Евгений Басалюк: «Неоклассика мне ближе»

<strong>Евгений Басалюк: «Неоклассика мне ближе»</strong> Культ.Интервью
Я не могу сказать, что желаю ему этой профессии, хотя она уникальна, я ее очень люблю. Как бы не сложилось в будущем, я бы, наверное, хотел, чтобы он полюбил этот прекрасный вид искусства

Премьер балетной труппы НОВАТа Евгений Басалюк в Новосибирский театр оперы и балета пришел в 2012 году, после окончания Новосибирского хореографического училища.

Технический арсенал и драматический талант танцовщика позволяет ему на высоком уровне исполнять ведущие мужские партии в балетной классике, причем артисту равно удаются и лирические, и комедийные персонажи. Не менее удачны и работы Евгения в неоклассических постановках Начо Дуато, Ролана Пети и в современной пластике.

По мере роста мастерства, Евгений становится все более заметной фигурой новосибирской балетной сцены, растет и число его поклонников, которым, безусловно, интересен путь артиста в профессии, отношение к исполненным ролям и многое другое.

О своих ролях, выборе профессии и о себе Евгений Басалюк рассказал в интервью.

Евгений, в последние несколько месяцев знатоки балетного искусства могли заметить, что почти все ведущие партии репертуарных спектаклей театра вы ярко представили на сцене НОВАТа: это и Иван в балете «Конек-Горбунок», и Квазимодо в «Соборе Парижской Богоматери», и совершенно иной образ Джеймса в дуэте из балета «Сильфида».

– Да, у меня «в запасе» еще три партии: принц Зигфрид из «Лебединого озера», Солор из «Баядерки» и Спартак.

– Как-то вы поделились, что в училище вам напророчили некий профессиональный потолок. Что, по мнению педагогов, для вас должно было стать вершиной на балетной сцене?

<strong>Евгений Басалюк: «Неоклассика мне ближе»</strong>
«Конек-Горбунок» Ксения Захарова и Евгений Басалюк

Мне говорили, что если я станцую партию Али, то это уже будет успех в моей карьере. Поэтому, когда я в первый раз ее исполнил на сцене нашего театра, я уже был горд тем, что этого добился. Но и после партии Али было достаточно много ведущих партий, партий разноплановых. И считаю, что станцевал их достойно.

Так называемый типаж эталонного классического артиста балета толком никто описать не может. В мире много красивых высоких танцовщиков, у которых, к примеру, есть сложности с техникой. Но если вспомнить Михаила Барышникова, нашего Дмитрия Симкина и его сына Данилу, сейчас премьера Берлинской оперы, то нельзя не отметить, что эти артисты своим успехом доказали не внешность главное. Невысокий рост не помешал их блестящей карьере. Чем вы можете объяснить, что люди, которые не имеют идеальных данных, нередко оказываются наиболее востребованными?

Наверное, это часть психологии человека. Люди, которые считают себя в чем-то несовершенными, зная свои изъяны, работают над этим больше, чем те, у которых, условно скажем, эталонные данные для артиста балета. То есть они прилагают гораздо больше усилий для самосовершенствования. Такой танцовщик подбирает движения, позу, жесты, решает, где ему лучше встать, а если он невысокого роста, то приподнимается на полупальцы.

Так, Михаил Барышников бегал на полупальцах, чтобы себя хорошо преподнести: казаться выше, прыгать выше, чтобы занимать пространство. А на нашей огромной сцене, если танцевать достаточно сухо, не занимать площадку, то даже несмотря на высокий рост можно выглядеть мелко и невыигрышно.

– После Джеймса во фрагменте из «Сильфиды» Бурнонвиля вы танцевали в «Коньке-Горбунке» одного из двух кораллов, кстати, очень здорово и успешно, судя по реакции публики. Но не было ли обидно, что после главной роли нужно выйти на сцену с проходящей партией, хотя и довольно сложной?

– Нет, не обидно, потому что эта партия очень хорошо держит тебя в форме. Ты можешь себя показать с разных сторон: там есть и техника, сложный дуэт, сложные элементы. Если все эти элементы сделать, то этот номер можно везти на конкурс и взять Гран-при. Партия очень трудная, перенасыщенная техникой: много прыжков, вращений, а в конце подряд четыре двойных воздушных тура…

– То есть уходите со сцены едва живым.

Да, казалось бы, ты только появился, но уже уходишь, оставляя легкие на сцене. Это еще и сильный стресс, так как не хочется ударить в грязь лицом и оказаться на полу.

<strong>Евгений Басалюк: «Неоклассика мне ближе»</strong>
Кораллы из балета «Конек-Горбунок». Михаил Недельский слева и Евгений Басалюк справа

Джеймс в «Сильфиде», Иван в «Коньке-Горбунке», Колен в балете «Тщетная предосторожность» все персонажи очень разные. Что вам близко как артисту и что вы привносите в образы, выходя в тех или иных балетах?

Скажу откровенно, не каждый танец мне приносит удовольствие. Те спектакли, которые вы перечислили, мне нравятся, и участие в них меня вдохновляет. Далеко не во всех постановках получается так, что твое внутреннее состояние совпадает с общей концепцией, где-то ты сам от себя не в восторге. В «Сильфиде», при всей сложности партии, я счастлив, что танцую, такое же чувство и от партии Колена из «Тщетной предосторожности». Этот спектакль – как брызги шампанского: праздничный, задорный и легкий по смыслу, хотя также изобилует прыжками и другими видами техники.

<strong>Евгений Басалюк: «Неоклассика мне ближе»</strong>
«Собор Парижской богоматери» Евгений Басалюк

«Собор Парижской Богоматери» мне тоже безумно нравится. В нем настолько глубокий посыл! Партия Квазимодо представлена небольшим количеством танцев. Может показаться, что у Фролло гораздо больше танцевальных движений, но Квазимодо очень много находится на сцене. Необходимо детально продумывать образ: каждую позу, каждое движение, каждый взгляд. Квазимодо постоянно смотрит на Эсмеральду, на Фролло, на толпу, на все происходящее вокруг. Это требует тщательной проработки, особенно пластически, а его горб – тоже элемент танца. Игра выжимает тебя, еще неделю после спектакля рука вообще не работает, она требует восстановления. Что касается самого персонажа, его внутреннего мира, его истории, то к нему начинаешь испытывать только сострадание. Квазимодо не такой как все, этим он интересен. Я стараюсь вложить в персонажа глубину, трагизм, чтобы он не был пустым, и от спектакля к спектаклю постоянно ищу что-то новое: какие-то взгляды, какие-то жесты.

– Маша в «Щелкунчике» – не принцесса, она может позволить вольности в движениях, в позах, как и сам Щелкунчик. «Спящая красавица» – это уже канон хореографии. Как вы оцениваете свое участие в этих двух спектаклях?

Да, действительно, привнести в «Спящую красавицу» что-то очень сложно, потому что все расписано канонами. Но можно добавить свое настроение в танце. И так как это образцово-показательная классика, очень сложно в масштабе всего спектакля все сделать идеально. Может быть, со мной не согласятся, но невозможно сделать всю партию от начала до конца идеальной.

– А «Щелкунчик»?

Может быть, не на сто процентов, но на девяносто девять я исполнял его для себя успешно. В «Спящей красавице» я нередко собой не доволен.

– Возможно, потому что там есть эталон, с которым вы себя сравниваете. А что вам ближе – «Щелкунчик» или «Спящая красавица»?

«Щелкунчик» мне ближе.

Вы окончили Новосибирское хореографическое училище. Что побудило вас туда поступать и понимали ли вы, что, выбирая балет делом жизни, идете на каторгу на достаточно долгий период?

<strong>Евгений Басалюк: «Неоклассика мне ближе»</strong>
«Золушка» Екатерина Лихова и Евгений Басалюк

Нет, к сожалению или к счастью, я не этого не понимал в столь юном возрасте. Пошел я в балет, могу точно сказать, не по собственной инициативе. Какое-то время с девяти лет я посещал школу искусств № 4 города Омска, куда меня привела моя мама. На меня обратил внимание педагог по хореографии Иван Георгиевич Флянко. Все мои одноклассники начинали обучение лет с пяти-шести, до этого посещали подготовительные занятия, а я – девятилетний, который только что поступил – ничем не уступал ни координационно, ни физически, а в чем-то даже и превосходил остальных учащихся-ровесников. Педагог посоветовал родителям отправить меня в новосибирское училище. Я не оценивал того, что происходит. Мне было просто интересно переехать в другой город: новые люди, новое общение.

Вообще, в то время я любил играть в футбол, как, наверное, и все мальчишки. И у меня просто получалось танцевать. Хотя скажу, что я этого стеснялся. Когда я приезжал на каникулы из Новосибирска к своим друзьям в Омск, мы играли в тот же футбол, но приходилось долго скрывать то, что я занимаюсь танцами. Мне казалось, что меня будут дразнить. Хотя мужской балет ничем не уступает спорту: ни по физическим нагрузкам, ни по вероятности травм. И условия у спортсменов и артистов балета несопоставимые.

У вашего маленького сына есть данные? Хотели бы вы, чтобы он занимался балетом в будущем?

Он начал привставать, и привстает по второй идеально выворотной позиции. Моя супруга профессиональная балерина (Ксения Захарова. – Прим. ред.), так не встает, как он. Полагаю, что есть задатки, так как мама с папой артисты балета. Я не могу сказать, что желаю ему этой профессии, хотя она уникальна, я ее очень люблю. Как бы не сложилось в будущем, я бы, наверное, хотел, чтобы он полюбил этот прекрасный вид искусства.

<strong>Евгений Басалюк: «Неоклассика мне ближе»</strong>
Евгений с супругой Ксенией и будущим артистом балета Тимофеем

– Что бы вы порекомендовали себе, другим родителям, которые хотят привести своего ребенка первый раз в театр? С чего начать? Какие спектакли лучше показать?

Безусловно, детские. «Чиполлино» интересный веселый спектакль, который в то же время очень сложный, с мужским началом. Я не думаю, что стоит маленького мальчика вести на балет «Лебединое озеро», мало что он сможет понять.

А «Конек-Горбунок»?

«Конек-Горбунок» – безусловно. «Тщетная предосторожность», даже «Дон Кихот» можно посмотреть, там все равно энергия не может оставить равнодушным. Конечно, он где-то может заскучать, но что-то его может и зацепить.

– Какое у вас отношение к современному балету? Не к балетам шестидесятых, я имею в виду современному – здесь и сейчас. Готовы ли вы воспринимать совершеннейший авангард или вам ближе, скажем, неоклассика?

Неоклассика мне ближе, потому что на формирование вкуса влияет образование. У нас, к сожалению, не было такого современного танца. Хотя его и преподавали в школе, но очень немного. Считаю, что такое обучение необходимо, потому что после современного танца ты в классике себя ощущаешь по-другому. И этот опыт, я считаю, придаст импульс для переосмысления классики. Тело будет двигаться по-другому, свободней. Классика все-таки канонична, она со своими стереотипами.

Есть ли что-то, что вы хотели бы станцевать, но в репертуаре театра этого нет?

Я бы хотел станцевать в спектакле Макмиллана «Манон».

– А Баланчин?

Па-де-де Баланчина. Великолепно!

– Вы его танцевали?

Нет, к сожалению. Только в школе и только вариацию из этого па-де-де.

– Я желаю вам удачи, Евгений, и покорения новых балетных вершин!

<strong>Евгений Басалюк: «Неоклассика мне ближе»</strong>
«Тщетная предосторожность» Колен-Евгений Басалюк

 

Ведущий солист балетной труппы НОВАТа Евгений Басалюк – лауреат и дипломант международных конкурсов.

Окончил Новосибирское хореографическое училище (2012). В труппе Новосибирского театра оперы и балета с 2012 года.

В спектаклях театра исполняет ведущие и сольные партии: Ромео («Ромео и Джульетта» С. Прокофьева, хореография О. Виноградова); Пир («Спартак» А. Хачатуряна, хореография Г. Ковтуна); Золотой божок («Баядерка» Л. Минкуса, хореография М. Петипа, редакция В. Чабукиани, В. Пономарева); крестьянский дуэт («Жизель, или Вилисы» А. Адама, хореография Ж. Коралли, Ж. Перро, М. Петипа в редакции Н. Долгушина), па-де-труа, неаполитанский танец («Лебединое озеро» П. Чайковского, хореография М. Петипа, Л. Иванова, редакция К. Сергеева и И. Зеленского); Щелкунчик-принц, Паяц («Щелкунчик» П. Чайковского, хореография В. Вайнонена); Чиполлино, граф Вишенка, Виноградинка («Чиполлино» К. Хачатуряна, хореография Г. Майорова); Али («Корсар» А. Адама, хореография Ж. Перро, М. Петипа, П. Гусева в ред. Ф. Рузиматова); принц Дезире, Золото («Спящая красавица» П. Чайковского, хореография Н. Дуато), Щелкунчик-принц («Щелкунчик» П. Чайковского, хореография Н. Дуато) и другие.

Фото на обложке из балета «Сильфида» Евгения Образцова и Евгений Басалюк

Все фото Алексей Цилер, фото «Собор Парижской богоматери» Станислав Левшин

Поделиться в соц.сетях
Александр Савин
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.