Сцена возвращения

Музыка

Обозреватель «Известий» Сергей Уваров — о том, как вернуть широкую публику на академические концерты

Знаменитая люстра, бархат, лепнина и — звучание «короля инструментов». Одним из первых концертов на Исторической сцене Большого театра после ослабления ограничений стал масштабный органный гала. А значит, требовалось всего за неделю распродать дополнительные 25% процентов билетов. Как оказалось, это не проблема даже в нынешние тревожные времена. Публика любит орган, балетных звезд, хор, разумный баланс между хитами и экспериментами… А когда всё соединяется в одном вечере, да еще и в роскошных интерьерах — успех обеспечен. Надо полагать, подобные проекты будут всё более востребованы в обозримом будущем.

Традиция органных гала началась в Большом после установки в 2013 году нового инструмента фирмы Glatter-Götz. С тех пор каждый такой концерт не только демонстрирует возможности творения немецких мастеров, но и показывает, в каких амплуа орган может выходить на главную театральную сцену страны. Задачу собрать разношерстные номера в цельную линию выполняет сквозная сюжетная тема: в данном случае она была обозначена как «Зимняя рапсодия». Публика услышала, например, Largo из Концерта №4 «Зима» Вивальди в переложении для скрипки (Александр Майборода) и органа (Даниэль Зарецкий), ноэли — новогодние гимны — Мишеля Коррета (исполнитель — Хироко Иноуэ) и танго Астора Пьяццоллы «Зима в Буэнос-Айресе» для скрипки (Александр Майборода), виолончели (Петр Кондрашин) и органа (Евгения Кривицкая, выступившая организатором концерта в целом).

Прозвучали и хиты, напрямую не связанные с временем года. «Лебедь» Сен-Санса, «Размышление» Жюля Массне. И вот что интересно: номер из «Каталога животных» был представлен в хореографической версии Михаила Фокина — компанию органистке Хироко Иноуэ и виолончелисту Петру Кондрашину составила народная артистка, солистка балета Большого театра Екатерина Шипулина, вызвав восторг зрителей. В свою очередь, инструментальный хит из оперы Массне был превращен в мелодекламацию для чтеца (Петр Татарицкий), скрипки (Александр Майборода) и органа (Евгения Кривицкая).

Конечно, такие программы в целом менее академичные, чем привычные органные вечера в Консерватории или Филармонии — даром что в полном названии Большого есть слово «академический». Но именно на театральных подмостках жанрово-стилевые эксперименты воспринимаются особенно органично: подобно актеру, орган примеряет разные маски и играет в разных мизансценах. Где-то он отходит на второй план — например, в «Лебеде» изображает переливающуюся водную гладь, где-то — солирует безраздельно, радуя публику фирменными басами — куда же без Токкаты и фуги ре минор Баха (исполнитель — Даниэль Зарецкий). Порой кокетливо щеголяет разнообразием регистров («Бретонская рапсодия № 3» Сен-Санса в интерпретации Хироко Иноуэ), а то вдруг перевоплощается в целый оркестр: переложение фрагментов из музыки к драме «Арлезианка» Бизе в исполнении Евгении Кривицкой и пианистки Екатерины Мечетиной стало одной из кульминаций вечера.

Для полной аналогии со спектаклем не хватало только одного компонента: концептуального, насыщенного смыслом визуального ряда. Проекции зимних пейзажей на задник — решение очевидное, но в смысловом плане ничего не добавляющее. А ведь хотелось бы как минимум увидеть съемки внутренностей инструмента, скрытого за сценой, а еще лучше — динамический видеоряд, творчески сочетающийся с музыкой. Но и без того публика осталась довольна. Ведь, в конечном счете, каждый нашел то, за чем пришел. Знатоки услышали малоизвестные произведения и неожиданные транскрипции, простые любители органной музыки насладились его разнообразными звучаниями, а те, кто просто хотел красиво провести вечер в знаменитом театре, порадовались возможности получить за один присест всего понемножку: и балет, и оперу, и звездные ансамбли, и даже «Аллилуйю» Леонарда Коэна в исполнении хора (Ансамбль солистов камерного хора Московской консерватории под руководством Александра Соловьева был, как всегда, на высоте).

Сегодня, когда публика неохотно возвращается в концертные залы, а привлечь ее громкими именами гастролеров невозможно из-за закрытых границ, музыкальные институции вынуждены особенно тщательно и творчески подходить к репертуарной политике. Прежние рецепты не всегда работают, но шанса на промах нет. Так что гала-вечера, подобные этому, наверняка станут одним из ключевых блюд академического меню. В конце концов, основная битва в обозримом будущем развернется не за тех энтузиастов, что даже в разгар пандемии не могут обойтись без художественных впечатлений, а за широкие массы — людей, для которых это не хлеб насущный, а десерт к повседневной жизни, одна из форм досуга. Именно их культурная индустрия потеряла в первую очередь. И теперь надо как-то исправить это. Напомнить, что живой концерт — удовольствие, несравнимое с любым онлайн-мероприятием, и он может быть вовсе не утомительным, а разнообразным и демократичным. Прошедший в Большом вечер внушает надежду, что не всё потеряно.

Автор — кандидат искусствоведения, член Союза композиторов России, обозреватель «Известий»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Гость
Оцените автора
( Пока оценок нет )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.