Кимин Ким: «Для меня русская культура подобна Богу»

Кимин Ким: «Для меня русская культура подобна Богу» Культ.Интервью
Хорошо, что у меня есть вторая семья, вторые родители, которых я называю мамой и папой. Это Маргарита Куллик и Владимир Ким. Это мои педагоги и родители, это моя русская семья. Благодаря им я быстро адаптировался к жизни в России. Полюбил русскую кухню, русскую культуру. И очень люблю добрых людей. Мне все-все понравилось. Естественно, без театра я не могу жить. Еще здесь я могу слушать любимую музыку дирижера Гергиева. Или слушал Темирканова, моего любимого дирижера. Мне очень помогли здесь. До этого я очень скучал по Корее.

Проведение в Новосибирске традиционного Транссибирского арт-фестиваля делает возможным нашей публике не только узнать и услышать множество имен музыкантов, дирижеров, но и увидеть артистов балета. Звезда мирового балета, народная артистка России Светлана Захарова участвует в фестивальных программах с самого начала истории фестиваля вместе с супругом ‒ выдающимся скрипачом, основателем Транссибирского арт-фестиваля Вадимом Репиным. В апреле 2014 года в рамках первого фестиваля прославленная балерина и знаменитый музыкант впервые представили совместный проект «Па-де-де на пальцах и для пальцев», который позже еще не раз был представлен на фестивальных площадках. Дважды фестивальные проекты с участием Светланы Захаровой принимал на своей Большой сцене НОВАТ: в апреле 2018 года – балет Джона Ноймайера «Дама с камелиями», в марте 2023 года – уникальный проект MODANSE. В этом году организаторы включили в программу XI Транссибирского арт-фестиваля гала-концерт Светланы Захаровой ‒ блестящий балетный дивертисмент с участием мировых звезд.

Кимин Ким: «Для меня русская культура подобна Богу»
Ким Кин и Надежда Батоева на сцене НОВАТа в большом гала концерте Светланы Захаровой

Фестивальный гала-концерт с аншлагом прошел на Большой сцене Новосибирского театра оперы и балета 27 марта, в День театра, и стал настоящим подарком для сибирских театралов. Насыщенную танцевальную программу из классических номеров и работ современных хореографов вместе с Захаровой представили звезды мирового балета: прима-балерина Большого театра России Екатерина Крысанова, Маргарита Шрайнер и премьеры Большого: Артемий Беляков, Владислав Лантратов и Семен Чудин, прима-балерина и премьер Мариинского театра Надежда Батоева и Кимин Ким, а также яркий представитель современного танца Александр Могилев.

Александра Могилева, Маргариту Шрайнер, Надежду Батоеву и Кимина Кима наши зрители увидели впервые и по достоинству оценили. О звезде мирового балета, премьере Мариинского театра Кимин Киме мало что было известно. Мы не могли не воспользоваться возможностью, предоставленной фестивалем, не повстречаться с Кимин Кимом и не поговорить.

Кимин, Корея не очень ассоциируется с классическим балетом…

– Почему? (Перебивая.) Последнее время балет в Корее стал очень популярен. Появилось много хороших танцовщиков. Я танцую в Мариинском театре, есть артисты, выступающие в Гранд-опера, есть артисты в Голландии, есть выступающие в Америке: в Бостоне, Хьюстоне, Сан-Франциско. Много корейцев среди ведущих артистов.

– А в самой Корее?

– В Корее сегодня есть две популярные балетные труппы: Национального корейского театра, Юнивёрсал-балет, или Universal Ballet Competitio – UBC. Национальный театр неоднократно приглашал Юрия Григоровича. Его балеты есть в репертуаре этих театров: «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Раймонда», «Спартак», «Ромео и Джульетта». Все у нас есть, репертуар широкий.

– В Корее вы учились у русских педагогов?

– Да.

– Ваш педагог Ким не является вашим родственником?

– Нет, он не мой родственник. Его отец кореец. Но он русский. Владимир Ким. Его жена – Маргарита Куллик. После завершения их карьеры в Мариинском театре им предложили работать в Корее. В Корейском государственном университете искусств. Они десять лет там работали, я там учился. После окончания моего обучения Владимир Ким предложил мне показаться в Мариинском театре. Я сказал, что, конечно, я хочу этого. Но я не верил, что смогу танцевать в России. Потому что для меня русская культура подобна богу. Я был уверен, что меня не возьмут. Просмотр в Мариинском театре для меня стал не просто просмотром, он стал путешествием. В итоге Мариинский театр стал для меня вторым домом. Мариинский театр – это мой самый-самый любимый театр. Коллеги мои для меня очень дороги.

Кимин Ким: «Для меня русская культура подобна Богу»
«Корсар»

– Вы же начинали с партии Али?

– Да. Начинал с партий характерных персонажей и пришел к романтическим.

Как вы перешагнули этап от характерных героев к героям романтичным, как правило принцам? Для Вас была психологическая проблема?

– Для меня это было просто. Я особо об этом и не думал. Я заканчивал готовить новый для меня спектакль, и мне предлагали следующий Я всегда внутренне хорошо чувствовал музыку Чайковского или, скажем, Прокофьева. Я не сомневался в себе, просто ждал, когда подойдет время. У меня есть спектакли, которые мне удобны, например «Баядерка» или «Шехеразада».

–И у вас все получалось?

– Получилось. К партиям я всегда аккуратно относился. Это воспитание моего педагога. «Ромео и Джульетта» Прокофьева был спектаклем моей мечты. И хотя театр предложил в нем танцевать, мой педагог мне не рекомендовал.

– Почему?

– Он считал, что рано, необходимо подождать. В то время я считал, что смог бы. Но сейчас признаю, что он был прав. Если бы я рано начал танцевать в «Ромео и Джульетте», то не получил бы такого удовольствия, как сейчас. С тех пор я стал очень осторожно относиться к новым партиям. Не так, как раньше: мне предложили, я могу, буду танцевать. К каждой роли я отношусь очень аккуратно и серьезно.

– Вы родились в Сеуле. Большую часть времени сейчас проводите в Санкт-Петербурге. Как это соотносится с вашим жизненным ритмом? Азия – это же все-таки несколько иное.

– Да, вы правильно сказали. Это другое. Любишь или не любишь – это одно. Ты любишь культуру, ты любишь людей. А другое дело, когда тебе скажут: «Да, театр тебя возьмет, Кимин, и ты будешь всю жизнь жить в Питере. Без родителей, без семьи. Ты будешь жить один в России». Это другое дело. У меня было много желаний. Я сразу сказал, что да, я буду. Сразу собрался, приехал. Но было грустно оторваться от семьи. Хорошо, что у меня есть вторая семья, вторые родители, которых я называю мамой и папой. Это Маргарита Куллик и Владимир Ким. Это мои педагоги и родители, это моя русская семья. Благодаря им я быстро адаптировался к жизни в России. Полюбил русскую кухню, русскую культуру. И очень люблю добрых людей. Мне все-все понравилось. Естественно, без театра я не могу жить. Еще здесь я могу слушать любимую музыку дирижера Гергиева. Или слушал Темирканова, моего любимого дирижера. Мне очень помогли здесь. До этого я очень скучал по Корее.

Вы же ездите на родину?

– Да, но очень редко. В отпуск. Естественно, мне хочется видеть родителей. Просто далеко.

– Вы понимаете, что вы премьер одного из ведущих театров мира?

– Честно говоря, став премьером, я не особо долго этим гордился. Дело не в моей скромности, нет. Когда меня подняли до ведущего солиста Мариинского театра, то я очень порадовался. Это важная новость для моей семьи, для меня, моей карьеры. Но радовался я недолго: буквально полчаса или час. Это не было моей целью. Моей целью было просто танцевать. Солистом или премьером. Мне хотелось много танцевать, выступать в разных партиях. Я всегда завидовал русской культуре, потому что в Корее у нас очень мало спектаклей, не так, как в России. И это не только в Корее. Поэтому у меня мечта была как у Нуреева: чтобы в год танцевать более трехсот спектаклей. Это моя мечта. Поэтому я чувствую свою ответственность.

– Видно, что со временем вы могли бы танцевать современный репертуар. Каково ваше отношение к современному балету? Кого бы вы могли выделить из современных хореографов?

– Мне кажется, все артисты согласятся со мной, что со временем многие из нас начинают все больше интересоваться современными номерами. Потому что в современных номерах есть возможность раскрыть полностью свое внутреннее чувство. Естественно, мне это очень интересно. Слава богу, что мне однажды Диана Вишнева предложила вместе танцевать «Чудесный мандарин» Бартока в хореографии Юрия Посохова. Есть партии, к которым необходимо серьезно готовиться: плохо понимаешь, как надо танцевать какие-то моменты. Начинаешь смотреть видео или читать, чтобы получить больше информации. А есть партии, для которых это не нужно, они как бы созданы для тебя, а ты для них. Диана мне предложила, сказала, что это как будто прямо для меня. Так и случилось.

Кимин Ким: «Для меня русская культура подобна Богу»
«Дон Кихот»

Такой тест от меня. Есть Гранд-опера в Париже и лондонский Ковент-Гарден. Какой из этих театров вам ближе?

– Это трудный вопрос. Мне кажется, Гранд-опера. Ваш вопрос похож на вопрос: «Какая ваша любимая партия?» Мне сложно отвечать на него отвечать. Я могу сказать, что все мы по-разному чувствуем. Скажем, сегодня я могу смотреть и танцевать Гранд-опера, а завтра – что-то другое.

Какие ваши самые любимые спектакли, в которых вы танцевали?

– Как я уже сказал, это сложный вопрос. Самые любимые – те, которые я танцую в данный момент.

– А какие партии вы хотели бы исполнить?

– Я боюсь это сказать. «Болеро», «Бхакти». Хочу станцевать «Кармен» Ролана Пети, «Ромео и Джульетту» Макмиллана, «Манон».

– Каких балетмейстеров вы могли бы выделить для себя?

– Я очень уважаю многих современных хореографов. Я танцевал «Юношу и смерть» Ролана Пети. Хочется, что бы у всех современных хореографов был такой уровень. Я многих еще не знаю, но очень хочется узнать, поработать с ними. Я работал с Юрием Посоховым. Мне безумно понравилось. Он показал мне много важных нюансов, которые я никогда не чувствовал. Он не просто показывал, он и рассказывал очень интересно. Музыка Бартока, временами страшно было. Как раз сегодня утром я ее слушал. Я сейчас читаю книгу про дирижера Мариса Янсонса. Я специально слушал и смотрел документальный фильм, как он репетирует эту музыку. Очень интересно, я жалею, что раньше не слушал его. В моем возрасте хочется всё посмотреть и услышать. Я стал понимать, что очень многого не знаю. Я понял, что для каждой вещи есть свое время. Я танцевал «Чудесный мандарин» до того, как я слушал записи Янсонса, а потом после. Получаются разные прочтения, разные танцы.

Вы читаете русскоязычную литературу? Если да, то какую?

– Я могу читать, но очень медленно. Единственное, что я очень быстро прочитал, – «Евгений Онегин» в корейском переводе. В последнее время если я читаю русскую литературу, то это Достоевский. Он стал моим самым любимым писателем. Особенно мне нравится его «Преступление и наказание».

Кимин Ким: «Для меня русская культура подобна Богу»
«Легенда о любви»

– А вы видели балет Бориса Эйфмана?

– Нет, но я очень хочу попасть на его спектакли. Я очень люблю его балеты: «Чайковский» и «Красная Жизель». То, что видел в записи.

Хотели ли бы вы станцевать что-то корейское национальное?

– Я очень хочу поставить корейские танцы в Мариинском театре. У нас красивые костюмы, непривычные, но чрезвычайно интересные движения. На народную музыку. Мне кажется, что я мало знаю, но очень хорошо чувствую русскую музыку, русскую культуру. Это потому, что между Россией и Кореей есть что-то общее.

Может быть, потому что Россия во многом азиатская страна?

– Это тоже есть, тоже есть. Поэтому мои друзья говорят, что они обожают Корею, они обожают корейскую музыку, мелодии. Это я очень часто слышу. Почему русским так нравятся корейские мелодии, корейские костюмы? Я считаю, что есть что-то, в чем мы очень похожи. Я люблю корейскую музыку, корейские фильмы. Недавно я нашел очень старые корейские песни, очень грустная лиричная музыка. Так красиво, трогательно. У меня есть привычка: если мне что-то нравится, то я могу слушать эту музыку целую неделю, без конца. Из-за этого я мог слушать Чайковского, Прокофьева. Я иногда мог пять часов подряд слушать. Мне это не надоедало. Для меня это как отдых. Я не люблю громкую музыку, рок. Я уважаю тех, кто любит другой жанр. Здесь ничего плохого нет. Просто я люблю классическую музыку.

– А «Битлз»?

– «Битлз» – это уже другое. «Битлз» мне очень нравится. Они мелодичные. Естественно, каждая музыка дает тебе какое-то сообщение. «Битлз» уже как классика.

– Говорят, что вы очень надежный партнер.

– Не знаю, это надо у девушек спрашивать.

– Для вас важна, прежде всего, партнерша, ее уверенность в вас. Это национальное?

– Нет. Может быть, я так воспитан. Я просто считаю, что на сцене не я главный. А главная либо пара, либо балерина. Она выглядит красивее, чем я. Я считаю, что это правильно. Мне это приятно, потому что балет – красота. А красота – балерина. Я хочу быть мужчиной, который поддерживает девушку. Для меня это как идеальная красота.

– Есть ли у вас какие-то пожелания?

– Всем здоровья. Я буду танцевать. В этом мое предназначение. Я всегда танцую для людей. Когда-то спрашивали: «Кем хочешь стать в будущем? Какая у тебя мечта?» Неправильно говорить, что танцовщиком или ведущим танцовщиком. Надо объяснить, для чего ты хочешь им быть. Я всегда хотел быть танцовщиком для людей. Чтобы люди после моего танца становились более спокойными и сердечными. В этом моя цель. Поэтому я это буду нести.

Кимин Ким: «Для меня русская культура подобна Богу»
«Баядерка»

Фото: Н. Разиной, А. Цилера, В. Барановского

Хотите знать о новых публикациях на сайте?

Предлагаем оформить подписку! Обещаем никогда не спамить. Взгляните на нашу политику конфиденциальности.


Поделиться в соц.сетях
Александр Савин
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.