Ирина Устинова: «Показатели филармонии радуют, но прежде мы должны думать о музыке, ее качестве и содержании»

Ирина Устинова: «Показатели филармонии радуют, но прежде мы должны думать о музыке, ее качестве и содержании» Культ.Интервью

Ирина Дмитриевна Устинова на моей памяти девятый директор филармонии. Не хочу давать оценки ее предыдущим коллегам, но только за нынешнее столетие их сменилось шесть. Это говорит о том, что учредителя филармонии качество их работы не во всем устраивало. Хотя я бы поблагодарил Александра Бочарникова, прошедшего трудные ковидные годы вместе с филармонией и решавшего в этот период серьезные задачи, которые локдаун создал для филармонии учитывая огромные обязательства организации перед владельцами абонементов. Но, как я понимаю, его приезд в Новосибирск был своеобразной командировкой в родной город для того, чтобы поправить дела в филармонии. И вот Ирина Дмитриевна Устинова. На мой взгляд, она человек, который безусловно влюблен в музыку. Это ее хобби и это ее профессия, что уже счастье для любого. Она человек с характером, а это сегодня для филармонии очень необходимо. Мне нравится, как она без лишнего грома решает накопившиеся годами проблемы. Осторожно стучу по дереву, но, мне кажется, нам повезло, что Ирина Дмитриевна сегодня с нами. Мы договаривались с ней встретиться после проведения арт-фестиваля и подвести некий подытог.

Ирина Дмитриевна, мы с вами встречаемся уже после завершения одиннадцатого транссибирского арт-фестиваля и шестого фестиваля «Струны Сибири». Это первые фестивали, которые готовились полностью при вашем участии. Если подводить итоги «Струн Сибири» еще рано, то об итогах одиннадцатого репинского уже можно говорить. Как мне показалось, фестиваль прошел очень хорошо. Наверное, даже успешнее десятого. Это было видно по залу. Время подвести некоторые итоги в цифрах.

В этом году, как и в прошлом, в рамках фестиваля состоялось восемнадцать концертов, из которых два прошли в области, один – в зале «Сибирь-Концерт». Остальные – на основной площадке фестиваля в концертном зале имени Каца.

Было ощущение, что они все были близки к аншлагу.

– Это действительно так. На некоторые концерты задолго до начала фестиваля было невозможно купить билеты. Такими, например, были сольный концерт, где играл Вадим Репин с Николаем Луганским, и концерт-закрытие.

Как вы оцениваете прошедший фестиваль?

– Предыдущий фестиваль проходил в то время, когда я только начала работать: спустя всего месяц после того, как я вступила в новую должность. А этот, вы правы, уже готовился при мне. Тем не менее мы сделали аналитику продаж с 2019 года. Намеренно в качестве отсчета взяли допандемийный 2019 год, который был достаточно успешным по показателям посещаемости. В 2019 году было семнадцать концертов, на которые было продано 10 888 билетов. 2024 год оказался более успешным – 18 концертов по билетам посетили 12 530 чел. То есть плюс один концерт и плюс 1 642 билета. Очевидно, что мы вышли по количеству зрителей на уровень 2019 года, слегка увеличив показатели. А по финансам увеличение произошло более чем в два раза.

То есть вам удалось выставить такие цены, которые не отпугнули зрителей, но и позволили значительно лучше провести фестиваль с финансовой точки зрения. Получается, по финансам вы практически провели два фестиваля. Настолько удачным оказался баланс.

Можно сказать, что да. При этом цены, по которым продавали билеты в этом году, мы не завышали намеренно. Об этом свидетельствует отсутствие жалоб на ценообразование со стороны публики. В основной массе билетов дороже пяти тысяч не было. На отдельные концерты с участием мировых звезд мы точечно выставляли несколько дорогих билетов, которые могли достигать восьми-девяти тысяч. Но это единично. Большая часть билетов была в ценовом диапазоне 1 000–3 500 рублей.

– Насколько я знаю, Фонд Вадима Репина, организаторы фестиваля с продажи билетов ничего не имеют? То есть вырученные средства идут на развитие концертной деятельности новосибирской филармонии.

Да, вы правы. Субсидия, которую мы получаем на проведение фестиваля, уходит в Фонд Вадима Репина, а средства от продажи билетов остаются нам. Тем не менее порядка 25 % дохода мы тратим на фестиваль: транспортные расходы (автобусы и автомобили для встречи солистов, оркестров, коллективов), реклама, премирование наших творческих коллективов за увеличение объема концертов и интенсивность, расчеты с Российским авторским обществом и агентами продаж. Оставшиеся средства мы используем на развитие организации. Например, в прошлом году сразу после фестиваля мы купили для симфонического оркестра комплект из четырех валторн, пару кларнетов, несколько музыкальных инструментов для РАО. И в этом году тоже такие планы есть.

Как у вас уже спустя год складываются отношения с Вадимом Репиным и директором фестиваля Олегом Белым? С организаторами фестиваля в целом? Довольны ли вы, что у филармонии есть такой инструмент, как фестиваль?

Ирина Устинова: «Показатели филармонии радуют, но прежде мы должны думать о музыке, ее качестве и содержании»
Жульен Салемкур, Ирина Устинова, Вадим Репин и Олег Белый

Кроме того, что Олег Юрьевич блестящий менеджер, он еще и очень позитивный контактный человек. Такая же и вся его команда. Мне кажется, что за время работы у нас сложились достаточно хорошие деловые и человеческие отношения, а в нашем деле это немаловажно. В целом успех фестиваля в этом году связан с двумя направлениями. Безусловно, команда филармонии очень хорошо работала, о чем свидетельствует и увеличение количества публики, и отсутствие каких-то глобальных организационных проблем. Но все-таки самое главное, что у новосибирской публики огромен кредит доверия к фестивалю. Фигура Вадима Репина имеет безусловный авторитет у новосибирцев. Каждый фестиваль демонстрирует высочайший художественный уровень творческих программ, приглашенных солистов и коллективов. Наличие подобного форума для филармонии – большая удача во всех отношениях. Если посмотреть на филармоническую карту России, то мы увидим немного подобных проектов. Когда в течение девятнадцати дней проходит девятнадцать концертов, из которых пятнадцать проходят в тысячном зале с аншлагами, это дорогого стоит. Кроме того, параллельно с концертами идут различного рода образовательные мероприятия – творческие встречи, мастер-классы, а в этом году была еще и выставка в художественном музее, и премьерный показ фильма о фестивале. Важно, что фестиваль укрепляет идею Транссибирской магистрали, представляя концертные программы в других городах России, не только в Сибири. Транссибирский арт-фестиваль – это наш флагман. В том числе благодаря ему филармония имеет такой знаковый статус на карте России.

Не возникает идея, чтобы сделать фестиваль не ежегодным, а, например, проводить его раз в два года, чтобы накапливать силы?

Вы знаете, если бы по итогу фестиваля мы увидели снижение интереса со стороны публики, то об этом можно было бы задуматься. Но мы видим, что по количеству проданных билетов мы все время наращиваем темп. Поэтому таких мыслей нет. Фестиваль в очередной раз показал, что он нужен. Мне кажется, публика уже сейчас ждет следующий. В этом году мы запустили продажи намного раньше: стали продавать билеты в новогоднюю ночь. И мы увидели, что несколько сотен билетов ушли в первые несколько часов. Мы почувствовали какую-то особую связь с публикой, которая ждала этого момента. Мне прилетали смс от коллег из Москвы, из других регионов, которые говорили, что друзья из Новосибирска ждут, когда мы откроем продажи.

– Каким образом вы хотите решать вопросы, накопившиеся за последние годы в новосибирской филармонии? Эволюционным путем, революционным путем, смешанным?

Вопрос очень серьезный. Если честно, то я не сторонник резких движений и революционных мер. Тем не менее некоторые процессы изменений были запущены сразу, в первые месяцы моей работы. Реорганизация административно-управленческого персонала до сих пор находится в процессе. Это не случайно, потому что новосибирская филармония – самая крупная филармония в России. И по штатной численности, и по количеству творческих коллективов. Поэтому найти оптимальную модель непросто. Кроме того, быстро меняющийся мир вокруг и современные технологии требуют новых форматов работы, освоения новых направлений деятельности. Одна из таких актуальных тем сейчас – это цифровая дистрибуция. Нужно и самой вникать в этот вопрос и найти соответствующего специалиста, который будет постоянно заниматься этим направлением. Поэтому, скорее, смешанным. В некоторых вопросах нужна революция, а в некоторых – эволюция…

Вопрос о творческих коллективах. В 1985 году в филармонии были: симфонический оркестр, камерный хор, «Сибирский хор», «Частушка на эстраде» братьев Заволокиных, ансамбль «Встреча с песней» Николая Михайловича Кудрина, то есть шесть коллективов. А также лекторий, несколько коллективов, которые работали по области, и такая своеобразная организация, как объединение музыкальных ансамблей, художественным руководителем которого был тромбонист Виктор Бударин. В объединение входили все коллективы, которые работали в ресторанах города и области. Понятно, что оно закрылось, но с тех пор возникло много других, в том числе при симфоническом оркестре. «Сибирский хор» перебрался на улицу 1905 года и стал самостоятельным, сегодня он в «Сибирь-концерте», зато вошел оркестр Гусева. Все так и останется?

– Так уж исторически сложилось, что в новосибирской филармонии большая палитра творческих коллективов. От эстрадных, джазовых до академического симфонического оркестра. И все понимают, что так сложилось, так и должно быть, что филармония очень разная. Мне кажется, что, если учредитель финансирует работу имеющихся творческих единиц, – значит, так нужно, значит, в этом заключается культурная политика региона в отношении концертной деятельности.

А если коллектив долгое время не дает каких-то новых программ? Есть ли какие-то рычаги влияния у вас, чтобы создавались интересные и востребованные программы?

– Думаю, что у руководителя всегда есть рычаги. Хотя, конечно, все руководители творческих коллективов, безусловно, творческие личности со своим видением, со своими амбициями. С ними нужно очень деликатно и тонко обсуждать вопросы художественной политики и создания новых программ. Это сложно, но возможно. Скажу честно, не все пока получается в этом вопросе, тем не менее какие-то подвижки уже есть. Это вопрос времени и укрепления моего авторитета внутри коллектива.

– У вас сейчас нет совмещения директор – худрук?

Нет. У нас сейчас вообще нет должности художественного руководителя. Она ушла вместе с Владимиром Михайловичем.

– То есть у вас сейчас художественный руководитель каждого коллектива и художественный совет?

– Если быть точной, то художественные советы есть только в больших коллективах.

А координатор?

– У нас есть заместитель директора по концертной работе, совсем недавно появился отдел творческого планирования, в котором музыковеды помогают руководителям коллективов собирать программы и расставлять их в сезон. Мне кажется, это объективная схема работы при отсутствии художественного руководителя.

– Есть ли сейчас у вас желание как-то улучшить работу со школами, общежитиями, домами отдыха? Это то, чем раньше занимался лекторий.

– Лекторий и сейчас активно занимается этой работой, у них достаточно большой годовой концертный план. Мы сейчас усиливаем эту работу в разрезе работы по «Пушкинской карте». Выходим на школы, на другие образовательные учреждения, заключаем с ними соглашения и делаем целевые концерты по «Пушкинской карте». Как показала практика, продавать в розницу билеты по «Пушкинской карте» на наши вечерние мероприятия очень непросто. По понятным причинам. Даже если есть какой-то концерт, который подходит для молодежи, на который мы активно рассылаем промокоды, нередко получаем обратную связь: «У вас недорогие билеты, ребятам проще их купить, зато потом они подкопят и сходят по “Пушкинской карте” в НОВАТ на балет или оперу». Поэтому мы активно практикуем выездные целевые концерты. В такой ситуации преподаватели и руководители образовательного учреждения могут на месте повлиять на этот процесс. В конце 2023 года, например, был удачный концерт в педагогическом университете, где выступил наш эстрадный оркестр. Там прекрасный зал, около семисот мест, он был почти полный. Получилось, что более пятисот билетов было продано по «Пушкинской карте». Эту работу продолжаем и сейчас. Составляем специальный план на несколько месяцев вперед, обновляем его и дополняем постоянно. Задействуем по возможности все творческие коллективы.

Художественный руководитель и главный дирижер Русского академического оркестра новосибирской филармонии Владимир Поликарпович Гусев, в отличие от многих других, уже при жизни подготовил себе замену. Были сложности. Все сложилось?

Вообще, это уникальная история. Потому что обычно дирижеры не оставляют после себя преемника.

Только что завершился шестой фестиваль «Струны Сибири», задуманный и организованный Владимиром Поликарповичем Гусевым. Его проводил новый художественный руководитель оркестра Рустам Вакильевич Дильмухаметов. Руководитель, которого при жизни предложил Владимир Поликаропович. Был на двух программах фестиваля и получил огромное удовольствие от организации, а самое главное – от академического уровня фестиваля. Оркестр сохранится в прежнем виде?

Ирина Устинова: «Показатели филармонии радуют, но прежде мы должны думать о музыке, ее качестве и содержании»
Ирина Устинова и Владимир Гусев

Рустам Вакильевич Дильмухаметов назначен художественным руководителем оркестра совсем недавно. Вижу, что он с большой ответственностью подходит к формированию концертного сезона и к работе в целом. Им сформирован совершенно блестящий абонементный сезон на следующий год. С очень интересными солистами, с очень интересными программами, в которых много современной музыки, что очень радует. Да и только что прошедший фестиваль «Струны Сибири» порадовал публику насыщенной программой, уникальными творческими коллективами из разных регионов России, высочайшим уровнем исполнительского мастерства. Сейчас оркестр по-прежнему в прекрасной форме. Есть шероховатости внутри коллектива с точки зрения взаимоотношений, что вполне объясняется сменой руководства. Думаю, что Рустаму Вакильевичу под силу справиться с этой задачей. Он профессионал своего дела, хотя в некоторых вопросах бывает жестким и непреклонным. Это, на самом деле, неплохо для дирижерской профессии.

Согласен. Они очень разные. Владимир Поликарпович при всей его целеустремленности был совершенно неконфликтным человеком, которого не любить было невозможно, за этим стоял его огромный опыт и авторитет. Меня всегда поражало то, как Владимир Поликарпович смело брал ненародные в привычном понимании темы.

Да, с большой теплотой о нем вспоминали сейчас во время фестиваля все, кто был с ним знаком. И атмосфера «Струн Сибири», особая, душевная, сохранилась благодаря памяти этого удивительного человека.

Какое у вас отношение к работе по абонементам: их количество следует оставить или все-таки расширять?

– Я всегда за абонементную систему, потому что считаю, что она с точки зрения экономики – базис, на котором строится деятельность филармонии. Тем более в регионе эта система давно работает, публика привыкла к ней. Убирать и сокращать ее ни в коем случае нельзя. Наоборот, ее надо наращивать. У нас есть абонементы, такие как, например, абонемент № 1 (Симфонический оркестр), на который продается более шестисот мест в зале. То есть более чем шестьдесят процентов зала на эти концерты к началу сезона уже продано. Есть абонементы на другие коллективы, на которые продаются десять, двадцать, тридцать процентов билетов. По-разному. Это значит, что еще есть к чему стремиться. Продать оставшиеся после реализации абонементов билеты значительно проще, чем все делать каждый раз с нуля. Кроме того, это еще и дисциплинирует художественных руководителей коллективов к своевременному формированию программ. Я сейчас имею в виду долгосрочное творческое планирование. Плюс еще же есть концерты, которые невозможно упаковать в абонементы, гастрольные проекты, прокатные концерты.

Семнадцатого марта мы провели ярмарку абонементов. Будет еще одна точка специальных скидок и продаж абонементов в конце весны – в начале лета. И осенью, чтобы максимально попробовать допродать и, скажем так, упаковать сезон. Для филармонии это очень важно, это мотивация работать с долгосрочным планированием, которое систематизирует всю работу филармонии. Нынешний концертный сезон в прошлом году мы смогли выпустить только в мае, а это очень поздно. По-хорошему, к концу двадцать четвертого года уже должен быть сверстан сезон 2025/26, в том числе с точки зрения финансово-экономических показателей. Финансовое планирование и показатели доходности нельзя игнорировать. Большое филармоническое хозяйство необходимо содержать. Я не могу ни в коем случае жаловаться, что нас плохо финансируют из бюджета. В этом смысле у нас всё стабильно и хорошо. Можно только поблагодарить правительство Новосибирской области за то, что оно с хорошим вниманием относится к учреждениям культуры, но нельзя все складывать на плечи учредителя, есть много вопросов, которые традиционно решаются за счет средств от продажи билетов. Нужно обновлять парк музыкальных инструментов, шить костюмы, обновлять транспорт, следить за состоянием зданий.

Вы пришли практически одновременно с новым художественным руководителем оркестра. То, что Димитрис возглавил оркестр, – очень удачное решение. Может быть, хотелось, чтобы он находился в городе больше. В результате СВО мы узнали большое количество музыкантов, дирижеров с периферии. Они завоевывают своего зрителя, слушателя. Видите ли вы перспективы дальнейшего улучшения?

Ирина Устинова: «Показатели филармонии радуют, но прежде мы должны думать о музыке, ее качестве и содержании»
Николай Луганский, Ирина Устинова и Димитрис Ботинис

Это действительно большая удача, что Димитрис Ботинис возглавил Новосибирский академический симфонический оркестр. На сегодняшний день это один из лучших дирижеров своего поколения. Он молод и уже опытен. Так сложилось, что у дирижеров зрелый возраст наступает довольно поздно, в отличие от многих исполнителей. Поэтому подобное сочетание всегда привлекательно для любого оркестра. Новосибирский оркестр – один из лучших в России, и это не пустое хвастовство. Традиции высочайшего исполнительского мастерства оркестра, заложенные Арнольдом Михайловичем Кацем, сохраняются и сейчас. Димитрису удается поддерживать их, да и публика его полюбила. Об этом свидетельствуют прежде всего длительные аплодисменты, бисы и высокая заполняемость зала. Зачастую бывает, что на абонементный концерт симфонического оркестра за два-три дня уже нет билетов. Это не редкость у нас.

– А внеабонементые?

Внеабонементых концертов у симфонического оркестра тоже достаточно. В них работают другие дирижеры, да и часть абонементных тоже проходит не с Димитрисом Ботинисом. Вы правы, иногда нам хочется, чтобы Димитрис больше работал с оркестром. Но мы понимаем, что в нынешних условиях это не представляется возможным. Хорошие дирижеры востребованы и поэтому постоянно находятся в разъездах. Кстати, предыдущий худрук оркестра, насколько мне известно, проводил времени с оркестром еще меньше.

– А как чувствует себя камерный хор?

– Уже несколько лет он существует, как хоровая капелла. В этом сезоне состоялось несколько совместных хоровых проектов как с симфоническим оркестром, так и с камерным, в том числе была исполнена «Кармина Бурана» Орфа. В следующем сезоне прозвучат «Перезвоны» Гаврилина, Реквием Моцарта. В рамках абонементов НАСО совместно с капеллой прозвучат Девятая симфония Бетховена и кантата «Иоанн Дамаскин» С.И. Танеева. У хора появился новый цикл академической направленности – «Нехоровые ассамблеи» в камерном зале, чему я очень рада.

Удовлетворены ли вы сегодняшними показателями филармонии? Скажем, какие числовые показатели охарактеризовали бы вашу работу за год?

– Сейчас мы находимся в стадии устойчивого роста по всем показателям. Если сравнить двадцать второй год с двадцать третьим, то мы почти на двадцать четыре процента продали больше билетов. Это выражается в количестве примерно пятидесяти тысяч зрителей. Это очень много. Рост дохода пропорционален росту зрителей. Это говорит о том, что филармония развивается в правильном направлении с точки зрения экономики. Что не может не радовать. В то же время я понимаю, что резерв еще есть: нам есть куда двигаться. Но здесь важно сказать о том, что не это главное. Мы должны думать о музыке, ее качестве и содержании. Это самое важное.

– Работа с селом по-прежнему в приоритете?

– Не только с селом. Мы много работаем с областными центрами, а также в самом Новосибирске в отдаленных городских ДК и, конечно же, в Академгородке. Здесь также есть рост. В 2023 году у нас было 624 концерта на выезде. Для сравнения: в 2022 году их было 569. То есть прирост концертов составил около 10%. И мы это направление будем развивать. На сегодняшний день новосибирская филармония дает порядка 1 200 концертов в год, из которых больше 600 – на выезде.

Какие планы у вас на камерный зал? Как то будет решаться проблема звука метро во время проведения концертов? Привлечения молодежи?

– Есть желание оживить жизнь камерного зала, омолодить ее. Там идет много интересных концертов для молодежи. Те же «Маркелловы голоса» много работают с молодежью, у них есть своя публика. В прошлом году на Ночь музеев мы в Доме Ленина провели программу «Дом с привидениями». Провели экскурсии, запустили туда, скажем так, активности. Было невозможно достать билеты в день события, потому что все билеты на Ночь музеев были проданы накануне. Считаю, что это стало возможным за счет хорошей программы и рекламы. В итоге мы увидели много молодой публики, и это показатель того, что у молодежи есть интерес к новым форматам. Кстати, в следующем сезоне мы запланировали в камерном зале серию концертов, направленную на молодежную аудиторию. В рамках проведения этих концертов на одной сцене будут выступать артисты и коллективы филармонии совместно с известными молодежными группами Новосибирска. И, конечно, здание требует очень много вложений. В прошлом году специалисты НПЦ по охране объектов культурного наследия провели нам полное обследование в рамках государственного задания. Сейчас ждем результатов государственной экспертизы, по результатам которой будет приниматься решение о дальнейшем ремонте или реконструкции. Это жизненно важно для здания, которому скоро будет сто лет. Сейчас мы поддерживаем его в рабочем состоянии, насколько это возможно в рамках имеющегося законодательства. Нужно привести в порядок барную стойку, сделать нормальный буфет для посетителей. Отдельного внимания требует вопрос звукоизоляции от проходящих вагонов метро, если он в принципе решаем.

Здание Дома музыки, которое ранее было передано союзу композиторов и которого там теперь нет, будет ли возвращено творческому союзу для активизации работы молодых композиторов и музыкантов. Оно же на балансе филармонии?

– В настоящее время на втором этаже репетирует коллектив «Маркелловы голоса», и эти помещения действительно закреплены за филармонией. Остальными вопросами пока не занималась.

– Спасибо за исчерпывающий и откровенный разговор. Удачи вам и нам.

Ирина Устинова: «Показатели филармонии радуют, но прежде мы должны думать о музыке, ее качестве и содержании»

Справка.

Ирина Дмитриевна Устинова родилась в 1977 году в Волгограде. Окончила Петрозаводское музыкальное училище им. К.Э. Раутио (1996), Петрозаводскую государственную консерваторию имени А.К. Глазунова по специальности «Музыковедение», класс доцента кафедры теории музыки и композиции, кандидата искусствоведения И.Н. Барановой (2001).В 2007 году Ирина Дмитриевна расширила круг профессиональных интересов и возможностей, получив диплом Международного института экономики и права (Москва) по специальности «Менеджмент организации». В рамках повышения квалификации Ирина Устинова прошла обучение по Президентской программе подготовки управленческих кадров при Карельском региональном институте управления, экономики и права ПетрГУ в 2011–2012 годах по специальности «Менеджмент организации», а в 2018 году прошла курсы повышения квалификации в ФГБОУ ВО Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова по программе «Стратегия и практика управления в сфере культуры».

После окончания консерватории профессиональную деятельность начала в качестве педагога дополнительного образования. С 2007 по 2008 год Ирина Дмитриевна возглавляла отдел развития Карельской государственной филармонии. Основным направлением работы стало привлечение дополнительных источников финансирования учреждения, формирование партнерских связей с бизнесом и организация проектной работы. С 2008 по 2011 год занимала должность руководителя Карельского регионального центра молодежи.

В 2011 году Ирина Устинова была назначена на должность директора Карельской государственной филармонии, которой руководила до 2023 года.

С 2019 года является членом Правления Союза концертных организаций России, объединяющего в рамках своей деятельности около 90 филармоний и концертных организаций со всех уголков России.

С 1 февраля 2023 года Ирина Дмитриевна Устинова возглавляет Новосибирскую государственную филармонию.

Фото Михаила Афанасьева и Александра Иванова


Поделиться в соц.сетях
Александр Савин
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

  1. Сергей

    Как всегда, Александр, замечательный рассказ о человеке и его деле! Ирина Устинова , новый и очень интересный человек в культурной жизни Новосибирска! В филармонии бываю довольно часто. Впервые купил абонемент , на 10 филармонических концертов на сезон 2024-2025 ! Александр, спасибо за интервью!

    Ответить