Римас Туминас: «Но где найти радость…»

Культ. Публикации
Из выступления Римаса Туминаса на сборе труппы.

Римас Туминас – явление на мировой театральной сцене. Как-то в антракте спектакля «Евгений Онегин» мне довелось услышать разговор директора Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова Кирилла Игоревича Крока и кинорежиссера Карена Шахназарова. Карен Георгиевич рассказывал о том, как работал Андрей Тарковский, когда вдруг Кирилл Игоревич воскликнул: «Так Римас Владимирович работает так же!»
Как человеку глубокому, Римасу чужда показуха, стремление оригинальничать. Все его спектакли – выстраданные и продуманные. Говорит он всегда спокойно, неброско, но отвлечься и не слушать – невозможно.

Римас Туминас: "Но где найти радость..."
Римас Туминас

В сентябре прошлого года мне посчастливилось присутствовать при его выступлении на первом после блэкаута сборе труппы. Открытие памятника Вахтангову, презентация нового сценического оборудования, большой эмоциональный накал – и речь Туминаса. Он рассказал о том, как провел эти месяцы полной изоляции. Нет, он не работал с погружением над «Войной и миром», не писал учебников или воспоминаний «Моя жизнь в театре». Он поселился на хуторе и занимался возделыванием сада. Большой человек, большой художник, делу он отдаётся самозабвенно, и его сад на районном соревновании занял призовое место.

Все, казалось бы, просто, но уже в той его речи прозвучала грусть по уходящему «человеческому лицу» театра. Не так давно, после лечения Туминасу пришлось месяц прожить в полной темноте, поскольку любое попадание света на кожу могло вызвать ожог. Понятно, о чем мог размышлять художник такого уровня, имеющий лишь возможность думать. Так появилась, я считаю, программная речь Римаса Туминаса, художественного руководителя одного из лучших театров мира – Театра Вахтангова – на сборе труппы по случаю открытия сезона 2021-2022 года. Эту речь мы сегодня хотим представить нашим читателям.

«Интересно то, что было, а что будет — тяжело сказать. Естественно, репертуар, спектакли… Но где найти радость? Нам всем надо вернуть смысл театра. Время набирать и собирать разбитые зеркала веры и стремиться к чему-то другому. Хочется диалога, а не показа достижений на экранах.

Театр — Дом. Его нет. В дом приходят, идут, предлагают помощь. А наши мастера очень заняты, и нужно уважать их занятость.

Надо отвлечься от экрана, шума, шоу, происходящего вокруг. Надо нащупать путь к человеку, пожалеть его, возвысить и полюбить, чтобы зритель почувствовал, что он нужен. Нужен самой жизни, а не только театру!

В день столетия будет ажиотаж. Посыплются награды и звания: некоторые справедливые, а некоторые — нет. Куда их девать? Складывать?

Когда после операции я жил в темноте, в темной комнате, где была только одна синяя точка, означающая, что там туалет, а потом вернулся в Москву, и при свете увидел спектакли, некоторые из них мне пришлось снять. Свет показал мне, что нехорошо, нельзя, а что – хорошо.

Может быть, эти спектакли могли бы идти еще, но все они замешаны на какой-то ярости, в них есть злоба на человека. Человека, который сидит в зале и думает: «И так жить тяжело, а меня здесь еще и не любят». А я говорю ему: «Ты красив, ты нужен. Ты от Бога пришел сюда и здесь Бога найдешь». Что происходит? Почему мы человека потеряли? Нет глубинной любви, а без нее нельзя!

«Война и мир» — тут, как в «Пристани», соединяются старые и молодые артисты. Будет несколько составов, я хотел бы всех обнять! Но всех не пригласишь… Тем не менее, можете приходить на репетиции и наблюдать самые секретные, самые интересные моменты.

Вдруг скажу афоризм – и пять минут даже репетировать не могу. Сам удивляюсь своему разуму. Откуда это? Просто суперпрофессионалом становлюсь. После реанимации и месяца в темноте…

Что будет 13 ноября, в юбилей? Ничего! День тишины. День памяти. Притушен свет, открыта коробка сцены и оттуда слышны голоса ушедших, как на поврежденной временем пленке. Голоса из того мира. Театр будет открыт весь день.

А в фойе зрители встретятся с актерами. Всем, конечно, не надо присутствовать. Но мы составим график. С одиннадцати до двух – Людмила Максакова, с двух до пяти – Сергей Маковецкий. Владимира Симонова на весь день в углу посадим… Вас будут узнавать, подходить и, естественно, будут с вами заговаривать, а вы – как хозяева – примете гостей, расскажете про Вахтангова и вахтанговцев…

В общем, день рождения театра пройдет без шума и суеты, без музыки и фуршета в фойе, а даст возможность посидеть, успокоиться, сосредоточиться и пополнить банк идей. Таким должен быть весь сезон: прежде всего – глубинные, парадоксальные человеческие проявления в спектаклях, которые мы будем ставить.

Вот все говорят: нужна история. Крутая история, которую кто-то круто рассказал! Теперь все мы живем круто! А нам нужна няня, чтобы она нам рассказывала сказки, от которых утром можно проснуться счастливыми».

Затем Римас Туминас огласил список предстоящих премьер: к юбилею готовится документальный спектакль «С художника спросится!» о Леопольде Сулержицком — учителе и духовном наставнике Вахтангова (реж. Ася Князева), после «Войны и мира» нас ждут «В джазе только девушки» (реж. Алексей Франдетти, по мюзиклу Джула Стайна и Питера Стоуна). Режиссер Светлана Землякова начнет работу над спектаклем по российской прозе ХХ века, а Сергей Яшин с Людмилой Максаковой приготовит «Уроки музыки» по пьесе Терренса МакНелли. Елена Котихина выпустит «Осеннюю сонату» Ингмара Бергмана, в главных ролях — Ирина Купченко и Анна Дубровская, а режиссёр Айдар Заббаров, победитель «Чеховской лаборатории», прошедшей в рамках «Биеннале театрального искусства. Уроки режиссуры», получит право постановки в Вахтанговском.

Когда мастера такого уровня ставят такую оценку состоянию дел в театрах и намерены привносить изменения, кому-то, наверное, надо немного помолчать, прислушаться и подумать.

Фото взято из открытых источников в интернете

Александр Савин
Оцените автора
( 6 оценок, среднее 4.83 из 5 )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.