«Тоска». Говорят постановщик и премьер

Культинтервью

Говорит постановщик Иркин Габитов

27 и 28 мая на большой сцене НОВАТа состоялась премьера оперы «Тоска», следующий показ главной премьеры сезона состоится уже 8 июня.

Режиссёр-постановщик нового спектакля – заслуженный деятель искусств России, признанный мастер оперной режиссуры Иркин Габитов.

Режиссёр сотрудничает с Новосибирским театром оперы и балета более тридцати лет и поставил на его сцене спектакли «Борис Годунов» (1990), «Тоска» (1991), «Евгений Онегин» (1994), «Хованщина» (1995), «Князь Игорь» (возобновление постановки В. Багратуни 1987 года), «Паяцы» (2017), «Иоланта» (2020), а также Реквием Верди (1995).

«Тоска». Говорят постановщик и премьер
Иркин Габитов во время репетиции спектакля

Иркин Габитов рассказывает о работе над новым спектаклем.  

 – Тридцать лет назад я поставил «Тоску» в этом театре. С тех пор я ставил «Тоску» в Мариинском театре, в Екатеринбурге, на фестивале в Савонлинне в Финляндии, и когда я смотрю на это произведение с позиции времени, задумываюсь – что я могу сказать нового? Но с каждой новой постановкой вслушиваясь в этот музыкальный язык, я понимаю, что эта музыка вечная и неисчерпаемая – достаточно только слушать композитора. И тогда каждый раз можно находить новые краски, новые эмоциональные оттенки и каждый раз восхищаться тем, насколько тонко Пуччини выстраивает характеры и психологию взаимоотношений героев в музыке.

– Предыдущую постановку «Тоски» я ставил здесь в памятное время своих первых больших режиссёрских работ вместе с замечательным дирижёром Алексеем Людмилиным и художником Вячеславом Окуневым – с ним мы готовили премьеру и сейчас. В новые декорации мы не стали вносить кардинальные изменения: трансформировали некоторые конструктивные детали и пространства, но суть осталась неизменной – это Рим, величественная капелла, роскошь кабинета Скарпиа.

– Я очень рад, что в Новосибирском театре появились новые возможности, новое поколение очень талантливых певцов, которые могут обеспечить высокий уровень этого спектакля. Ведь далеко не в каждой труппе мира найдутся три Тоски, а здесь есть Вероника Джиоева, Ирина Новикова, Ольга Колобова; два великолепных баритона, два Сакрпиа – Алексей Зеленков и Андрей Триллер, и ещё у нас появился новый Каварадосси – молодой и очень перспективный тенор Константин Захаров, пусть у него пока небольшой опыт, но его голос яркий, подвижный и это многообещающий артист.  К тому же,  в театре прекрасный хор и оркестр – а это главное в любом оперном спектакле.

«Тоска». Говорят постановщик и премьер
Дмитрий Юровский и Иркин Габитов

– Я счастлив, что над «Тоской» мы работаем с дирижёром Дмитрием Юровским. Это наша вторая совместная постановка, и я очень ценю, что мы нашли общий язык и в его лице я имею такого сподвижника. Такое абсолютное взаимопонимание с дирижёром – мечта любого режиссёра, и я думаю, что этот спектакль станет для нас обоих каким-то открытием.

– При работе над «Тоской» я просмотрел много различных материалов, мне важно было понять – откуда эти персонажи, их имена: Тоска, Скарпиа. Почему именно барон Скарпиа? Уже в самом сочетании имени и титула слышится нечто грозное, давящее. Интересно, что в лирических, любовных сценах звучат только имена, и никаких титулов – Марио и Флория – такое нежное, мягкое созвучие, как только начинается драматическая сцена, мы слышим «Тоска и Скарпиа» – даже в этом отражена психология персонажей и их взаимоотношений.   

– Удивительно, как удаётся  Пуччини разные эмоциональные состояния человека акцентировать настолько разными музыкальными приёмами. Ещё интересно, что в самых драматических моментах действия слышна тема траурной сарабанды – танца смерти, этот лейтмотив можно услышать и в сцене прощания, и в сцене, где Скарпиа домогается Тоски. Такой сильный музыкально-драматургический приём Пуччини помог мне выстроить взаимоотношения героев ещё более остро и драматично.

– Моя задача – пластическими средствами поддержать музыкальный материал, все мизансцены должны рождаться из музыки, чтобы через своё физическое состояние, взаимодействие певцы могли донести эти эмоции: влюблённость, чистоту чувства, или, наоборот, тёмную страсть, какую испытывает Скарпиа к Тоске. Ведь Скарпиа тоже любит Тоску, но не хочет брать её силой – он желает ответного чувства и готов бросить к её ногам всё, что имеет – а он богатейший человек, причём разбирающийся в искусстве и ценящий красоту, но при этом коварный и безжалостный. Вот эти контрастные сопоставления мы с Дмитрием Юровским старались выявить и донести до слушателей.

– Такая история могла произойти где угодно и когда угодно. Ведь человеческие чувства абсолютно не изменились: поцелуй и сегодня остаётся поцелуем, любовь – любовью, а зло – злом.

– Лучше всего о «Тоске» сказал сам Пуччини: «Высокая философия здесь, конечно, есть. Но я хотел бы побольше простой человечности. Поменьше мозга и побольше сердца… я думаю, приговоренный к смерти художник, молодой и красивый, в этот великий час мог думать лишь об одном: «Как хороша жизнь! Как прекрасна любовь!».

Алехандро Рой: «Дышать вместе с залом»

«Тоска». Говорят постановщик и премьер
Алехандро Рой

27 и 28 мая на Большой сцене НОВАТа – «Тоска» Джакомо Пуччини, главная премьера сезона. Партию Марио Каварадосси в премьерных спектаклях исполняет испанский тенор Алехандро Рой – артист, снискавший славу одного из лучших исполнителей этой партии на современной оперной сцене.

Сам артист о своей работе говорит: «Я – профессионал, и просто стараюсь делать своё дело как можно лучше».

Прославленный артист учился во Флоренции под началом знаменитой певицы меццо-сопрано Федоры Барбьери. Сегодня Алехандро Рой – желанный гость на самых известных оперных сценах мира, он пел в Метрополитен-опера, на Арена ди Верона, в Оперном театре Сан-Карло в Неаполе, в театре Беллини в Катании, на Фестивале Пуччини в Торре дель Лаго, в театре Лисеу в Барселоне и во многих других.

Мы побеседовали с артистом накануне его выступлений в НОВАТе.

География ваших выступлений впечатляет, доводилось ли вам прежде петь в российских театрах?

– Этой мой первый опыт работы в российском театре, но ранее мне повезло работать с маэстро Дмитрием Юровским над постановкой «Тоски» на Фестивале Пуччини в Торре дель Лаго.

– Ваши первые впечатления от нашего театра?

– Я выступал во многих знаменитых театрах, таких как Метрополитен-опера, Сан Карло в Неаполе, Арена ди Верона, лондонский Ковент-Гарден, но ваш театр прекрасен и я нахожу его одним из самых красивых, из тех в которых мне когда-либо приходилось петь.

– Сейчас на европейских сценах работает много российских певцов, и в нашем театре вам предстоит выйти в одном спектакле с российскими коллегами. Есть ли какие-то особенности у вокалистов российской школы?

– Действительно, российские певцы сейчас очень востребованы и любимы в Европе. На мой взгляд, это объясняется тем, что у вас сохраняют традиции итальянской классической вокальной культуры. Русские певцы славились и в прежние времена, а особенно восхищались русскими басами. Когда я был студентом в Мадриде, я услышал замечательного русского тенора Владимира Галузина в опере Пуччини «Турандот» и остался под большим впечатлением.

– Ваше исполнение Пуччини считается эталонным, а на пуччиниевском фестивале в Торре дель Лаго арию Каварадосси вы исполняли «на бис». Чем вам близка эта музыка?

– Да, мне выпадала такая честь, и даже не раз – и в Торре-дель Лаго и на Арена ди Верона. Мне не раз говорили, что мой голос подходит для опер Пуччини, и не только для них, но и других произведений, представляющих оперный веризм. Я считаю, что в этом репертуаре самое главное – не только красивое пение, но и выражение эмоций, страстей, страданий. Кроме того, Пуччини многое почерпнул из неаполитанских песен, а мне говорили, что мой голос идеально подходит для произведений этого жанра.

«Тоска». Говорят постановщик и премьер
Алехандро Рой

А как открылся ваш талант певца?

– Мне всегда нравилось петь – с самого раннего детства. Когда способности стали проявляться более явно, я отправился учиться во Флоренцию, к выдающейся итальянской певице меццо-сопрано Федоре Барбьери. Кстати, у неё тогда было много учеников из России.

– В чём для вас главная сложность вашей профессии и что вы цените в ней больше всего?

– Самое сложное – всегда сохранять форму, соответствовать высокому профессиональному уровню. В нашей профессии, как в большом спорте, нужно работать над собой постоянно, чтобы зрители, которые заплатили деньги, и пришли тебя слушать, всегда видели твою самоотдачу и получали удовольствие. А самый ценный момент – когда находясь на сцене, ощущаешь себя на одной волне со зрителями, когда чувствуешь, что у тебя и зрителя одновременно захватывает дыхание, и дышишь вместе с залом. Единение со зрителем, как результат твоей большой предварительной работы, для меня – самое ценное, самое любимое в профессии певца.

– Ваши пожелания зрителям, которые придут в НОВАТ на спектакль с вашим участием?

Самое большое пожелание для зрителей, чтобы  после спектакля они сказали себе:  «Какой великий мастер Пуччини». Это цель нашей с коллегами работы и подтверждение, что мы достигли необходимого результата.

Марина Иванова
Оцените автора
( Пока оценок нет )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.