Разговор на кладбище

Культ. Публикации
Директор театра Вахтангова Кирилл Крок — о QR-кодах и сегрегации головного мозга

Думаю, все уже слышали, что, согласно указу мэра Москвы с 28 октября 2021 года вход в театры столицы будет осуществляться по билетам и QR-кодам. А с 8 ноября мы переходим на 70-процентную заполняемость зала с использованием QR-кодов.

Изучив указ мэра, мы поспешили сообщить о нововведениях зрителям через социальные сети и сайт театра. По возможности рассказать обо всех процедурах, позволяющих получить QR-код. И, как все без исключения наши коллеги по цеху, столкнулись с мощной волной негатива, не поддающейся логическому объяснению, но, возможно, ставшей следствием эмоционального утомления людей от затянувшейся пандемии.

Были и (их, кстати, немало) такие комментарии, которые откровенно повергли меня в шок. Ощущение, что у людей случилась сегрегация головного мозга и никак обе половинки не придут к общему знаменателю. Во-первых, стало очевидно, что многие выучили термин «сегрегация», правда, не удосужились разобраться в его смысловом наполнении. Во-вторых, очень часто раздавались возгласы: «Фашизм!», «Нацизм!» «Тирания!». Честно признаться, когда я такое читал, то в душе все переворачивалось от боли и бессилия.

Мы, видимо, стали забывать, что такое фашизм. Отчасти это, может, и хорошо, значит, не такая уж и скверная жизнь, как нам порой кажется, а с другой… Думается мне, наши бабушки и дедушки, все те, кто остановил фашизм, не погладили бы за такое по головке. Я довольно отчетливо представляю себе следующую картину.

Осень. Сезонный грипп. Бабушка заставляет внука носить колпачок с чесноком и есть лук (кажется, такими народными методами нас лечили бабушки?). В противном случае грозит не пускать гулять с другими детьми. Внук кричит: «Ты фашист! Это сегрегация». Думается, после услышанного дед, не говоря ни слова, достанет свой ремень и хорошенько всыплет внуку. А после так же, не говоря ни слова, возьмет за руку и отведет на кладбище. «Вот Василий, — скажет дед. — Мы с ним в одном классе учились. Погиб под Москвой». «А это Андрей, дед твоего друга Димы. Сгорел в танке». «Вот Татьяна Петровна. Была учителем в школе, где ты сейчас учишься. Прятала еврейских детей. Была расстреляна». Дед закурит. Станет молча изучать внука, а потом спросит: «Посмотри, сколько их тут. Они остановили фашизм. Скажи, могла ли твоя бабушка сделать такое, чтобы ты называл её фашистом?». Хочется верить, что внук урок усвоит.

Могу ошибаться, но, насколько знаю, только в Москве за время пандемии умерло более 30 тыс. человек. На бумаге это просто цифры, но если сходить на кладбище, то можно увидеть, на сколько километров протянулась цепочка из свежих могил, в которых лежат в том числе наши знакомые, друзья, близкие. Только в Театре Вахтангова вирус забрал народного артиста СССР Василия Ланового, заслуженную артистку России Нину Нехлопоченко, бухгалтера Валентину Сорокину.

Разговор на кладбище

Если бы вакцина была доступна ровно год назад, как доступна она сейчас, то вполне вероятно, мы смогли бы их спасти. Сегодня в театре служат 423 штатных сотрудника. Количество вакцинированных и тех, кто переболел в последние полгода, составляет 93% (эти данные есть на mos.ru). Год назад, когда был подобный всплеск заболеваемости COVID-19, в Театре Вахтангова заболевали не менее 20 человек в день. Сейчас болеют всего два: один в легкой форме бессимптомно, второй, который не успел привиться, — средней тяжести. Вот вам ответ насчет действенности вакцины языком сухих цифр.

Как только у нас появилась вакцина, я изучил ее особенности, проконсультировался со знакомыми врачами и привился. Коллеги с удивлением обнаружили, что ничего со мной не стало, я не превратился в зеленого монстра, и последовали моему примеру. Подозреваю, бессмысленно призывать включить голову, откинуть все свои страхи и изучить вопрос вакцинации на примере тех, кому вы доверяете. Бессмысленно хотя бы потому, что, как только были объявлены нерабочие дни, согласно информации в СМИ, выросло количество продаж билетов на внутренние перелеты по России, ожидается наплыв людей в туристических регионах. Кажется, мы не понимаем или не хотим понимать того, что происходит. И вот что мне думается…

Пройдут года. Так или иначе человечество победит пандемию. Вырастет новое поколение, они будут знать о ней лишь из учебников. И, возможно, какой-то мальчуган также будет не к месту кричать своему деду: «Фашист, фашист!». Дед отведет его на кладбище и скажет: «Вот твоя бабушка. Она умерла от ковида. Вот отец твоего друга Саши. Умер от ковида. Вот…» Дед закурит. Помолчит. И с грустью добавит: «Мы тогда тоже кричали: «фашизм», «сегрегация», а надо было объединяться против чумы. Возможно, многие остались бы живы. Возможно, я заслужил, чтобы ты меня так называл…»

Берегите себя и своих близких. Нет ничего дороже и прекраснее жизни человека. Даже незнакомого. Даже сидящего через одно кресло в театре. Я прекрасно понимаю, какая непростая ситуация в Москве, и благодарен властям, что они решили полностью не закрывать театры, а сделать зону COVID-free. Что позволили играть нам спектакли, а переболевшим и привившимся зрителям в этой тяжелейшей ситуации проводить вечера в любимых театрах.

Надеюсь, многие из вас знают, что 13 ноября Театру Вахтангова исполнится 100 лет. Художественный руководитель Римас Туминас объявил 13 ноября Днем тишины. Любой желающий может прийти в театр, побродить, посидеть в зале и вместе с нами вспомнить яркие и трагические моменты из нашей истории. Вход будет свободным, но требуется QR-код. И, думаю, многие осведомлены, что к 100-летию Римас Владимирович готовит грандиозную премьеру «Войны и мира», где будет занята почти вся труппа вахтанговцев.

Автор — заслуженный деятель искусств РФ, директор театра им. Вахтангова Кирилл Игоревич Крок

Гость
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.