«БОЛЬШОЙ ТЕАТР СТАЛ БЫ ДЛЯ МЕНЯ ШАГОМ НАЗАД»: СЕРГЕЙ ПОЛУНИН О ЗАСТОЕ В БАЛЕТЕ

Неясная поляна
Кино-Театр.Ру

Звезда мирового балета Сергей Полунин продолжает давать интервью для раскрутки нового спектакля «Распутин» в постановке японского хореографа Юки Ойши, где Григория Распутина танцует, собственно, Сергей Полунин, а императрицу Анну Федоровну — олимпийская чемпионка по фигурному катанию Елена Ильиных. На днях Lenta.ru расспросила танцовщика о его отношении к классическому балету, гомофобии, политкорректности, религии и, конечно же, татуировке с Путиным.

Полунин прокомментировал разрыв с Парижской оперой, которая отказалась от сотрудничества с ним после ряда его скандальных публикаций в Инстаграме. В частности, Сергей критиковал «жирных людей», обвиняя их в лени, и сетовал на недостаток мужской энергии в балете. Последнее высказывание многие сочли гомофобным. Впоследствии Сергей удалил эти публикации, но отношения с администрацией Парижской оперы так и не восстановились.

«Когда ты говоришь людям правду, то есть то, что ты на самом деле думаешь, это не всем нравится. Ни в какой форме. Нужно быть политиком, потому что люди остро воспринимают любое высказывание, противоречащее их принципам и интересам. Нужно быть очень аккуратным и все время контролировать, что, где и кому ты говоришь. Особенно если ты человек публичный и работаешь в сфере культуры, кино, музыки», – цитирует Полунина «Lenta».

«Там очень следят за тем, что ты сказал десять или даже тридцать лет назад и жестко наказывают, если это не соответствует сегодняшним требованиям или просто нужен повод.
Это называется cancel culture (культура отмены — прим. ред.). Человека исключают из социальной жизни — так, что он не может получить работу. И это, конечно, несвобода. Я думаю, на Западе это тоже людям не нравится, от этой культуры все уже устали.

«БОЛЬШОЙ ТЕАТР СТАЛ БЫ ДЛЯ МЕНЯ ШАГОМ НАЗАД»: СЕРГЕЙ ПОЛУНИН О ЗАСТОЕ В БАЛЕТЕ

В каждой стране — свои правила. Если ты хочешь работать в Америке — там свои условия, в России — свои, в Китае — свои… Если не хочешь попасть в неприятности, за этим всем нужно постоянно следить. Или, наоборот, пытаться это пробить и, если есть силы, свою дорогу топтать. Но не у всех есть силы, чтобы бороться против системы. Умнее бывает влиться в общий поток и искать в этом свою выгоду.

В творчестве остаётся всё меньше свободы. Например, в Лондоне меня обвиняли в гомофобии, а в Сингапуре и в Китае я не мог продать свой спектакль Sacre, посвященный Вацлаву Нижинскому, потому что там персонаж — мужчина — помадой красит губы. То есть нужно постоянно следить за тем, что можно, а чего нельзя, в каких культурных традициях это принимается, а в каких нет».

Артист поделился с изданием своим мнением о текущем состоянии российского и мирового балета. «Все индустрии меняются, ничего на месте не стоит. На этом фоне балет — это очень старая и консервативная система, она не развивается столь динамично, как футбол или кино. Раньше киностудии имели свой штат актеров и могли диктовать им собственные правила. Потом у актеров появились агенты и менеджеры, и они стали диктовать студиям собственные условия. Балет, на мой взгляд, это очень своеобразная и устаревшая культура, которая не раскрылась. И было бы здорово параллельно существующей системе выстроить новую, которая с ней конкурировала бы или хотя бы предложила выбор. Потому что когда есть выбор — есть стремление развиваться. Сейчас как: в Лондоне, Мюнхене или Москве, если тебе не нравится театр, то нужно менять страну. У тебя нет альтернативы. А значит, ты должен радикально поменять свою жизнь. Кроме того, театры договариваются между собой. В результате свободы нет и в творческом плане — танцевать, где хочешь, и в денежном плане.

Ко всему новому я отношусь очень хорошо. Если технологии что-то улучшают или что-то добавляют в шоу, я использую это обязательно. На мой взгляд, чтобы отражать в искусстве современность, ты должен использовать самые современные возможности. Если есть возможность использовать датчики в костюмах и создавать при их помощи танцующие аватарки — это круто. Но если ты используешь технологии 20-летней давности, то это уже совсем не круто, потому что это уже устарело. Но какими бы ни были прекрасными технологии, танец в балете — все равно самое важное. Танец для меня — это дело на миллион долларов.

Классический танец — это самое ценное, что есть в балете. Классический танец — это азбука, ее уже придумали, а вот какую напишут книгу — вопрос. Да, я иногда ухожу от классики к современному танцу, к драматическим постановкам, но моя главная цель — это большие классические балеты, в современных постановках, с новыми артистами, современными костюмами, декорациями, дизайном, историей, эмоциями, современной музыкой — не попсой, конечно, а современной музыкальной классикой. На мой взгляд, это и есть развитие и правильный путь.

Наш балет остался хорошим, есть традиции, есть хорошие труппы, но нет прогресса, не идет развитие. Я бы сказал, что сейчас застой. В классическом балете я не вижу ничего, о чем можно было бы сказать, что это что-то новое и интересное. Правда, я пока не видел балет «Нуриев».

Также Полунин объяснил, почему не сотрудничает с Большим театром: «У нас нормальные отношения. Я думаю, если бы стояла такая цель и у меня нашлось бы желание, и из театра пригласили бы. Но сейчас такой задачи нет. Не вижу в этом смысла, я уже станцевал много классических балетов, и это будет для меня шагом назад, а не каким-то развитием».

Конечно, журналист не смог не спросить танцовщика о его татуировках — эта тема постоянно затрагивается во всех интервью с артистом. Сергей признался, что раньше ему часто приходилось замазывать тату с президентом.

«Смотря какая ситуация в мире. Раньше — почти всегда. Даже в Китае во время съемок для модных журналов просили закрасить, хотя там очень любят Путина. Это политика. Я спокойно к этому отношусь, если меня об этом просят — для меня это не проблема. Но мир так быстро меняется, и так интересно за этим наблюдать, особенно когда много путешествуешь. Сейчас к татуировке чаще нормально относятся, и Путина можно уже не прятать».

Так же по теме:

Явление Полунина народу: балет или вечер в ночном клубе

Сибкрай.Ру
«БОЛЬШОЙ ТЕАТР СТАЛ БЫ ДЛЯ МЕНЯ ШАГОМ НАЗАД»: СЕРГЕЙ ПОЛУНИН О ЗАСТОЕ В БАЛЕТЕ

Сольную программу Сергея Полунина представили новосибирской публике в Оперном театре. Билеты на шоу балетного премьера стоили до восьми тысяч рублей, площадке программа обошлась в четыре миллиона. Из Оперного новосибирцы выходили в недоумении: самого Полунина в программе было мало, а техника, по мнению публики, не дотягивала до ожидаемого уровня.
 
Сергей Полунин, рожденный в Херсоне, прошедший обучение фактически в советской школе балета, работавший в Новосибирском театре, резко ушедший из балета из-за скуки и несвободы, подготовил программу сольного вечера. Он поехал с ним по России, собирая толпы поклонников, помнивших его как прекрасного артиста балета, добрался после Екатеринбурга до Новосибирска и выступил 18 февраля в большом зале Новосибирского театра оперы и балета.

Ажиотаж, мгновенно распроданные билеты, в том числе в оркестровую яму по цене VIP-ложи, подтверждают, что люди подвержены воспоминаниям и медиа-раскруткам. Внимательный зритель уже после фильма о Сергее должен был понять, что звезды классического балета нет.

Сергей Полунин практически не заметен на классической сцене, он ушел в кино, снимает клипы. Две его роли в фильмах «Убийство в Восточном экспрессе» и «Красный воробей» похожи, как братья-близнецы: весьма эпизодичны и кинозвезду из него не сделали. Другое дело снятый документальный фильм «Танцор», где старательно лепили из Полунина мегазвезду. Все было сделано грамотно, по всем канонам зарабатывания денег. Сергей проехал с фильмом, встретился со зрителями, но не танцевал.

20190218_192256_5d3_05_53_4300.jpg

В фильме же показана его мать, простая, далекая от балета женщина, которая все силы положила на то, что бы дать сыну отличное балетное образование, отец, ради этого уехавший за границу на заработки, в результате чего семья развалилась. И он, бедный, измученный многочасовыми репетициями, поддерживающий жизненные силы энергетическими напитками.

Жалко парня, но он молодец, он выбрал свободу, задумался о будущем. Кино, сольные проекты. И вот попытка сделать первую сольную программу – Sacre. 
Волнительный момент, на хорошо знакомую сцену Новосибирского театра оперы и балета выходит некогда танцевавший на ней Сергей Полунин. Звучит песня Адриано Челентано, Сергей красиво ходит по сцене, делая некие па.

А дальше – полная неясность. Ожидался анонсированный балет «Фальшивая улыбка», которую в последний момент заменили одноактным балетом Варнавы «Ткани», но и в нем вместо Полунина 35-минутную композицию на песни Red Hot Chili Peppers исполнил сам постановщик. 

Фанаты Сергея Полунина доказывают, что он в «Тканях» и не должен был выходить, но из аннотации к спектаклю на сайте «НОВАТа» это непонятно, и многие ждали Сергея в двух одноактных балетах, как это было в столичных премьерах. В конце концов, чем новосибирцы хуже?

Полунин в первом акте на сцену больше не вышел. Сама работа больше подходила к хорошо оснащенному ночному клубу, но не оперному театру. Во втором отделении Полунин был один и исполнил балет, навеянный творчеством и жизнью Нижинского. Но ни жизни, ни творчества в этом не было: лишь несколько известных всем любителям балета движений знаменитого танцовщика.

20190218_193140_5d3_05_53_4714.jpg

Но после блистательного балета «Нижинский» в постановке Ноймайера, который, к слову, буквально одновременно был показан по каналу «Культура», одноактный балет Юко Оиши выглядел незатейливым и маловразумительным. Хотя и здесь вопрос. Танцевавший в полноги Сергей Полунин, вероятно, не донес всех нюансов хореографии Юко. 
Несмотря на то, что администрация театра долго не давала свет, выжимая из зрителей аплодисменты и несколько дежурных криков «браво», особо теплого приема не получилось. В гардеробе было полно зрителей, как-то в темноте покинувших зал. 

Конечно, замена премьера в первом отделении на совести администрации театра. И почему зрители об этом не были оповещены, остается вопросом. Стоимость билетов доходила до восьми тысяч рублей, что, учитывая сумму в четыре миллиона, выплаченную театром (согласно данным госзакупок) Сергею Полунину и его группе за это шоу, было вполне естественным. Но люди шли на полный вечер, а показали половинку с хвостиком. 

В большинстве оперных театров есть балетные труппы, вот только классику они из-за отсутствия хорошо подготовленных танцовщиков показывать не могут, ограничивая репертуар образцами современной хореографии, которые особой популярностью среди зрителей не пользуются. 

20190218_190249_5d3_05_53_3495p.jpg

Вместо грандиозного шоу новосибирская публика увидела тот вариант танца, который не несет в себе ничего нового и во множестве присутствует в Европе. Так танцевать могут многие, а вот классику, как танцевал Полунин, могли единицы. Для того чтобы танцевать классику, надо обладать железной самодисциплиной и готовностью к постоянным, каждодневным урокам и репетициям. Изо дня в день. Не каждый так может. Некоторым нужен постоянный жесткий педагог, наставник с палкой в руке. Таким человеком у Сергея был Зеленский. Но Сергей не выдержал, поманила другая, более свободная жизнь, и вот уже результат: прыжок не тот, сложности убраны, нога на 45 градусов, одет в костюм, скрывающий многие недоработки.

Чтобы станцевать то, что увидели зрители на сцене Оперного, уровня прежнего Полунина не требовалось. Как заметил Николай Цискаридзе, уйти из классики в контемпорари можно, а обратно – не получится. Сможет ли Полунин вернуться в классику и снова блистать? Для этого ему придется изрядно потрудиться.

А новосибирцы могут поздравить себя с еще одним уроком: не стоит доверять навязчивому пиару, чтобы потом не жалеть о бездарно потраченном времени и деньгах.

Гость
Оцените автора
( Пока оценок нет )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.