улучшить инфраструктуру уже построенных районов. Развитие застроенных территорий должно быть приоритетом.

Гость
Оцените автора
( Пока оценок нет )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.