Анастасия Медведко: «Музыкант должен уметь о себе позаботиться»

Анастасия Медведко: «Музыкант должен уметь о себе позаботиться» Культ.Интервью
Беседа о создании и продвижении творческих и образовательных проектов, способах найти на них финансирование и проблемах менеджмента в России

«Транссибирский арт-фестиваль», который создал наш земляк – блестящий скрипач Вадим Репин, завоевал популярность практически сразу, и не только в нашей стране. Проект отличается своим масштабом, многообразием представленных творческих жанров, россыпью прекрасных музыкантов, исполняющих самую разную музыку – академическую, джазовую, фольклорную и современную. Но фестиваль – это не только парад звёзд, выступление которых радует зрителя. В составе «транссиба» есть и образовательная часть для юных музыкальных дарований. Две программы, которые осуществляются в столице Сибири – «Просто общайся со звездой» и «Школа мастеров» — за 5 лет собрали более 16 тыс. слушателей. Стипендиаты и участники мастер-классов и курсов имели удовольствие общения со знаменитыми исполнителями и педагогами России и Европы. Для многих из них встреча с такими мэтрами, как Вадим Репин, Николай Луганский, Дмитрий Башкиров, Антон Бараховский, Михаил Воскресенский, Максим Венгеров, Александр Сандлер, Елена Заремба, Дмитрий Вдовин и многими другими – стала переломной в их творческой жизни, вдохновила на победы в конкурсах и дальнейшее совершенствование в профессии.

Мне довелось присутствовать на мастер-классах программы достаточно часто, а также я была приглашена организаторами в качестве модератора творческой встречи с профессором Московской консерватории – Михаилом Воскресенским (читайте скоро на нашем портале – прим. О.Г.). Это действительно уникальная возможность встретиться с теми, кто формирует мировую музыкальную культуру. Но меня приятно удивило и другое — как именно программы были осуществлены и организованы командой Культурного агентства «Энергия» под руководством Анастасии Медведко, кстати, маркетологом по образованию.

Я пообщалась с Анастасией, чтобы узнать, как подобные проекты устроены, как говорится, изнутри. В чём секрет успеха продвижения культурных и образовательных программ и почему для творческих людей острый вопрос менеджмента и маркетинга до сих пор не решён.

Анастасия Медведко: «Музыкант должен уметь о себе позаботиться»

 — Анастасия, как зародилась идея образовательной программы для юных музыкантов?

 — В Израиле, где проходил «Транссибирский арт-фестиваль» в 2015 году, состоялось моё знакомство с Вадимом Репиным. Мы отправились на Святую землю вместе с моими дочерями Евой и Виолеттой и муниципальным оркестром «Блестящие смычки» во главе с Мариной Кузиной, чтобы принять участие в концерте «Дети — детям». Традиционно, после концерта фестиваля Вадим собрал всех участников вместе с их родителями на общий ужин. Во время общения с прославленным скрипачом мы рассказали, что у нас в Новосибирске есть прекрасный зал в ДК «Энергия». Изначально задачи создать образовательную программу мы не ставили. Просто хотели, чтобы концертная площадка эффективно использовалась в разнообразных культурных проектах. В частности, звучала одна из идей — создание международного конкурса скрипачей в Новосибирске.

Вадим смог оценить качество акустики концертного зала ДК «Энергия» и предложил сделать серию мастер-классов в рамках «транссиба». Мне идея чрезвычайно понравилась, так как я была знакома с такой формой обучения юных музыкантов, в том числе, за рубежом. К тому же в Новосибирске никто подобных цельных проектов ещё не осуществлял.

 — Сколько мастер-классов планировалось сделать?

 — Вадим изначально предложил попробовать сделать шесть мастер-классов, но в процессе подготовки количество выросло до двадцати. Причём, времени для того, чтобы всё организовать, у нас было всего 2 недели до начала фестиваля. Мы очень загорелись этой идеей, и так получилось, что команда для осуществления программы сложилась очень быстро.

Так как количество приглашённых мастеров стало больше, мы поняли, что нужно спланировать и официальное открытие. На торжественный вечер, посвящённый началу образовательной программы «Просто общайся со звездой», как мы её назвали, были приглашены официальные лица, представители министерства региона. И этот проект очень быстро приобрёл достаточно приличный масштаб. Я очень хорошо помню, что был полный зал, большое количество журналистов освещали это мероприятие. Всё получилось сделать на высоком уровне.

Анастасия Медведко: «Музыкант должен уметь о себе позаботиться»

После того, как первый курс мастер-классов закончился, мы поняли, что есть достаточно большой интерес к такому виду образования. Вадим Репин остался очень доволен тем, как всё прошло, и высказал пожелания работать дальше совместно в этом направлении.

 — Некоторые относятся с небольшим доверием к такому обучающему формату. Разве можно что-то усвоить за столь короткий период встречи с педагогом?

 — Мы подумали, что времени, которое отводится на каждого из участников мастер-класса недостаточно для того, чтобы получить ощутимый образовательный эффект для юного исполнителя. Конечно, происходит знакомство с известными музыкантами, для ребят это мотивация к развитию. Но всё же результат не совсем тот, который мы хотели бы получить.

Тогда мы приняли решение сделать ещё одну программу – «Школа мастеров». Эта идея возникла на базе принципов Лихтейштейнской академии музыки. Образовательная система там выглядит, как недельный интенсивный курс, проводимый несколько раз в году для своих студентов, прошедших предварительный отбор. Учащийся оплачивает только дорогу и питание, а стоимость за обучение покрывает стипендия. По этой модели мы выстроили и наш новый проект.

— А в чём было принципиальное отличие между этими двумя программами?

«Просто общайся со звездой» — это мастер-классы, которые ведёт музыкант, участвующий на тот момент в «Транссибирском арт-фестивале». В свободное для себя время перед концертом или после исполнитель даёт публичный урок. Занятие бесплатно как для самих участников, так и для тех, кто в зрительном зале. Это некая благотворительная акция от концертирующего музыканта. Конечно, с нашей стороны мы должны были организовать комфортное пребывание наших гостей, участников и публики. Это и гардероб, и кофе, и трансфер и прочие мелкие, но очень важные нюансы всего процесса.

Мастер-курс «Школа мастеров» — это цикл занятий, на которые приглашаются именно маститые педагоги, профессоры знаменитых вузов страны, воспитавшие целую плеяду талантливых музыкантов. Педагог по предварительно высланным видеозаписям сам отбирает себе подопечных, с которыми готов заниматься неделю в рамках этого образовательного курса. Итогом занятий становится концерт всех участников «Школы мастеров».

Таким образом, первый цикл мастер-классов «Просто общайся со звездой» несёт скорее просветительскую функцию, а «Школа мастеров» — ближе к профессиональной образовательной цели.

Анастасия Медведко: «Музыкант должен уметь о себе позаботиться»

 — Каким образом вы нашли финансирование на новую программу?

 — Мы ездили по разным организациям с музыкантами, давая благотворительные концерты. Это были и заводы, и детские сады, и школы, делали ряд концертов в ДК «Энергия»…. Везде, где можно было выступить, мы рассказывали о своём проекте, чтобы привлечь желающих поучаствовать в качестве мецената. Конечно, первые средства стали поступать от тех, кто нас знал и был уверен, что деньги будут использованы по назначению.  Нам удалось собрать миллион рублей, которого хватило на оплату трёх курсов (оплата перелёта, проживания, профессоров). Что касалось нас, то мы работали по своей инициативе и с большим желанием всё осуществить.

 — По каким специальностям вы решили делать мастер-курсы?

 — Мы посчитали, что самыми востребованными будут фортепиано, скрипка, виолончель и вокал.

 — Кто был первым педагогом, согласившимся принять участие в «Школе мастеров»?

 — Дмитрий Александрович Башкиров, великий пианист, к сожалению, уже покинувший этот мир. Это была потрясающая возможность для наших молодых исполнителей и присутствующих на курсе встретиться с ним, играть ему и воспринять те пожелания, которые он озвучивал во время занятий. Кстати, он снизил стоимость своего гонорара, так как учёл, что финансовые возможности в Сибири, прямо скажем, скромнее, чем в Европе или Москве. Но были и те, которые предъявляли высокие требования к условиям пребывания и оплате за урок. С ними, у нас, конечно, не получилось сотрудничества.

 — А сами участники платили за мастер-курс?

 — Для них обучение было бесплатным. Ребята оплачивали организационный взнос, который сопоставим с оплатой за участие в конкурсе. Эти деньги шли на мелкие расходы, будь то питьевая вода, кофе, цветы после концерта и тому подобное.

  — Для самих учеников была ли какая-то мотивирующая перспектива, помимо того, что они общались с замечательными мастерами?

 — Вадим Репин как художественный руководитель фестиваля предложил пригласить наиболее ярких музыкантов, которых выделят сами профессора, принять совместное участие со звёздами в «Транссибирском арт-фестивале». Это для них потрясающий опыт.

 — Спонсорские деньги – это прекрасно, но, наверное, и они заканчиваются. А, если учесть, что ваш проект рос, то и затраты соответственно. Поделитесь опытом, куда в таком случае двигаться дальше?

 — Через два года мы поняли, что рос не только проект, но и курс евро, и стоимость вознаграждения наших уважаемых педагогов. Поэтому мы подали документы, чтобы получить государственную поддержку в виде Президентского гранта. Надо сказать, что мы его выиграли. Правда, когда я увидела суммы, которые на аналогичные проекты получают другие известные люди, поняла, что мы заложили бюджет по-минимуму. Наша цифра выделяемых средств была в 10-20 раз ниже, чем у остальных.

 — А потом пандемия…

 — Кстати, она сыграла нам на руку в том смысле, что мы могли пригласить только российских профессоров и по ситуации, которая возникла, и по правилам гранта тоже. Потому что оплатить гонорар зарубежному гостю, используя государственные средства, нельзя. Но я хочу сказать, что какое бы время не было, даже приглашая иностранных педагогов, мы работаем на наших российских музыкантов. Конечно, мы не можем заявить, что мы их полноценно образовываем, потому что их учат педагоги по специальности, но мы расширяем их кругозор и горизонты возможностей. Кому-то из ребят, возможно, на мастер-классах говорят то же самое, что в их классе, но другими словами. И ученик это воспримет лучше, он успешнее реализует себя, поверит в свои силы.

Анастасия Медведко: «Музыкант должен уметь о себе позаботиться»

 — Следите ли вы за судьбой ребят, которые прошли мастер-классы?

 — Да, многие из них продолжили обучение в столичных городах России и за рубежом. Некоторые продолжают общение с теми профессорами, с которыми они встречались в рамках программы, кто-то выиграл престижные конкурсы, а кто-то стал учиться у своего наставника из «Школы мастеров». Например, молодая скрипачка Альбина Хайбуллина. Она прошла несколько мастер-классов наших образовательных программ, и не только приняла участие концертах «Транссибирского арт-фестиваля», но и впоследствии стала обладателем стипендии Deutschlandstipendium и Alfred Claere Pott-Stiftung Stipendium. Или Анастасия Тараторкина, которая вошла в десятку финалистов телепроекта на канале «Культура» — «Большая опера». Сейчас она учится в Дрездене в Высшей школе музыки Карла Марии фон Вебера. Я не скажу, что это произошло только потому, что они приняли участие в этом образовательном курсе, но могу утверждать, что «школа» способствовала этому.

И отрадно то, что положительный эффект от нашей программы распространился не только на профессиональных музыкантов. Слушатели курсов, родители ребят-участников, те люди, которые работают в других сферах, тоже отчасти приобщились к культуре через посещение мастер-классов, концертов фестиваля. В этом мы видим результат своей просветительской деятельности.

 — Есть ли какие-то ещё идеи для новых проектов?

 — Наша команда сейчас как раз размышляет, в какую сторону развиваться. Мастер-курсы за 5 лет показали, что в основном ребята участвуют одни и те же. Необходимо, видимо, сделать какой-то перерыв, чтобы подросло новое поколение музыкантов. А сейчас нам стала интересна тема воспитания артиста. Студентов много, но, к сожалению, мы обнаружили, что деловой профессиональной этике нигде ребят-музыкантов специально не учат. Как себя подать публике, как составить резюме, когда ты выходишь за пределы вуза, даже как правильно сфотографироваться – все эти, казалось бы, мелочи остаются без внимания при обучении артиста.

 — Наверное, это касается не только музыкантов.

 — Да, увы, это так. Поэтому мы хотим со своей стороны как-то помочь ребятам, которые уже определились в этой творческой профессии, научиться себя подать, презентовать свои возможности.

 — Может, этим должен заниматься другой обученный человек? Агент, к примеру.

 — Я достаточно много общаюсь с отечественными и зарубежными музыкантами и педагогами, и они часто говорят одно и то же – прошло то время, когда тебя куда-то зовут, когда тебя ведут за ручку. Это здорово, когда у тебя есть агент, но не каждый, особенно, начинающий свой исполнительский путь музыкант может себе его позволить. Человек должен уметь сам о себе позаботиться.

 — Кстати, я часто замечаю, что исполнители, у которых агент есть, отличаются от тех, у кого его нет. Они в своём «одиночестве» часто очень не уверены  в себе, совершают много стратегических ошибок в продвижении себя как музыканта.

Анастасия Медведко: «Музыкант должен уметь о себе позаботиться»

 — Не секрет, что школа менеджмента у нас страдает, особенно, у творческих людей, которые постоянно погружены в свою деятельность. Если их «пиарить», пока они учатся, то к этому в нашем обществе относятся негативно – «выскочка, ему ещё учиться и учиться!». Но когда скромный студент уже заканчивает свое обучение в вузе, то оказывается, что про него никто не знает, и он уже не интересен и никому не нужен. Поэтому курс, который мы хотим создать, сейчас, на мой взгляд, чрезвычайно важен.

Анастасия Медведко: «Музыкант должен уметь о себе позаботиться»

 — Анастасия, к вам частный вопрос. Вы мама трёх прекрасных дочерей. Все они учатся музыке. При этом – вы с мужем не музыканты. Откуда такое желание отдать в этот вид искусства своих детей, и вообще, почему вы так погружены именно в эту сферу?

 — Я окончила музыкальную школу, как и практически все мои родственники. Правда, я никогда не хотела стать музыкантом. Можно подумать, что, как часто бывает, мама захотела реализовать свои личные амбиции в своих детях. Но это не так. Волей случая, на юбилее бабушки, когда моя старшая дочь Ева спела поздравительную песню, её заметил один из профессиональных музыкантов. Он порекомендовал обратить внимание на музыкальные данные девочки и отдать её в музыкальную школу. После подготовительных классов при Новосибирской специальной музыкальной школе, где Ева себя проявляла, нам рекомендовали учиться дальше. Поскольку по образованию я маркетолог, то обладаю такой чертой, что при погружении в какую-то сферу, начинаю досконально в ней всё изучать. Например, мы выстраивали летний отдых для детей таким образом, что ездили туда, где проходили летние школы, мастер-классы.

 — А дети сами хорошо относились к тому, что в их каникулы им говорили опять учиться?

 — Я придерживаюсь такой позиции, что невозможно 3 месяца ничего не делать. Ведь лучший отдых – это смена деятельности. К примеру, в Венской летней школе собирались дети с разных стран. Для ребёнка это чудесная возможность понять, как огромен наш мир, как много в нём разных людей, которые говорят на разных языках, но при этом их объединяет одно – любовь к музыке. Конечно, такой выезд – это и посещение экскурсий, например, музея Моцарта. Это очень сильно расширяет кругозор и вдохновляет.

 — Хорошо, первого ребёнка в музыку отдали. А второго почему?

Анастасия Медведко: «Музыкант должен уметь о себе позаботиться»

 — Виолетта тоже демонстрировала музыкальные данные с раннего детства. Я подумала, что фортепиано уже занято Евой (смеётся). И мы решили отдать её учиться на скрипке. Попали к замечательному педагогу – Марине Александровне Кузиной. Младшую дочь – Меланью – я, погрузившись в среду академической музыки, не хотела отдавать в этот вид искусства. Но она сама постоянно поёт и любит быть на сцене. Так что, наверное, она тоже примкнёт к сёстрам в этой деятельности.

У меня есть убеждение, что в наше время, где всё стремится к роботизированию, когда в мире идёт тенденция к уменьшению человеческого общения, к ограничиванию чувств, развивается всеобщее очерствение – музыка, это, пожалуй, единственное, что может сохранить душу. Она учит чувствовать, делает внутренний мир краше и разнообразнее. Я действительно считаю, что каждый обязан окончить музыкальную школу, хотя бы затем, чтобы понимать, что учит за инструментом твой ребёнок или сосед за стенкой – Баха или Брамса (смеётся).

Фото Александра Иванова и Юлии Поповой

Поделиться в соц.сетях
Оксана Гайгерова
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.