«В нестабильные времена концертные залы бывают особенно наполнены публикой»

Культ. Публикации

Александр Савин 05 июля, 2021

В интервью «Континенту Сибирь» руководители Новосибирского симфонического оркестра рассказали о планах на сезон 2021 – 2022 гг: какие произведения будут  сыграны, какие звезды приедут, а также ответили на вопросы о том, что и кто помогает оркестру справиться с трудностями «ковидного» года и продолжать развиваться.

Великолепным «скандинавским» концертом завершился тяжелейший сезон Новосибирского академического симфонического оркестра. В финальной программе сезона под управлением хорошо известного новосибирской публике дирижера Валентина Урюпина прозвучали Симфония № 1 финского классика Яна Сибелиуса и Концерт для скрипки с оркестром датского композитора Карла Нильсена, блестяще исполненный Дарией Зиатдиновой. Завершившийся сезон войдет в историю как самый долгий, самый насыщенный в истории оркестра, и самый драматичный. Эпидемия стала причиной отмены всех концертов теперь уже позапрошлого сезона – в том числе абонементных программ и событий Транссибирского Арт-фестиваля. Но если для большинства театров их долги перед зрителями, купившими билеты, исчислялись несколькими спектаклями, то для филармонии, давно и плодотворно работающей по абонементной системе, масштаб бедствия измерялся десятками концертных программ.

Поясним читателям этот вопрос, важный для понимания ситуации, в которой оказался оркестр.

Абонементная система подразумевает, как вы понимаете, оплату вперед на целый сезон. Так в марте вы покупаете, к примеру, абонемент №1, в котором оркестр берет на себя обязательства исполнить за сезон десять концертов. Концертный сезон начинается в сентябре и заканчивается, как правило, в июне. У симфонического оркестра семь своих абонементов – три абонемента на площадке Дома учёных Академгородка и четыре в ГКЗ им. А.М. Каца. В марте прошлого года был объявлен локдаун, и у оркестра остался долг перед держателями абонементов. Но это еще не все: к тому времени поступили в продажу абонементы очередного сезона. С учетом того, что многие владельцы абонементов в этот период, для сохранения привычных мест, в порядке приоритета, просто меняют старые абонементы на новые, у каждого владельца на тот момент было фактически полтора сезона уже оплаченных филармонии концертов. С учетом большого количества билетов, проданных на концерты VII Транссибирского Арт-фестиваля, в большинстве которых учувствовал оркестр, вдобавок ко всем долгам перед слушателями повис и ещё один.

Конечно, можно было решить этот вопрос, просто вернув деньги за несостоявшиеся концерты, как это сделали руководители ряда театров, но руководитель филармонии (теперь уже бывший), заявлявший о хорошем финансовом состоянии организации, предпочел отсидеться за закрытыми дверями, перенося концерты с одного срока на другой. Ситуация доходила до абсурда – когда на сайте филармонии даже не извещали об отмене и переносе концертов, из чего следовало, что они всё-таки состоятся, а в кассовом зале никого не было. Такое наследство получил новый генеральный директор: денег нет, обязательства есть. Мне приходилось писать о том, что филармония, при таком отношении со стороны предыдущего руководства рискует потерять свой самый ценный ресурс – владельцев абонементов или возложит на оркестр тяжелейшую ношу. Что и случилось. 9 сентября 2020 года губернатор Новосибирской области Андрей Травников подписал постановление о возобновлении концертной деятельности, вскоре ограничив заполняемость залов до 50%.  Для абонементов оркестра, продажи которых были больше этой цифры, рассматривались варианты повторения концертов. Но руководством региона и региональным министерством культуры было принято решение разрешить заполняемость зала по фактическим продажам абонементов. Благодаря, без всякого преувеличения, героическому труду музыкантов, администрации оркестра, его художественного руководителя, оркестр не просто вернул все свои долги, но еще и познакомил слушателей со многими интересными музыкантами.

Обо всем этом я поговорил с художественным руководителем и главным дирижером оркестра Томасом Зандерлингом и управляющим оркестра Николаем Сизиковым.

Николай Сизиков: «Готовим премьеры, как мировые, так и российские».

«В нестабильные времена концертные залы бывают особенно наполнены публикой» - Фотография
Фото Михаила Афанасьева, предоставлено Новосибирской филармонией

– Прежде всего, Николай, разрешите поздравить вас и весь оркестр с завершением, пожалуй, самого долгого и трудного сезона в истории коллектива. Вам удалось не просто исполнить все программы – и плановые, и перенесенные – но и познакомить новосибирцев с большим числом очень интересных исполнителей.

– Да, все верно, мы завершаем сезон. Мы выполнили все обязательства перед держателями абонементов и смогли вернуть долг по предыдущему сезону, а это восемнадцать концертов! Мы справились с этим.

– Но ведь ко всем своим проблемам добавились неисполненные программы Арт-фестиваля. Вам пришлось до конца года возвращать концерты фестиваля, а через три месяца уже участвовать в концертах следующего.

– Совершенно верно, это тоже легло нагрузкой на оркестр. VII фестиваль завершился 11 декабря, а в марте уже начался VIII. И с этим оркестр справился.

– Не просто справился – героически справился. Сколько оркестров в США просто расформированы, сколько в Европе остались должны своим постоянным слушателям. Понимаю, что можно было все сделать не такими затратами. Но что случилось – то случилось. Все решилось за счет музыкантов.

– Все всё понимают. Публика не виновата – публика ждала. Главное – мы не обманули своих главных зрителей, владельцев абонементов, выполнив свои обязательства.

– Не просто выполнив, а прекрасно выполнив. Сколько интересных программ, солистов. Понимаю, что часть из них приехали благодаря ковиду, у многих сорвались гастроли, концерты, фестивали, но новосибирцы увидели и услышали массу интересных программ, во всяком случае, для меня это был наиболее яркий сезон за последние годы.

– Да, сезон был интересный. Менялись программы, приходилось подстраиваться под требования Роспотребнадзора, особенно в начале сезона, принимать много нестандартных решений, менять программы, менять солистов, которые не могли прилететь в силу разных причин. Много было интересных решений. Были программы, когда в одном отделении выступал только духовой оркестр, в другом – только струнный. Например, Курт Вайлд, Рихард Штраус для духовых и его же «Метаморфозы» для струнных, были небольшие составы. Особенно тяжелыми были октябрь и ноябрь. Пандемия не обошла и оркестр, при малейших симптомах мы снимали музыкантов с репетиций и концертов. Иногда была угроза остановки работы. Тем не менее, справились – приглашали музыкантов из других коллективов, как я уже говорил, меняли программы. Надо сказать, что это стало возможным благодаря пониманию со стороны руководства области, которое в отличие от своих коллег из ряда соседних регионов не закрыло концертно-театральную деятельность, а только ограничило заполняемость залов.

– Мне кажется, что этого было вполне достаточно, с учетом того, что многие болели, многие опасались приходить на концерты. Но даже таких слушателей вы не обидели.

– Пятьдесят процентов слушателей в зале было всегда. Что касается тех, кто болел, берегся и не смог использовать свои абонементы полностью, мы всем шли навстречу, приглашая на концерты по другим абонементам или вне абонементных концертов. Более того, руководство шло и на то, чтобы держатели абонементов приглашались на концерты других коллективов. Порядка ста – ста пятидесяти владельцев абонементов не посещали концерты вообще. Поэтому практику замены абонементов мы продолжим и в следующем сезоне.

– А много владельцев сдали абонементы?

– Единицы.

– Это высокое доверие зрителей. Признаться, когда весной зрители столкнулись с пренебрежительным к себе отношением, я боялся, что оркестр этот зрительский костяк потеряет, но с появлением нового руководителя все благополучно разрешилось и продолжает разрешаться. 

– Совершенно верно. Нас поразило это доверие. Все относились к возникающим проблемам с пониманием, никто не устраивал разбирательств, все вопросы решались. Так будет и в дальнейшем. Ведь наш оркестр работает для слушателей – это его главное предназначение. Оркестр без зрителей никому не нужен.

– Какие программы, на ваш взгляд, были наиболее удачны? Я уже писал и ещё раз повторюсь, что в рамках абонемента были концерты, способные украсить любой фестиваль – блестящие программы.

– Вообще, оркестр работает очень качественно. Мы много занимаемся обновлением репертуара. Готовим премьеры, как мировые, так и российские. Практически в каждом втором концерте звучат новые произведения. Возобновилось сотрудничество с Сибирским отделением Союза композиторов России.

Что касается Арт-фестиваля, это, вообще, очень интересное явление. На короткий отрезок времени запланировано много интересных и очень сложных программ. Времени на репетиции минимум, но при этом достаточно серьёзные задачи стоят перед дирижером, солистами и оркестром. Программы разноплановые, большинство исполняется впервые и, конечно, это большая нагрузка, прежде всего, на оркестр. И мы, наконец, вернули долг перед зрителями еще первого фестиваля – концерт с Валерием Абисаловичем Гергиевым, который прошел практически с одной репетиции. Мы семь лет ждали этого концерта.

– Такие задачи способны решать только музыканты очень высокого уровня. При этом ранее запланированные концерты никто не отменял.

IV Международный музыкальный фестиваль Ильдара Абдразакова

Бурные овации и двадцатиминутный «бис»: мировые оперные звëзды спели в Новосибирске

– Оркестр работает очень стабильно и высокопрофессионально. Во время последнего Арт-фестиваля у оркестра был запланирован весьма ответственный концерт в концертном зале «Зарядье». Мы слетали в Москву, выступили и, вернувшись, продолжили участвовать в программе фестиваля.

 Это уже второе выступление в одном из самых престижных залов мира.

– Да

– Я вам сейчас скажу об одном своем наблюдении, о котором я никому не говорил. Я, в силу семейных обстоятельств, рассматривал возможность переезда в другой город, скажем, поближе к детям. Главный вопрос, который меня волновал, каков уровень культуры в том или ином городе. Конечно, если не брать Москву, которая в силу безумной дороговизны просто не рассматривается, или Питер, который не подходит по климатическим условиям моей супруге. Так вот, знакомясь с репертуаром филармоний, их коллективов, я особенно обращал внимание на репертуар оркестров. Я видел там такой примитивный уровень формирования программ, такой непритязательный набор набивших оскомину концертов, что у меня возникала одна мысль: «Подождите, а как же я буду без оркестра – нашего оркестра?». Это часть моей жизни. 

– Да, к сожалению, такая тенденция есть. Многие коллективы уходят на более простой и понятный репертуар, считая, что таким образом они расширяют свой зрительский потенциал. Вот только вернуться на поверхность потом очень сложно. Оркестр развивается, с ним развивается зритель. Оступитесь – потом будет сложно доказать, что Дмитрий Шостакович — это замечательный композитор, Кшиштоф Пендерецкий – очень интересный композитор, а музыку Филиппа Гласса вы нигде, кроме как на концерте симфонического оркестра, не услышите. Проблема репертуара региональных оркестров существует, во многом она идет от политики руководителей концертных организаций, которые считают, что надо идти навстречу зрителям, а не формировать, со своей стороны, их вкусы и пристрастия. Мы же идем по второму пути.

– Наш оркестр, как ледокол, движется во главе новосибирской культуры. Наряду с музыкальным театром представляет ее на всероссийском и даже мировом уровне. Как-то в 1986 году мы беседовали с Арнольдом Михайловичем Кацем, и я спросил его: «А может дать Брукнера, Шенберга?». Он тогда ответил примерно так: «Всему свое время». А сегодня практически все симфонии Брукнера оркестр исполнил, Малер постоянно в репертуаре, Шостаковича публика принимает на ура! Насколько продвинулся уровень слушателей. Все это благодаря оркестру, который постоянно раздвигает горизонты музыкального восприятия своих постоянных зрителей – open mind.

– Просветительская составляющая оркестра, как и любого филармонического коллектива, очень важна. Другое дело кого и где мы просвещаем. Программы для детей содержат вещи достаточно популярные, там звучит музыка, которую они могут услышать в разных местах. Например, Сороковая симфония Моцарта, или Пятая симфония Бетховена. На нашем концерте важно то, что ребенок увидит, как все это происходит вживую. До пандемии мы практиковали приглашение детей на открытые репетиции. Сотрудник Детско-юношеской филармонии Дарья Нехаева приглашала по три класса детей. Они шли сначала в Художественный музей, смотрели там картины, потом приходили на открытую репетицию – минут на сорок – и слушали музыку по теме, близкой к увиденной живописи. Даша рассказывала об этих композиторах, а потом дети шли рисовать услышанное и увиденное. Мы все это делали, пока не началась пандемия, и планируем к этой работе вернуться при первой возможности. Главное – зацепить детей, заинтересовать. Это же наши будущие слушатели. Бытует мнение, что на концерты оркестра ходят одни бабушки. Это не так. Одни бабушки уходят, им на смену приходят другие.

– Мне кажется, что за последние годы возраст зрителей значительно омолодился. Вижу много молодежи.

– Наши данные подтверждают, что омоложение аудитории происходит. Это значит, что мы идем правильным путем.

– Николай, приоткроете завесу над тем, кто к нам приедет в будущем сезоне?

– К нам приедет Тимур Мартынов – первая труба Мариинского театра. Традиционно у нас появится Марк Борисович Горенштейн. Его опыт работы с Государственным симфоническим оркестром России очень важен. Мы продолжаем сотрудничество с Александром Лазаревым. Обязательно в каждом сезоне мы стараемся пригласить молодых дирижеров. В следующем сезоне это будет победитель всероссийского конкурса дирижёров  Николай Цинман. Так в своё время мы познакомились с Валентином Урюпиным, который закрыл наш сезон в этом году, так мы познакомились с Димитрисом Ботинисом. На сегодняшний день Валентин и Димитрис являются лауреатами премии президента РФ. Творческий путь этих дирижеров начинался, в том числе, и в нашем оркестре. Обязательно приедет как дирижер Александр Рудин. Как и Теодор Курентзис, он добивается наибольшей аутентичности исполняемых произведений. Он прекрасно исполняет барочную музыку, Гайдн, Бах в его исполнении звучат превосходно.

– Он блестящий знаток русской классики. Многое делает для ее популяризации, вычищает рукописи, например, Глинки.

– Можно уже анонсировать приезд такого дирижера, как Саша Гётцель. Он закрывал последний Арт-фестиваль и мы договорились, что он примет участие в абонементных концертах оркестра.

– Очень интересный дирижер, разноплановый. Его выступление запомнилось и понравилось зрителям – Бетховен и «Летучая мышь». А из тех музыкантов, с которыми мы познакомились в этом сезоне, кого-то мы услышим в будущем?

– Обязательно. Приедут ставшие нашими друзьями Александр Рамм, Дмитрий Маслеев, Павел Милюков. Константин Хачикян приезжал в прошлом сезоне играть с оркестром, а в будущем приедет уже как солист, в рамках абонемента №14, в котором он ранее не участвовал.

– Очень интересный абонемент «Звезды XXI века». Все музыканты, которые уже три года приезжают в рамках этого абонемента – подлинные звезды.

– Традиционно с новыми программами выступит Валентин Урюпин, мы услышим концерт Маркуса Линдберга для кларнета. Это современный композитор, его концерт очень сложен для исполнения, и мы будем рады его показать в рамках нашего абонемента.

– Урюпин никогда заезженного ничего не исполняет. Все, что он делает, очень интересно.

– Да, вот только что он познакомил наших зрителей со скрипичным концертом Нильсена.

– У вас напоследок была скандинавская программа, и Нильсен стал для нас всех открытием. Кстати, Валентин планирует исполнить ораторию Нильсена в театре «Новая Опера», музыкальным руководителем которого он назначен. Композитор – классик у себя на родине, и по мнению того же Урюпина, оказал определенное влияние на Дмитрия Шостаковича.  Николай, Вы можете рассказать о тех структурных преобразованиях, которые сейчас проходят в оркестре, и, скажем так, в коллективах вокруг оркестра: Filarmonica-квартет, ансамбль медных духовых инструментов «Сибирский брасс», Концертный духовой оркестр, ансамбль солистов «Новосибирская Камерата». Они продолжат свою работу? И в каком качестве?

– Да, сейчас я могу рассказать, что происходит и с чем это связано. Все эти коллективы, так или иначе, связаны с оркестром. Артисты, выступающие в них, почти все являются артистами оркестра. Эти коллективы изначально создавались при оркестре, потом стали самостоятельными и останутся в творческом плане самодостаточными. Например, все, что планирует Валерий Карчагин в Filarmonica-квартете – это его планы, никто туда не вмешивается. Это табу для всех. Подчеркиваю, для всех. Ни Томас Куртович никогда не вмешивается в их работу, ни, тем более, я, или руководство филармонии. Я, со своей стороны, сделаю все, чтобы эти планы были реализованы, обеспечив им административную поддержку. У коллектива остаются те же абонементы, те же программы. При этом реорганизация придаст коллективам большую мобильность и расширит их творческие возможности. Появляется возможность показать многогранность оркестра. У нас уже был такой опыт, когда мы в рамках оркестра реализовывали программы камерных выступлений – или солистов группы виолончелей, или деревянных духовых.  Плюс сегодня меняется трудовое законодательство, появляются новые нормативные акты. И всё это дало толчок к принятию решения о реорганизации.

– Для зрителей ничего не меняется.

– Конечно. Зрители не покупают билеты, исходя из штатного расписания. Они покупают билеты, изучая афиши и программы филармонии. Им все равно, как это функционирует внутри организации, как организован рабочий процесс. Важно творчество и уровень исполнения. Скажу более того: уже два коллектива работают по этой схеме и для них ничего не изменилось. В предстоящем сезоне Filarmonica-квартет будет праздновать свой 35-летний юбилей. Пока программа концерта еще не заявлена в афише, но я могу точно сказать, что в концерте примут участие друзья коллектива и юбилей пройдет достойно. Недавно приезжал Александр Ситковецкий, играл с оркестром и ансамблем солистов «Новосибирская Камерата».   Это были прекрасные концерты, рассчитанные на разных зрителей: с одной стороны – симфоническая музыка, с другой – камерная. И с экономической стороны это интересно, и, самое главное, с творческой.

– Я помню, когда начинался первый абонемент, всегда солисты имели помимо концерта с оркестром, ещё и сольный, тогда в концертном зале консерватории. Одним словом, вся административная мощь филармонии будет работать на пользу коллектива, что убережет его от стагнации и позволит реализовывать творческие планы. Автономия – автономией, но без поддержки административной ничего не получится.

– Да, филармония обеспечивает полную поддержку коллективам – от гастролей до организации концертов. Таким образом, можно сказать, что оркестр в состоянии провести свой собственный фестиваль, и я уверен, это будет интересно зрителям.

– Да, но это еще и даст возможность развиваться многим музыкантам – тем, кто чувствует в себе потенциал солиста или автора проектов.

– Безусловно. Мы уже не первый год сотрудничаем с Фабио Мастранджело. Параллельно Фабио являлся художественным руководителем «Новосибирской камераты». Но время идет и круг интересов Фабио расширился. Он принял предложение возглавить два больших и значимых проекта. Сегодня он является художественным руководителем Санкт-Петербургского театра «Мюзик-Холл», главным дирижёром Симфонического оркестра Москвы «Русская филармония». Поэтому было принято обоюдное решение прекратить его сотрудничество с ансамблем «Новосибирская камерата», но при этом он продолжит сотрудничать с оркестром.

– Николай, несколько лет назад Томас Куртович и Вы были серьёзно озабочены тем, что зарплата оркестра стала отставать от зарплат в других региональных оркестрах. Она была поднята, а потом, как бы заморозилась. Но, как я знаю, этот вопрос решен, и в этом немалая заслуга губернатора Андрея Александровича Травникова?

– Да, это так. Понимая экономическую ситуацию, связанную с пандемией, не было уверенности, что это сегодня возможно. Мы иногда думаем, что к культуре относятся, как к нахлебнице, что там всё не очень стабильно, но пандемия показала как раз обратное. Губернатор и правительство Новосибирской области очень эффективно поддержали сферу культуры, не дав ей рассыпаться. В период полного локдауна деятели культуры получали зарплату. После открытия концертной деятельности мы получили от правительства региона поддержку всех наших начинаний, проектов и концертов. Это говорит о грамотной социальной и культурной политике в регионе. Существует такое наблюдение, что в нестабильные времена концертные залы бывают особенно наполнены публикой. Вспомним девяностые годы, когда люди искали поддержку в музыке, искусстве. Сегодня мы тоже живем в непростое время и при этом чувствуем особенную поддержку со стороны губернатора и регионального министерства культуры, видим их понимание того, что наш коллектив достойно представляет Новосибирскую область в стране и мире.

– В музыкальной жизни это точно. Исключив федеральный оперный театр, мы видим поддержку и филармонии, и музыкального театра, который сегодня весьма достойно представляет наш город. Но если смотреть вглубь истории, то все успехи музыкального театра обусловлены его руководителем – Леонидом Кипнисом, который прошел очень серьёзную школу в филармонии.

Томас Зандерлинг: «Меня интересует только музыка определённого уровня и качества»

«В нестабильные времена концертные залы бывают особенно наполнены публикой» - Фото
Фото Михаила Афанасьева, предоставлено Новосибирской филармонией

– Томас Куртович, завершился, пожалуй, самый, сложный сезон в истории оркестра. Случилось, на мой взгляд, невозможное – оркестр не просто выполнил все обязательства перед слушателями сезона 2020-2021 года, но и вернул обязательства по сезону 2019-2020 года.

– Я испытываю огромную гордость за наш оркестр! Он если не единственный в мире, то уж точно в числе немногих, кто отдал все долги своим слушателям. Мы не просто исполнили все анонсированные программы, но и все программы Транссибирского Арт-фестиваля за прошлый год. Так работают только в Лондоне. Меня радует не только то, что мы показали очень высокий исполнительский уровень, но и отношение к публике со стороны музыкантов. Было тяжело, но при этом от музыкантов не было вопросов: что, зачем, почему? Это невероятно. Коллектив ко всему относился очень серьезно. В Америке многое закрылось, а многое просто аннулировалось. В Европе многое осталось в планах, и ещё долго будет оставаться в планах, очень много отмен, переносов. В Лейпциге должен был состояться фестиваль Малера: разные оркестры должны были исполнить все его симфонии. Отменили. Меня пригласили на дирижерский мастер-курс там же, но у меня был напряженный график концертов здесь, с нашим оркестром. В Германии только-только начинаются концерты перед зрителем. Представляете, они пропустили окончание предыдущего сезона и практически весь последний сезон. В Англии локдаун продлили еще на месяц.

– К сожалению, у нас эпидемиологические показатели  тоже поползли вверх. Я надеюсь, что это подстегнет вакцинацию населения. Многие расслабились. А как вы?

– Я вакцинировался. Я переболел больше года назад и вакцинировался при первой возможности. Это моя ответственность перед оркестром, перед зрителями.

– В этот ваш приезд вы исполнили целый ряд произведений русских композиторов, включая программу, наполненную патриотизмом: Чайковский, Бородин и Прокофьев. Монументальная работа, которая под силу только передовым филармониям и лучшим оркестрам. Это было сделано сознательно, или так получилось?

– Я исполнил мою мечту – сделать такой русский концентрат. Подряд мы сыграли «Петрушку» Стравинского, «Александра Невского» Прокофьева, Пятую симфонию Шостаковича, «Богатырскую симфонию» Бородина и «Славянский марш» Чайковского.  Мы продолжили знакомить слушателей с классическим наследием, в том числе и с классикой, о которой большинство даже не слышало. Закрывал сезон молодой и интересный дирижер Валентин Урюпин. Валентин всегда знакомит слушателя с чем-то новым. Вот и в этом концерте наряду с великим финном Сибелиусом, он показал работу великого датского композитора Карла Нильсена – он постарше Сибелиуса, но очень интересный композитор. Я из тех главных дирижеров, которые считают необходимым приглашать интересных дирижеров в оркестр. Это очень разнообразит общую картину и  полезно для музыкантов и зрителей.

– Что нас ждет в будущем сезоне? Какие гастроли ожидают оркестр?

– Сезон будет напряженным и насыщенным. Это обусловлено не только нашими планами, но и тем, что на предстоящий сезон приходятся два юбилея. Первый – это юбилей Новосибирской области, второй – юбилей оркестра. Участие в юбилейных торжествах области определяет наш учредитель, министерство культуры, и у нас с министром Натальей Ярославцевой уже об этом был разговор. А 65-летний юбилей оркестра стартует в сентябре, с первым концертом сезона. Это будет внеабонементный концерт, к нам приезжает очень известный французский пианист, лауреат XV Международного конкурса имени П. И. Чайковского Люка Дебарг. Мы исполним программу, с которой оркестр 65 лет назад начал свою творческую жизнь. Это вечер Чайковского – Первый фортепианный концерт и Пятая симфония. Романтический, я бы даже сказал, лирический пианист будет играть Первый фортепианный концерт. Может быть очень интересно. Там, в Первом концерте, есть вставная тема. Она посвящена Дезире Арто, французской певице, в которую Чайковский был влюблен, но вмешался Рубинштейн. После расставания с Арто у Чайковского случился нервный срыв; вот эта тема связана с ней.

«В нестабильные времена концертные залы бывают особенно наполнены публикой» - Фото
Фото Михаила Афанасьева, предоставлено Новосибирской филармонией

В предстоящем сезоне будет исполнена Первая симфония Брамса. Еще мы вернем единственный оставшийся свой долг. Мы обещали исполнить Третью симфонию Скрябина, но в силу ограничений по числу музыкантов на сцене, это было сделать невозможно. И вот в будущем сезоне мы ее исполним. Гигантская симфония, очень трудная работа. Слушателям, уверен, будет интересно. Будет Маслеев с Третьим концертом Рахманинова, будет Александр Рудин. Потрясающе интересный дирижер, абсолютно аутентично исполняющий Моцарта и Гайдна. Уникальное явление в России, как и его оркестра «Musica Viva». Будут Горенштейн, Урюпин, молодой московский дирижер Николай Цинман – сын концертмейстера Большого театра – и Саша Гетцель.

У нас есть два интересных гастрольных предложения. Первое – это Англия. Это предложение мы получили после очень хороших гастролей в позапрошлом году. Предстоящая поездка планируется на май 2022 года. Второе предложение – Австрия, Брукнер-хаус в Линце. Я там дирижировал дважды и сейчас получил приглашение приехать с оркестром. Они попросили включить в программу произведения композиторов «Могучей кучки»: Кюи, Римский-Корсаков, Мусоргский. Надеюсь, все это состоится.

Специально для любителей Мусоргского мы сыграем очень редко исполняемую в России «Ночь на Лысой горе» в оригинальной версии. Она длиннее варианта Римского-Корсакова в два раза – около двадцати минут идет.

– Томас Куртович, постоянные посетители концертов оркестра уже знают, что если дирижирует Зандерлинг, то надо настраиваться на большую программную работу, которая будет весьма продолжительна – уж точно более двух часов, и лучше на вечер больше ничего не планировать. Вы это будете продолжать?

– Ну, это вы утрируете.

– Совсем нет, у меня уже сформировалась некая статистика.

– Если говорить серьёзно, то мне как дирижеру близка музыкальная форма, которая внимательна к деталям, допускает некую импровизацию, но при полном видении всего произведения от первой до последней ноты. Мне очень приятно наблюдать, что наш оркестр и наш зритель привык к Брукнеру. Оркестр меняется, развивается. Об этом мне говорил бывший концертмейстер оркестра Александр Шустин (бывший концертмейстер оркестра – прим. А. Савина), Илья Коновалов (внук Исидора Зака, концертмейстер Израильского симфонического оркестра – прим. А. Савина). Это люди, для которых судьба оркестра не безразлична.

Будучи еще приглашенным дирижером, я играл с оркестром Седьмую симфонию Брукнера, потом Девятую и уже на Восьмой оркестр проникся любовью к Брукнеру. Мы играли и самую радикально-католическую, самую брукнеровскую, с точки зрения его почитателей, Пятую симфонию.

 Ну, это вопрос веры. Вы собираетесь продолжать слушателей знакомить с творчеством Малера?

– Оркестр исполнил все его симфонии, кроме Первой и Второй. Дирижировали я и Марк Горенштейн.

– Но остаются вокальные циклы Малера – «Песнь о мертвых детях», «Песнь странствующего подмастерья», «Волшебный рог мальчика», «Песнь о земле»?

– Очень хочу «Песнь о земле», исполнить может Полина Шамаева (меццо-сопрано из Москвы, участвовала в исполнении оратории «Александр Невский» – прим. А. Савина). Мы с ней подружились. Что касается остальных работ – нужен тенор, такой вагнеровский Лоэнгрин.

– Вы любите расширять наше сознание. Скажите, вы собираетесь исполнять произведения русских композиторов, менее известных, скажем, чем Шостакович – Вайнберга, Десятникова, Подгайца? Или совсем неизвестных.

– Хороший вопрос. Отношения со зрителями никогда не просты и содержат множество нюансов. Меня интересует только музыка определённого уровня и качества. Мы сейчас заказываем произведение минут на пятнадцать у сибирского композитора Елены Демидовой. Нам понравилась ее работа «Тобольские царевны». Мы будем ее исполнять через сезон. Вайнберга надо обязательно играть. Вы знаете, его очень почитают в Европе, но совершенно не играют в России.

– Андрей Устинов много сделал для популяризации Вайнберга. Это надо продолжать. Есть его оперы – «Пассажирка» поставлена, «Идиот» в Большом театре. 

– Я совершенно согласен – это уже почти классик. Русскую премьеру его «Идиота» я делал в Мариинском театре, а мировую – в Мангейме. Десятников интересный композитор, надо об этом подумать. Родион Щедрин – давно не играли, а ведь мы с ним дружили.

Феерический финал. Вместо эпилога

В понедельник 28 июня 2021 года в Государственном концертном зале имени Арнольда Каца состоялся заключительный Гала-концерт IV Международного музыкального фестиваля Ильдара Абдразакова – итоговое событие сезона Новосибирского академического симфонического оркестра.

«В нестабильные времена концертные залы бывают особенно наполнены публикой»

Этот концерт ждали. Вместе с международно признанной звездой оперной сцены в Новосибирск приехали его не менее славные коллеги: безупречный Василий Ладюк и хорошо знакомый Новосибирским меломанам Дмитрий Корчак. С опытными мастерами выступали исполнители, проходящие обучение в фонде Ильдара – Анастасия Лерман и Арсений Яковлев, ставшие подлинным открытием фестиваля. В концерте приняла участие звезда новосибирской и мировой оперы Василиса Бержанская, а также участники фестивального мастер-класса – Андрей Меркульев из Новосибирска и Виктория Шевченко из Екатеринбурга. За дирижёрским пультом был большой друг новосибирского оркестра Михаил Грановский.

Сказать, что концерт прошел очень хорошо – значит, ничего не сказать. Если еще в первом отделении, состоящем целиком из русской классики Чайковского и Римского-Корсакова, все вели себя степенно, демонстрируя великолепное владение голосом, то последние тридцать минут концерта в зале творилось нечто невообразимое! Нескончаемые аплодисменты и крики «Bravo!» подстегивали исполнителей, поймавших кураж (пусть меня простят любители изящной словесности, но другого слова я подобрать не могу), а те в свою очередь, проявив чудеса артистизма и умения импровизировать, еще больше заводили зал, вводя его в состояние неистового восхищения. Последние номера и три выхода на бис напоминали капустник, проводимый суперпрофессионалами.

Ни исполнители, ни зрители не желали расходиться. Мне в руки попал сценарий вечера, который подготовил Ильдар Абдразаков. Так вот, вечер должен был закончиться терцетом «Паппатачи» из оперы «Итальянка в Алжире» Джоаккино Россини, но исполнители, собравшись полным составом на сцене, ансамблем, на чистой импровизации, спели большой концертный номер из той же оперы. И когда уже никто не верил, что будут петь еще, но все-таки продолжали неистово аплодировать, была исполнена популярная итальянская песня «На качелях» (Funiculì, Funiculà), которую я с тех пор и напеваю себе под нос, а на концерте с исполнителями пел весь зал. Три часа счастья. Разве этого мало?

Чудесное окончание сезона.

А теперь о самом главном. Этот концерт, наверное, не был бы столь удачным и замечательным без академического симфонического оркестра Новосибирской филармонии. Вот что сказал об этом автор и вдохновитель проекта Ильдар Абдразаков: «Я много слышал о прекрасном Новосибирском симфоническом оркестре. На репетициях складывалось ощущение, что мы довольно давно работаем вместе. Это по-настоящему профессиональный, высокого качества оркестр. Я очень рад возможности нашей совместной работы, для меня это большая честь».

В этом сезоне филармония представила по меньшей мере три великолепные программы с приглашёнными известными вокалистами, в которых участвовал оркестр. 11 декабря, в рамках Транссибирского Арт-фестиваля, в программе солистов Большого театра была исполнена концертная, усеченная версия «Летучей мыши» Штрауса (дирижер Саша Гетцель), 12 июня в исполнении кантаты Прокофьева «Александр Невский» (дирижировал Томас Зандерлинг) мы услышали большой сводный хор и меццо-сопрано Полину Шамаеву, и вот теперь такой поистине феерический финал.

А к этому можно прибавить концерт в рамках Белого фестиваля 23 декабря, «Музыка – это любовь», состоявшийся при поддержке фонда Елены Образцовой, в котором приняли участие лауреаты Международного вокального конкурса «Хосе Каррерас Гран-при». Все это говорит о том, что руководство филармонии и оркестра всерьёз озаботилось включением в афишу концертов известных оперных звезд, что не может не радовать.

Остается лишь добавить, что постоянные посетители концертов это всецело одобряют.

Александр Савин
Оцените автора
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.