Олег Габышев — артист балета и «железный человек»

Олег Габышев - артист балета и "железный человек" Культ.Интервью
Заслуженный артист России, лауреат театральных премий «Золотая Маска» и «Золотой софит» Олег Габышев в интервью перед гастрольными спектаклями в Новосибирске

Олег Габышев – один из ярчайших солистов Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана. В труппе Эйфмана Олег с 2004 года. За время работы в театре он исполнил главные партии в балетах «Анна Каренина», «Евгений Онегин», «Роден, ее вечный идол», «По ту сторону греха», «Чайковский. PRO et CONTRA», «Русский Гамлет», «Страсти по Мольеру, или Маска Дон Жуана», а также в других постановках хореографа.

Олега многое связывает с Новосибирском: здесь он окончил хореографическое училище и даже поработал в труппе Новосибирского театра оперы и балета.

Сегодня Олег – ведущий солист труппы Бориса Эйфмана. Новосибирская публика восхищалась его мастерством во время гастролей петербургского театра со спектаклями «По ту сторону греха» и «Анна Каренина» в апреле 2021 года. Совсем скоро прославленная труппа снова будет в Новосибирске и представит на сцене НОВАТа балет «Роден, ее вечный идол». Партию Родена 22 ноября исполнит Олег Габышев. Билеты на спектакли уже раскуплены, но весной следующего года планируются следующие гастроли Театра балета Бориса Эйфмана в НОВАТе. Чтобы не пропустить это событие – следите за новостями на сайте театра.

Олег Габышев - артист балета и "железный человек"
Олег Габышев

– Олег, приходилось ли вам в детстве сталкиваться с презрением со стороны сверстников, связанным с вашими занятиями балетом? Наши знаменитые артисты балета о таком рассказывали.

– К сожалению было немного. Я даже стеснялся говорить о том, где учусь. Тогда старался не упоминать об этом, а сейчас горжусь! Нравится даже само название профессии: «артист балета» – по моему, звучит очень благородно. Но в то время в моем окружении были мальчишки из военных семей – балет в целом ассоциировался с женственностью, колготками, пачками… Даже про пуанты спрашивали, хотя мужской классический танец вообще не подразумевает данную технику. Я думаю, стереотипы того времени сейчас разрушаются благодаря деятельности телевидения. Например, появились шоу «Большой балет» на канале «Культура», «Танцы на ТНТ», которые демонстрируют, что балет – это все-таки интересно, интеллектуально и при этом физически сложно и атлетично.

– Мы знаем, что в 2003 году вы окончили Новосибирское хореографическое училище, где учились в одном классе с нынешним премьером Большого театра Семеном Чудиным. Вы ведь успели поработать в Театре оперы и балета?

– Да, верно.

– Расскажите о вашем педагоге в училище – Татьяне Михайловне Тихоновой.

– Татьяна Михайловна была нашим первым учителем, провела с нами сложный период знакомства и освоения балетного мира, а . выпускались мы уже у Александра Николаевича Шелемова. Эти чуткие, деликатные, высоко профессиональные педагоги сформировали нас настоящими артистами, спасибо им огромное!

– В Новосибирский театр вы поступили, когда начался ремонт, верно? В то время балетные постановки пытались исполнять на сцене Камерного зала филармонии. Вы говорили, что тогда и решили перебраться в Санкт-Петербург к Борису Яковлевичу Эйфману, после того как увидели привезенный в Новосибирск на гастроли балет «Русском Гамлет»?

– Примерно так, но еще у меня были небольшие травмы. Я воспринял это как намек судьбы: пора что-то менять. И решил уйти в кардинально другой стиль. Хотя мне говорили, что у Бориса Яковлевича есть и классические балеты, например, «Жизель». Но при мне эти спектакли ни разу не шли – все только современное, авторское.

– Кроме травмы ведь была история с партией Голубой птицы из балета «Спящая красавица» – когда у вас заболела партнерша и вместо дуэта была сольная вариация?

–Я целый год готовился: сначала полгода работал, потом травмировался, затем долго восстанавливался. И вот, когда я уже окончательно подготовился, произошла эта история с партнершей. Мы подошли к дирижеру, все ему объяснили и я танцевал только свою вариацию. После трехактного полотна было, конечно, очень неловко исполнять свой небольшой кусочек…

– Вы все-таки исполнили эту вариацию, этим можно гордиться. А у Эйфмана вы начинали как артист кордебалета?

– Да, я целый год проходил школу кордебалета, затем полгода совмещал кордебалетный и сольный материал. Надо сказать, я очень рад этому периоду адаптации, он был необходим. Сольные партии могли бы меня травмировать – другие поддержки, анатомически неправильные движения. Во время кордебалетного периода я постепенно познакомился с языком Эйфмана, его пластикой. Самое главное, что здесь тебя не бросают – с тобой лично занимаются: педагог, либо действующий артист разучивает с молодым танцовщиком каждую комбинацию, новые партии. Такая индивидуальная работа очень важна.

– Правда ли, что в первый год вы чуть ли не жили в театре?

– Да, мы проводили целый день в театре. Система складывалась так: сперва – трехчасовая утренняя репетиция, в обед – «ввод», то есть нас вводили в новый репертуар, затем вечернее занятие. Я «окунулся» в хореографию полностью.

– Первое ваше сольное выступление у Эйфмана было в балете «Чайковский»?

– Да, партия Двойника. Мы танцевали спектакль в Мехико – этот город достаточно высоко находится над уровнем моря. Разряженный воздух давал о себе знать.

– Кислородные баллоны стояли?

– Да, за кулисами. Чувство, что очень тяжело быть солистом, появилось именно тогда. Но потом мне ребята сказали: «Не переживай. Нам тоже было очень тяжело – это нормально». Второй, третий спектакли было намного легче исполнять.

– Ваше увлеченность спортом помогает?

– Да! То, чем я занимаюсь, называется «железная дистанция» триатлона, или Ironman. Такой вид спорта включает плавание, велогонку и бег. Сейчас я перешел только на плавание и бег – это здорово повышает выносливость, психологически переключает… Хореографии ведь очень много в моей жизни! Иногда даже перебор, я это называю «хореографическим отравлением». Спокойное плавание и бег помогают разгрузить голову, эмоционально расслабиться. Особенно если ты бежишь по лесу. Это позволяет тебе испытать чувство эйфории, опьяняющей свободы.

– Ведь и в зале так, правильно? Чем больше отдаешь, тем больше получаешь от зрителей.

– Да, если ты искренне и честно танцуешь, проживаешь свою роль, то взамен получаешь невероятную, окрыляющую тебя отдачу. Но бывают моменты, когда требуется аккумулировать энергию перед ответственным выступлением. И к этому нужно грамотно подходить: не бегать, а концентрироваться на спектакле. Надо сказать, многие подсказки для работы в балете я беру из спорта: правильное восстановление, настрой на старт. Для спортсмена пик его подготовки должен прийтись на соревнования. Для артиста пик — это спектакль. И чтобы тело было стопроцентно готово к выступлению, я стараюсь использовать спортивные наработки, уже проверенные профессионалами методики. Ведь в спорте даже мелкие нюансы могут помочь улучшить твой результат.

– Олег, вы долгое время не были в Новосибирске. Вам понравились изменения в хореографическом училище? Театральный зал удалось посмотреть?

Олег Габышев - артист балета и "железный человек"
Роден, ее вечный идол. Фото — Юлия Кудряшова

– Да, очень. Не было возможности посмотреть спектакль в новом зале, но меня пригласили на творческую встречу. Я пообщался с детьми, поделился опытом. Мне было приятно и комфортно находиться на сцене – это отличная площадка для первых шагов и получения опыта.

У нас такого, к сожалению, не было… Несмотря на то, что отчетные концерты проходили в концертном зале театра, а годовые экзамены на Большой сцене.

– В Санкт-Петербурге Борисом Эйфманом создан уникальный балетный кластер, в котором есть и Академия танца, и ее театр, и музей хореографического искусства. Насколько я понимаю, сейчас строится Дворец танца?

– Сама Академия танца Бориса Эйфмана была построена на месте, где располагалась прежняя репетиционная база нашего театра. Хореографическая школа включает пятнадцать залов, бассейн, интернат для иногородних детей. Условия шикарные, словно попадаешь в другой мир. К зданию школы примкнул Театр Академии танца, размер сцены которого идентичен сцене Александринского театра. Зрительный зал рассчитан на 460 мест. На этой сценической площадке проводятся отчетные концерты и выпускные спектакли Академии, а также конкурсы и другие крупные мероприятия. Совсем недавно там состоялся финал Межрегионального фестиваля «Юный хореограф», инициированного Борисом Яковлевичем. Зал компактный, очень интересный и современный. Следующий этап – это Дворец танца Бориса Эйфмана. Он будет представлять собой инновационный центр балетного искусства, расположенный на набережной Малой Невы. Вокруг Дворца планируется обустроить также большой креативный парк, где будут отдыхать петербуржцы и гости города. Сейчас активно возводится «коробка» Дворца, и Борис Яковлевич обещал вскоре всю труппу сводить туда на экскурсию. Мы все в предвкушении.

– Сказанное вами заставляет задать следующий вопрос. Многие творческие деятели говорят о том, что пандемия дала им возможность остановиться, подумать и многое изменить. Кто-то, как Кирилл Крок в Театре имени Е. Вахтангова, в период «простоя» сменил все сценическое оборудование, кто-то, как Вера и Александр Горбацевичи, которые преподают в Национальной балетной школе Канады, пересмотрел программу и внес в нее важные изменения. Многие подготовили новые спектакли. Насколько я понимаю, руководитель вашей труппы – не тот человек, что может сидеть без дела. Все ли премьеры, запланированные на «ковидный» период, состоялись?

– Да, во время пандемии мы работали очень интенсивно и подготовили две премьеры. При этом Борис Яковлевич старался соблюдать все меры предосторожности на репетициях – маски, дистанция… Была проведена огромная работа над новым балетом «Страсти по Мольеру, или Маска Дон Жуана» (выпущен весной 2021 года), попутно создавался спектакль «Чайка. Балетная история» (его премьера прошла в феврале этого года). «Чайку» мы минувшим летом показали в Большом театре и получили очень хорошие отзывы. Сейчас началась работа над новым балетом по Достоевскому – «Преступление и наказание». Совсем недавно – в конце сентября – в Петербурге состоялись большие гала-концерты, посвященные 45-летию театра. Специально для этого события Борис Эйфман восстановил свои легендарные постановки: одноактный балет 1977 года «Двухголосие» на музыку «Pink Floyd» и адажио из спектакля 1987 года «Мастер и Маргарита» на музыку Андрея Петрова.

В программе были отрывки и из других балетов нашего театра, в том числе из новой «Чайки». Можно было увидеть, как развивался авторский стиль Эйфмана, проследить эволюцию театра. Борис Яковлевич недавно отпраздновал юбилей, он полон энергии и творческих идей. Примером Эйфмана следует вдохновляться, учиться у него искренней любви к своему делу, собственному призванию.

Олег Габышев - артист балета и "железный человек"
Чайковский. PRO et CONTRA. Фото — Евгений Матвеев

– Олег, сколько сейчас рабочих спектаклей? Таких, которые можно в любой момент собрать, порепетировать немного и показать?

– Около десяти, наверное. Зачастую, мы выступаем с «Анной Карениной» – это наша визитная карточка, часто показываем на гастролях «По ту сторону греха» по Достоевскому…

– Очень хороший спектакль.

– Очень хороший, но и очень тяжелый!

– А у Эйфмана есть легкие спектакли?

– Все познается в сравнении. Мне, например, легче исполнять балет «Роден, ее вечный идол», он мне ближе. К слову, эта постановка — тоже очень востребованная. В репертуаре театра также есть «Евгений Онегин», «Up & Down», «Чайковский. PRO et CONTRA», «Эффект Пигмалиона», «Страсти по Мольеру, или Маска Дон Жуана», «Чайка. Балетная история», «Реквием», который к сожалению очень редко идет, «Красная Жизель», «Русский Гамлет»…

– Вы сказали, что «Роден, ее вечный идол» вам настолько близок, что вам его легче исполнять, чем другие спектакли.

– Да, и с возрастом, мне кажется, у меня получается все лучше и лучше. Роль Родена – достаточно возрастная. Скульптор встретил Камиллу Клодель, когда ему было 40, и спектакль охватывает период его жизни от 40 до 60 лет. Я сейчас подхожу к этому рубежу – к возрасту моего героя, и в роли французского ваятеля мне открываются нюансы, которых я не замечал в 25 лет, когда начинал танцевать Родена. Сейчас я получаю еще больше удовольствия от спектакля. Приятно танцевать, когда хореография настолько у тебя «в теле», доведена до такого автоматизма, что ты можешь забыть о каких-то технических моментах и просто полностью раствориться в музыке, чувствах, энергии твоей партнерши и той эмоциональной отдаче, которая идет от зрителя.

Олег Габышев - артист балета и "железный человек"
Роден, ее вечный идол. Фото — Юлия Кудряшова

–  Спектакли  Эйфмана  не  случайно  называют  «психологические балеты». Пластика Эйфмана раскрывает эмоции и взаимоотношения персонажей необычайно тонко и глубоко. Когда, как вы сказали, «полностью растворяешься» в эмоциях персонажа, проживаешь на сцене его судьбу, как вы чувствуете себя после спектакля, не сложно ли бывает восстановиться после такого погружения?

– Мне кажется, любому артисту интересно работать именно в таких спектаклях. Да, Эйфман – тонкий психолог, который может и артиста и публику привести к эмоциональной кульминации в самых трагических моментах спектакля. Сцена за сценой он наращивает напряжение, насыщает действие интеллектуально, драматически, и артисту уже не приходится играть, вживаться в роль, поскольку он абсолютно – и разумом, и сердцем, и телом – понимает, почему, к примеру, Анна Каренина бросилась под поезд, почему Треплев совершает «творческий суицид» и прекращает свой новаторский поиск, почему Камилла Клодель сходит с ума. И это помогает исполнителю – нет необходимости «наигрывать». Но именно поэтому же с восстановлением бывает непросто, особенно если твой персонаж сходит с ума. В таком случае иногда необходимо не просто переключиться, а очиститься от темных эмоций, переживаний, которые были на сцене. Здесь мне очень помогает вода: прохладный душ, а еще лучше – плавание. В выходные я стараюсь бегать два-три часа, лучше – где-нибудь в лесу. Для меня это не просто физическая нагрузка, а своего рода медитация. После бега чувствую себя «перезаряженным» – как будто энергии у меня стало в два раза больше. И вообще, когда мне задают вопрос: «Откуда ты берешь столько сил?», – я понимаю, что чем больше их трачу, тем больше мне возвращается – это, конечно, парадоксально. А еще я люблю бегать на гастролях. Такая практика помогает знакомиться с городом и опять же перезагружаться после всех сложностей. Особенно здорово, если бегаешь в самые ранние утренние часы, поскольку именно утром города наполняются неповторимой магией

–Вы окончили Академию имени Вагановой как хореограф и поставили «Метель», затем у вас была мечта – «Трое в лодке, не считая собаки».

– Сейчас у меня будет премьера в Казани. Я поставил одноактный балет «Личности Миллигана» для Олега Ивенко и его фестиваля современной хореографии #StagePlatforma. Спектакль рассказывает о человеке с раздвоением личности, вернее «с множественной личностью». Дэниел Киз написал об этом потрясающий роман. Музыку специально к спектаклю сочинил Эльмир Низамов. Мой новый балет –камерный, в нем занято шесть человек: солисты Татарского театра имени Мусы Джалиля и Московского театра Станиславского.

Олег Габышев - артист балета и "железный человек"
Страсти по Мольеру, или Маска Дон Жуана. Олег Габышев и заслуженная артистка РФ Мария Абашова. Фото — Юлия Кудряшова

– Какие у вас сейчас отношения с Эйфманом? Мне кажется, что вы для него очень близкий человек.

– Мы, конечно, хорошо общаемся, он меня ценит – это чувствуется. Я очень благодарен Борису Яковлевичу.

– Он одобряет ваши постановочные попытки?

– Очень! Поддерживает, направляет больше на работу с юными артистами. У Бориса Эйфмана тоже был подобный опыт: в 1970-х он работал хореографом в Академии Вагановой. Борис Яковлевич считает этот период важным этапом в своей творческой биографии. Эйфман даже предложил мне поставить выпускной спектакль для Академии танца. Наша балетная школа – очень хорошего уровня. И дети в ней – тоже очень талантливые и прекрасно подготовленные. Современную технику они изучают с азов. Я, допустим, этому не обучался – урок модерна в моем училище не давал мне тех профессиональных возможностей, которые есть сейчас у воспитанников Академии Эйфмана.

Интервью подготовлено при участии Марины Ивановой

На титульном фото — Олег Габышев и заслуженная артистка РФ Мария Абашова. Русский Гамлет. Фотограф — Евгений Матвеев

Поделиться в соц.сетях
Александр Савин
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.