ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРЕМЬЕРА.

Культ.Календарь

5 марта 1942 года в Куйбышеве состоялось первое исполнение Седьмой симфонии Дмитрия Дмитриевича ШОСТАКОВИЧА.

Первое исполнение Седьмой стало событием не только для «запасной столицы», но и для всей страны, слушавшей трансляцию по радио. Более того — о Д.Шостаковиче писали зарубежные газеты и журналы; лучшие дирижёры США, Великобритании и других стран мечтали получить партитуру Седьмой.

В начале 1942 года в Куйбышеве приземлился самолёт, на борту которого был не совсем обычный груз – нотная бумага. Предназначалась она для Большого театра, эвакуированного в Куйбышев и только обживавшегося на новом месте. И вот в такое тяжёлое для всех время, когда враг стоял под Москвой, и каждая единица техники была на фронте дороже золота – нотная бумага доставляется в Куйбышев специальным самолетом! Бумага нужна была для того, чтобы расписать партии только что завершённой Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича. И уже это говорит, что от её премьеры ждали многого. Ждали едва ли не с самого начала войны. 

Первые наброски будущей Седьмой симфонии Дмитрий Шостакович сделал до войны. Её, ещё не написанную, включили в план концертного сезона 1941-42 годов. Но фашистское нашествие заставило композитора по-новому взглянуть на свой замысел.

На фронт Д.Шостаковича не взяли, хотя он просил об этом не раз. Тогда он записался в народное ополчение, копал траншеи на подступах к Ленинграду. Вступил в пожарную команду и дежурил на крыше консерватории, чтобы гасить зажигательные бомбы. Именно таким – в пожарной каске и комбинезоне – его запечатлел фотокорреспондент ТАСС. Фронт был всё ближе, немцы бомбили город, и Д.Шостакович ежедневно слушал эту жуткую музыку. И писал свою. Брал партитуру на крышу консерватории, чтобы не терять драгоценного времени. На некоторых листах остались его пометки «в.т.» – это означало, что пришлось прерваться из-за воздушной тревоги. В семь утра его уже можно было застать за работой. И когда первые две части Седьмой были готовы, Д.Шостакович рассказал об этом, выступив по радио. 
Для многих это был не просто голос известного композитора. Это был голос из Ленинграда. Было понятно, что город живёт, борется, продолжает созидать в блокадном аду, который день ото дня становился всё страшнее.

«Час тому назад я закончил вторую часть своего нового симфонического произведения. Если это сочинение мне удастся написать хорошо, удастся закончить третью и четвертую части, то тогда можно будет назвать его Седьмой симфонией. Для чего я сообщаю об этом? Я сообщаю об этом для того, чтобы радиослушатели, которые слушают меня сейчас, знали, что жизнь нашего города идёт нормально. Мы все сейчас несём свою боевую вахту. И работники культуры так же честно и самоотверженно выполняют свой долг, как и все другие граждане Ленинграда». 
Так Ленинградская симфония стала символом надежды, хотя никто её пока не слышал. Завершить симфонию Д.Шостаковичу довелось вдали от берегов Невы. Из любимого Ленинграда его вывезли почти что силой. Сначала самолётом в Москву, потом дальше. Так Д.Шостакович оказался в одном вагоне с артистами Большого театра, а ехал он в Свердловск. 
Как же тогда премьера состоялась именно в Куйбышеве?

 Композитор планировал присоединиться к кому-нибудь из тех коллег, кого эвакуировали в Свердловск, однако остался в Куйбышеве. И этому были как минимум две причины. 
Первая – семья. Из Ленинграда удалось вывезти жену и детей, но мать и другие близкие люди оставались в кольце блокады. Связь с городом была нерегулярной, получать оттуда известия или пересылать деньги матери ещё как-то удавалось из Куйбышева, но в  других городах эта тонкая нить была бы оборвана. 
Вторая причина – симфония, долг перед Ленинградом и ленинградцами. Чтобы завершить работу, а Д.Шостакович хотел сделать это как можно скорее, нужна была хоть какая-то бытовая стабильность. В Куйбышеве такие условия композитору организовали. К тому же Ленинградскую симфонию ждали. И прозвучать на весь мир она должна была именно в «запасной столице». 7 ноября 1941 года в Куйбышеве состоялся парад, который убедил иностранные державы, что у СССР достаточно сил для сопротивления Гитлеру. Донесения дипломатов из Куйбышева удержали Японию от вступления в войну против Советского Союза, а ободрённые союзники начали энергичнее готовиться к открытию второго фронта. Премьера Ленинградской симфонии могла стать «культурным парадом». В Куйбышеве Седьмая была завершена.

«Оркестр Большого театра под управлением Самосуда превосходно репетирует мою длинную 7-ю симфонию, – писал Дмитрий Дмитриевич. — Вчера впервые были проиграны полным оркестром 1-я и 2-я части. На меня это произвело сильное впечатление и я полдня ликовал, радуясь своему детищу».

Масштаб Ленинградской симфонии осознавали все, кому довелось присутствовать на репетициях. Музыка Д.Шостаковича была понятна без слов, что и предопределило международный, интернациональный успех симфонии. Премьера, состоявшаяся в девять вечера 5 марта, стала настоящим триумфом Большого театра и Дмитрия Шостаковича. И крупнейшим культурным событием, за которым следили все, кто имел возможность включить радиоприемник.

Трудное нынче время. Вот так сейчас звучит Седьмая Дмитрия Дмитриевича в исполнении сочинских музыкантов.

Василий Строганов
Оцените автора
( Пока оценок нет )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.