ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ. 16 июля 1928 года родилась замечательная пианистка Белла ДАВИДОВИЧ.

Культ.Календарь

По семейному преданию трёхлетняя девочка, не зная нот, по слуху подобрала один из вальсов Ф.Шопена. Может быть, это так, а может быть, это легенда, но в любом случае символично, что пианистическое младенчество Беллы связывается с именем гения польской музыки. Ведь именно шопеновский «маяк» вывел её на концертную эстраду, осенил её имя.

Правда, её артистический дебют был настроен на другую репертуарную волну: в родном городе Баку она сыграла первый концерт Л.Бетховена с оркестром под управлением Н.Аносова. Уже тогда специалисты обратили внимание на удивительную органичность её пальцевой техники и покоряющее обаяние врождённого легато. В Московской консерватории она начала заниматься у К.Игумнова, а после его смерти перешла в класс его ученика Я.Флиера.

«Однажды, — вспоминала пианистка, — я заглянула в класс Якова Владимировича Флиера. Захотелось посоветоваться с ним относительно «Рапсодии на тему Паганини» Рахманинова и поиграть на двух роялях. Эта встреча, почти случайная, решила мою дальнейшую студенческую судьбу. Урок с Флиером произвёл на меня настолько сильное впечатление — надо знать Якова Владимировича, когда он в ударе…- что я тут же, не медля ни минуты, попросилась к нему в ученицы. Помню, он буквально заворожил меня своим артистизмом, увлечённостью музыкой, педагогическим темпераментом».

А вот как вспоминал об этих годах сам профессор: «Заниматься с Давидович было сплошной радостью. Она с поразительной лёгкостью готовила новые сочинения. Её музыкальная восприимчивость была настолько обострена, что мне почти никогда не приходилось в занятиях с ней возвращаться к тому или иному пройденному фрагменту. Давидович удивительно тонко чувствовала стиль самых различных композиторов — классиков, романтиков, импрессионистов, современных авторов. И всё же особенно близок ей был Шопен».

В 1949 году никому не известная студентка Московской консерватории стала одной из двух победительниц первого послевоенного конкурса в Варшаве, вместе с Галиной Черны-Стефаньской. С этого момента концертная карьера Б.Давидович постоянно шла по восходящей линии. Окончив консерваторию, она ещё три года совершенствовалась в аспирантуре у Я.Флиера, а затем и сама вела там класс. Но главным оставалась концертная деятельность. Долгое время шопеновская музыка была основной сферой её творческого внимания. Без его произведений не обходилась ни одна программа, и именно Ф.Шопену она обязана ростом своей популярности. Отличный мастер фортепианной кантилены, она раскрывалась полнее всего именно в лирико-поэтической сфере: естественность передачи музыкальной фразы, колористическое мастерство, отточенная техника, обаяние артистической манеры — качества, присущие ей и покоряющие сердца слушателей.

Постепенно она расширяла границы своего репертуара, включая в него многие страницы музыки В.Моцарта, Л.Бетховена, Р.Шумана, И.Брамса, К.Дебюсси, С.Прокофьева, Д.Шостаковича. В симфонических вечерах она исполняла концерты Л.Бетховена, К.Сен-Санса, С.Рахманинова, Д.Гершвина и, конечно же, Ф.Шопена.

«Мне очень душевно близки в первую очередь романтики,- говорила Б.Давидович. — Играю их давно. Достаточно много исполняю Прокофьева и с большим удовольствием прохожу его со студентами в Московской консерватории… В 12 лет, ученицей Центральной музыкальной школы, я сыграла Английскую сюиту Баха соль минор на вечере студентов кафедры Игумнова и получила достаточно высокую оценку в печати. Я не боюсь упрёков в нескромности, ибо готова тут же добавить следующее; даже достигнув зрелого возраста, я почти никогда не отваживалась включать Баха в программы своих сольных концертов. А ведь прелюдии и фуги и другие сочинения великого полифониста я не только прохожу со студентами: эти сочинения у меня в ушах, в голове, ибо, живя в музыке, без них попросту нельзя обойтись. Иное сочинение, хорошо усвоенное пальцами, остаётся для тебя неразгаданным, словно так и не удалось подслушать тайные мысли автоpa. Подобное бывает и с заветными пьесами — к ним так или иначе приходишь позднее, обогащённой жизненным опытом».

Критика давно нарекла Беллу Давидович поэтом фортепиано. Ибо для неё всегда игра на инструменте была сродни пению, она и сама признавалась, что «ощущает музыку вокально». В этом и секрет неповторимости её искусства, ярко проявившемся не только в сольном исполнительстве, но и в ансамблевом.

Через океан поздравляем Беллу Михайловну с Днём Рождения! Долгих лет!

В её исполнении звучит Скерцо Фредерика ШОПЕНА.

Василий Строганов
Оцените автора
( Пока оценок нет )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.