Кирилл Крок: «Если публика не покупает билеты, а администрация театра создает иллюзию успешности, такой театр не нужен»

Культ. Публикации

О скандалах и кризисе в театральной отрасли, спровоцированным пандемией, мы поговорили с директором Театра им.Вахтангова

Кирилл Крок, директор Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова, Заслуженный работник культуры РФ, Заслуженный деятель искусств.

Автор: Анастасия Плешакова; Фото: Олега Королева.

Ковидный сезон, как его уже повсеместно называют, выявил массу проблем в театральной отрасли. Скандалы накрыли девятым валом московские театры. Всё ещё действуют 50% ограничения в зрительных залах. Понятно, что крупным театрам государство не позволит умереть совсем, но нет такого бюджета в мире, который бы содержал театры (музеи, выставочные залы, кинотеатры), в которые не ходят зрители. Переживут ковидокризис только самые талантливые, гибкие и адекватные. Мы поговорили об этом с директором Театра имени Евгения Вахтангова, одного из самых стабильных и успешных коллективов столицы, Кириллом Кроком.

  • В Москве есть масса театров и театриков, о которых мало кто знает, куда почти не ходят зрители и вообще непонятно, какую функцию они в городе выполняют, — поделился мыслями с kp.ru Кирилл Игоревич. — Однако они регулярно получают бюджетное финансирование. Если в результате кризиса их не станет, может быть, это и к лучшему. В советское время никогда не было такого количества театров как сегодня. Если я не ошибаюсь, в Москве работало 40-45 театров…
  • Всего?!
  • Да! А сегодня только в подчинении департамента культуры Москвы их более 80. Если добавить к ним федеральные, получится около сотни государственных театров плюс частные товарищества и антрепризы… А принцип частичного бюджетного финансирования сохранился с советских времен: часть денег дает государство, другую часть театр зарабатывает самостоятельно показом спектаклей. Государство не обязано взваливать на себя все расходы по содержанию этой махины. Оно только поддерживает отрасль. Я глубоко убежден, что театр, в который не ходят зрители, не нужен. Театр существует только тогда, когда в зале сидит публика, а на сцене — артисты. Если этих слагаемых нет, такой театр нежизнеспособен. Поэтому, уважаемые режиссеры и худруки, если ваши спектакли публику (кроме ваших друзей и прикормленных критиков) не интересуют, значит, вы не имеете права руководить репертуарным театром. Работая в государственном театре, вы обязаны учитывать мнения публики.
  • Жестко, но справедливо…
  • Если публика не покупает билеты, а администрация театра занимается нагоном зрителей через соцсети, или приглашения, или продажу билетов с огромными скидками, создавая иллюзию успешности, то такой театр не нужен. Это не значит, что его надо завтра закрыть, всё имущество продать, а на его месте открыть торговый центр. Нет, не об этом речь. Речь о том, что нужно менять руководителей, несмотря на их громкие имена, звания, былые заслуги и прежде бурную творческую деятельность. Если сегодня твоя творческая жизнь закончилась, ты не имеешь права ехать дальше на былых заслугах. Ты должен уйти. И на твое место придет кто-то другой, более передовой, который подхватит знамя и понесет его выше и выше и будет дальше развивать театр.
  • То есть всех пожилых худруков – на пенсию?
  • Дело не только в возрасте. Никаких вопросов ни у кого не возникало ни к Олегу Павловичу Табакову, ни к Галине Борисовне Волчек, ни к Марку Анатольевичу Захарову, невзирая на их возраст. У них получилось создать успешные театры, куда стремились попасть зрители.

МНОГО ИГРАЕШЬ – ПОЛУЧИ 200 ТЫСЯЧ В МЕСЯЦ

  • Кроме того, что в малопосещаемых театрах надо менять руководителей, какую еще проблему выявил ковид?
  • Как ни странно коронавирус нанес сильнейший удар по экономике успешных театров, таких как Вахтанговский, Большой театр и Театр Наций. Мы привыкли к тому, что у нас большие собственные заработки. Не за счет бюджетного финансирования, а именно на собственные доходы мы хороши жили: ставили новые спектакли, повышали сотрудникам зарплату. И когда все упало до уровня 50% заполняемости зала, мы потеряли огромную часть своих заработков. А какой-нибудь плохонький театрик на 80 мест, где и до пандемии была заполняемость зала 50%, оказался в выигрыше. К нему теперь вопросов нет: половина зала заполнена, все билеты проданы. Мы же очень тяжело выживаем: всё что зарабатываем, уходит на зарплату артистам. Ничего не остается на развитие театра, на интересных режиссеров, новые постановки – вот без чего мы остались.

  • Кстати, о зарплате, многие артисты жалуются, что в пандемию существенно потеряли в заработках…
  • Мы пока удерживаем уровень, который был до пандемии. Даже молодые артисты, имена которых, возможно, вы не знаете, получают у нас до 200 тысяч рублей в месяц. Да, они пашут, играют по 24-25 спектаклей в месяц с одним выходным в неделю, не главные роли, но благодаря количеству получается такая сумма. Нельзя сравнить их участие в спектакле с работой, допустим, народного артиста N.., который играет 5-6 раз в месяц и получает примерно столько же, но система оплаты труда в нашем театре прозрачная и справедливая – чем больше ты работаешь, тем больше получаешь.

УСПЕХ С БУЗОВОЙ ОЧЕНЬ ОБМАНЧИВ

  • Есть театры, которые в борьбе за зрителей, пошли по пути эпатажа. Например, во МХАТ пригласили экс-ведущую «Дома-2» Ольгу Бузову, в Театр на Бронной собирались позвать на роль Раневской в «Вишневом саде» трансгендера. Как вы к этому относитесь?
  • Считаю, что это не имеет никакого отношения ни к театру, ни к искусству. Конечно, любой руководитель мечтает о том, чтобы все билеты были проданы, чтобы в зале каждый вечер был аншлаг. Но к этому надо стремиться качественными спектаклями, а не приглашением скандальных персонажей, которые якобы обеспечат сладкий успех. На самом деле, успех этот очень обманчив. Ну хайпанули, ну позвали блогершу, у которой миллионы подписчиков в Инстаграме, а дальше что? Дальше театр попадает в абсолютную зависимость от той же Бузовой или другого подобного персонажа. Зная настроения творческой тусовки, завтра Бузова скажет: мне в театре надоело, пожалуй, полгода поживу я в Америке. И что делать театру? Искать другую Бузову? Зритель-то уже приучен к тому, что в театр он идет не потому, что спектакль или режиссер хороший, а потому что там Бузова.

На днях художественный руководитель Театра им.Вахтангова Римас Туминас на сборе труппы сказал: чтобы сегодня быть интересным публике, не надо устраивать шоу. А нужно достучаться до человека, внести в него веру, подарить надежду. Интересней самого человек на сцене нет ничего. Мы должны его окружить любовью, добром, возможно, сказкой. Без этого театра быть не может.

«НЕРЕШАЕМЫЙ» КОНТРАКТНЫЙ ВОПРОС

  • Сложная история в Театре им.Ермоловой. Из-за финансовых проблем, возникших в пандемию, там уволили 20 артистов, которые не были заняты в репертуаре, но получали фиксированную зарплату. С одной стороны, хочется защитить артистов, пострадавших из-за массового увольнения да еще в такое время. С другой стороны, вопрос: почему они получают зарплату, не работая?
  • В каждом театре есть актеры, которые в силу обстоятельств, возраста выпали из репертуара. Как директор, я всегда прошу режиссеров найти им занятость, но заставить приказом все равно не могу, если режиссер не видит в них нужный ему персонаж… Это очень тяжелая и болезненная тема. Еще когда был жив Юрий Петрович Любимов, он несколько раз ставил вопрос перед Владимиром Путиным о внесении изменений в трудовой кодекс и введении контрактной системы для всех творческих работников. Президент к этой проблеме относился с пониманием. Но, к сожалению, инициатива по изменению трудового законодательства каждый раз натыкалась на жесточайшее сопротивление около театральных профсоюзов, в лице, например, председателя Московского профсоюза работников культуры Лидии Фоминой, или в лице псевдорежиссера Ренаты Сотириади, которая теперь клянется в верности Юрию Любимову, а в свое время травила его и делала ему гадости в Театре на Таганке. Из-за таких людей театральная реформа так и не осуществилась.
  • В Театре Вахтангова много таких незанятых в репертуаре актеров, которые получают зарплату?
  • Человек десять. Некоторые физически уже не могут играть. Но мы никого не увольняем и продолжаем платить зарплату, потому что это люди пожилого возраста, ветераны сцены, которые отдали нашего театру лучшие годы жизни, когда-то они много играли, как и сегодняшняя молодежь. Всех остальных стараемся занять как можно больше. Но удовлетворить творческие амбиции каждого невозможно. И это тоже хорошо: творческий человек без амбиций быть не может. Бывают ситуации, когда актеру предлагаешь работу и получаешь отказ: роль не соответствует его представлениям об уровне его мастерства.

Что же касается Театра Ермоловой, я не знаю, почему там решили уволить сразу 20 человек. Я бы, наверное, так не делал. Если этим артистам предлагали работу, а они отказывались по каким-то своим соображениям, это должно быть зафиксировано в отделе кадров. Если есть такие документы, мне непонятно, почему администрация театра молчит и их не показывает. Если же этого не было, тогда действительно странно, почему актеров, готовых и желающих работать, увольняют?

В прошлом сезоне наш театр расстался с тремя актерами и в этом сезоне тоже. Согласитесь: два-три человека – это все-таки не 20! Но комментировать действия своих коллег, не зная ситуации в деталях, мне сложно. Знаю только, что в пандемию, когда театры не работали и не зарабатывали деньги, Правительство Москвы оказало всем колоссальную финансовую поддержку, никого не бросило.

Рванет там, где руководители отрасли потеряли чувство реальности

24 МИЛЛИОНА ДЛЯ МЕНШИКОВА НОРМАЛЬНО

  • Информацию о контракте Олега Меньшикова в 24 миллиона рублей, который с ним заключил на полтора года Театр Ермоловой, обнаружили на сайте Госзакупок уволенные актеры, на зарплате которых театр решил сэкономить… В этой ситуации 24 миллиона не вызывающе большая сумма?
  • Массовое увольнение актеров и контракт Меньшикова – это совершенно разные вещи. Да, Олег Меньшиков — художественный руководитель Ермоловского театра, получает там зарплату. Кроме того, будучи популярным и востребованным актёром, принимает участие в спектаклях и обеспечивает аншлаг и высокие цены на билеты. Зрители, когда покупают билеты, идут посмотреть на игру Олега Меньшикова. Почему же он должен это делать бесплатно или только за зарплату худрука? В медицине обычная практика: если главврач больницы проводит операции, ему за каждую операцию доплачивают! Если ты ректор института и при этом читаешь лекции, тебе тоже за это платят. Никого это не возмущает. Работать худруком и работать актером – это разные виды деятельности.
  • Но 24 миллиона за полтора года!
  • Ну и что! Давайте посмотрим на рыночную экономику. Допустим, завтра Олег Меньшиков пойдет играть в антрепризу, где ему заплатят за выход в спектакле 200 тысяч рублей. Во столько продюсер оценил его популярность, которую Меньшиков достиг своим талантом, умением, своей харизмой. Если в антрепризе — это нормальная для него ставка, тогда почему у себя на сцене, где он за один вечер собирает театру 2 миллиона рублей, Меньшиков не может получить свои 200 тысяч? Ведь это на Меньшикова зрители пришли. Это на него купили билеты! Это его дарование помогло добиться такого высокого в том числе финансового результата.

У меня вопрос к артистам, которые сейчас поднимают бучу: на них придет полный зал и будут проданы все билеты по 4-5 тысяч? Если сегодня они выступят в главной роли, на завтра театр будет иметь сбор в 2 миллиона рублей? Думаю, нет. Этого не будет! На них никто не придет. Но важно понимать, что и без таких артистов театр тоже не может существовать. Не все должны быть звездами, нужны и те, кто играет другие, не главные роли. А если вас это не устраивает, стремитесь стать такими, как Меньшиков. Какой бы он ни был, Олег Меньшиков – настоящая звезда. И уверяю вас: его гонорар за каждый спектакль согласован с Департаментом культуры Москвы. Это оговорено в доп соглашении к его трудовому контракту. Эти 24 миллиона выдаются не чохом, а выбираются в течении года по мере того, как он играет спектакли: сыграл спектакль, театр собрал благодаря ему большую кассу, после этого Меньшикову заплатили.

«ГЕНИАЛЬНЫЙ» ПИАР СПЕКТАКЛЮ С АХЕДЖАКОВОЙ

  • Недавний скандал в «Современнике» из-за спектакля «Первый хлеб», где был мат на сцене. Общественная организация «Офицеры России» обвинили и саму постановку, и ее главную исполнительницу Лию Ахеджакову в неуважении к защитникам отечества и в русофобских настроениях. Что вы об этом скандале думаете?
  • Я не видел спектакль. Но мне кажется, что «Офицеры России», сами того не желая, сослужили услугу театру и сделали гениальный пиар спектаклю, который, как я слышал, был не самым удачным, но благодаря скандалу, получил известность. Что же касается мата (его потом весь вычистили – Ред.), я терпеть не могу, когда со сцены звучит мат. Это неправильно, хотя все эти выражения я прекрасно знаю и иногда очень жестко применяю их в повседневной жизни.
  • Театры в пандемию продавали билеты онлайн. И сейчас наметилась такая тенденция: делать рассылку о продаже билетов со скидкой. Со одной стороны, это хорошо – билеты стали дешевле, с другой, скорее всего за полную цену их просто не покупают… Вы тоже освоили электронный маркетинг?
  • У нас есть смс- или email-оповещение наших зрителей о премьерах или интересных репертуарных предложениях. Но мы не делаем скидки на билеты. В Театре Вахтангова достаточно демократичные цены. На наш спектакль «Евгений Онегин» разбег цен: 200 — 6500 рублей. При таком ценовом предложении скидки не нужны. Хотя в социальных сетях есть группы, куда многие театры действительно сбрасывают часть непроданных билетов с большими скидкам, на мой взгляд, опуская себя ниже плинтуса, приучая зрителей к тому, что не нужно покупать билеты заранее. А можно за 3-4 дня до спектакля, когда сбросят цену на 50%, купить билет. Это неправильная маркетинговая политика, театры сами убивают свои билетные продажи. По опыту могу сказать, что в театре лучшая реклама — это сарафанное радио. Лучший показатель работы – хороший спектакль. Если он запал в душу зрителю, заставил его плакать и смеяться, зритель этой своей эмоцией обязательно поделится с другими. Лет 5-6 лет назад мы полностью отказались от уличной рекламы (до этого был огромный рекламный бюджет), решили посмотреть, упадут ли продажи билетов. Представьте себе, ничего не изменилось. А не позволили упасть качество наших спектаклей и разнообразный репертуар. Театр — это огромная фабрика по производству разной продукции. Как говорил Олег Павлович Табаков про МХТ, когда он был его руководителем, театр — это супермаркет, где на полках – много продуктах, рассчитанных на разного покупателя, где каждый может купить то, что он любит. Одни купят то, что подешевле, другие — где упаковка поярче, третьи привычный старенький бренд…. Вот это и есть правильная репертуарная политика. У каждого спектакля есть своя публика. Нельзя 24 часа в сутки плакать и нельзя 24 часа в сутки смеяться. Репертуар нужно строить между этими эмоциями.

ПОТЕРЯЛИ СОВЕСТЬ И ЧУВСТВО РЕАЛЬНОСТИ

  • Помнится лет 8 назад, когда вышел у вас спектакль «Евгений Онегин», который тогда был одним из самых популярных и самых дорогих в Москве, его постановка обошлась театру в 10 миллионов рублей…
  • Мы переплюнули этот рубеж давно. Сегодня бюджет спектакля на Исторической сцене Вахтанговского театра — 17-20 миллионов рублей. На новой сцене дешевле – 5-9 миллионов. Но бывает и меньше. Например, на спектакль «Наш класс», который вышел 5 лет назад и до сих пор является самым популярным на Новой сцене, хотя это не комедия, не водевиль, а очень серьезная, эмоционально тяжелая работа, театр потратил около миллиона рублей. Этот спектакль не только давно отбил все затраты, но и регулярно приносит прибыль театру.
  • Театральные скандалы последних лет – показатель того, что театр становится выгодным бизнесом, замешанным не только на финансовых нарушениях, как было с «Седьмой студией» Кирилла Серебренникова, но и на капризах руководителей, наличии (а часто отсутствии) у них вкуса. Худруки ведут себя как самовлюбленные маленькие князьки, а их «менеджерские стратегии» тянут на дно некогда успешные театры, реализуют собственные ущербные амбиции за государственный счет.
  • То, о чем вы говорите, к сожалению, имеет место. Жутко порой смотреть на коллег, которые потеряли границы и ориентиры: постоянно меняют дорогие машины, у них есть персональные водители, помощники, которые носят им чемоданы. Мне хочется сказать: коллеги, уймитесь, в театре вы только обслуживающий персонал. Ваша задача – сперва создать комфортные творческие условия артистам и всем другим сотрудникам, а потом уже себе. Почему вы считаете, что персональная машина должна обслуживать вашу семью, возить вашу жену в магазины, на дачу или в аэропорт? В Воронеже, да и не только там, в одном местном театре сидит такой, как вы выразились, князек, который сделал театр своим личным бизнесом.
  • Такие князьки есть и в московских театрах…
  • К сожалению. Я вообще не понимаю, почему директора театра кто-то должен возить? Сядь за руль. Если не умеешь – твои проблемы. Я, например, езжу на метро, а вечером, когда устаю, вызываю такси. Неприлично, когда твой водитель ждет тебя допоздна, чтобы отвезти твою задницу домой. Стыдно, когда актеры едва сводят концы с концами, а у директора или главного режиссера, имя которого мало кому о чем-то говорит, зарплата исчисляется сотнями тысяч. Безобразие, когда худруки берут на работу своих жен, дочерей, друзей… Я знал одного такого директора государственного театра из Ставрополя, дочь которого была оформлена его замом по творческим вопросам. При этом дочь постоянно проживала за границей. В театре никто ее не видел, но зарплату ей исправно платили. Степень человеческой наглости и морального падения поражает.
  • Столько театральных скандалов было в прошлом сезоне, где может рвануть в этом?
  • Рванет там, где руководители нашей отрасли потеряли совесть и чувство реальности.

Читайте на WWW.KP.RU: https://www.kp.ru/daily/28331/4475463/

Гость
Оцените автора
( Пока оценок нет )
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.