Марат Башаров: «В моей жизни была такая история»

Марат Башаров: "В моей жизни была такая история" Культ.Интервью
Известный российский актёр о главной роли в премьере, работе в воде, сходстве с главным персонажем пьесы и о том, почему не хочет возвращаться в 90-е

Как мы уже писали ранее, Московский художественный академический театр имени Максима Горького откроет новый сезон премьерой спектакля «Нежданно-негаданно». Инсценировку одноименного рассказа Валентина Распутина представит режиссер-постановщик Галина Полищук. Известный российский актер, звезда кино, театра, участник и ведущий популярных телепроектов Марат Башаров исполнит в премьере главную роль.
В преддверии премьеры артист рассказал о своей новой работе.

Вы впервые работаете с режиссером Галиной Полищук?
— Да, в первый раз. И хочу вам сказать – мечты сбываются. Еще когда я увидел в Москве афиши спектакля «Женщины Есенина», я обратил внимание, насколько они выделяются, а потом пошли слухи об этой постановке – что это очень интересно, непривычно, а когда я посмотрел спектакль – я, признаюсь, просто обалдел – другого слова не подберу. Я подумал: «Спектакль – просто супер, вот бы поработать с этим режиссером». А через какое-то время мне звонят от Владимира Кехмана и приглашают во МХАТ, сыграть в спектакле Галины Полищук. Представляете? Вот что значит – мечты сбываются.

Я приезжаю на встречу с режиссером, она мне говорит: «Марат, очень хотелось бы с вами поработать». А я в ответ: «Вы не представляете, как я хотел с вами поработать!». Я еще даже пьесу не читал, а уже был согласен. Но, конечно, когда я прочитал рассказ Распутина, то понял, что ни в коем случае не смогу отказаться, потому что это потрясающий материал, и режиссер интересный, да еще и главная роль. Галина сразу меня предупредила: «Я очень долго репетирую». А я уже знал, что «Женщин Есенина» готовили почти год, и сразу ответил, что люблю долго репетировать, и, вообще: «Репетиция – любовь моя». Мы начали работать где-то в феврале, с небольшим перерывом на летний отдых, и, Бог даст, скоро премьера.
Распутин – непростой автор для театра, и не самый короткий путь к коммерческому успеху.

— Режиссер сказала, что коммерческий успех ее мало волнует, и, мне кажется, именно это – залог, того, что спектакль получится. Что вы думаете об этом материале?
Конечно, материал непростой, поэтому за него боятся браться театры. Но у Галины – при том, что это хрупкая, красивая, современная, сексуальная женщина – имеется такой внутренний запал, такой талантище, такая сила характера! Я уверен, что у нее все получится.
Вы знаете, что Галина работала стюардессой?
— Нет, вы мне просто глаза открыли! Тогда понятно, почему она такой хороший психолог – стюардессам приходится со столькими людьми работать, всяких доводилось повидать. Я наблюдаю за своими коллегами – ребята пойдут за Галиной хоть в огонь, хоть в воду. Она такой же мощный режиссер, как Татьяна Васильевна Доронина, как Галина Борисовна Волчек. Мало того, что она очень талантливая, она ведь еще и очень умная, и с ней интересно. Если ты с ней, если ты ее слушаешь и понимаешь, если выполняешь поставленные ею задачи – с ней ничего не страшно, она тебя прикроет. Главное – слушай и делай.
Как вы считаете, «Нежданно-негаданно» сможет повторить успех «Женщин Есенина»?
— Я очень надеюсь, что это будет еще покруче. По крайней мере, я сделаю все, от себя зависящее, чтобы это было еще круче.
Сценография спектакля очень необычна – более одного действия приходится играть в воде. Сложно работать?
— Воду наливают перед началом спектакля – тогда она еще теплая. Но к концу первого акта вода становится ледяной. А мы находимся можно сказать «по уши» в воде, и, конечно, становится холодно. Мне прежде не приходилось играть в воде – я сталкивался в работе только с замерзшей водой (смеется). Но это, конечно, очень точная находка – это невероятно красиво и очень освежает. Мы ведь на 70 % состоим из воды, и в воде не наиграешь. Я замечаю, что вода как будто смывает все лишнее, охлаждает, и ты делаешь в точности так, как нужно – все только по делу. Работать в воде и сложно, и красиво, и подталкивает к творчеству, а для зрителей, я уверен, это будет интересно и неожиданно. Я считаю, это потрясающее решение.

Марат Башаров: "В моей жизни была такая история"
Марат Башаров и Настя Кехман

Насколько вам близок ваш герой?
— Вы знаете, в моей жизни была такая история. Я поехал в Сирию с гуманитарной миссией и попал в лагерь беженцев. Я увидел, как там живут люди, и встретил двух детишек-сирот – девочку и мальчика, и я оформил опекунство над ними. Теперь у меня двое своих детей и двое сирийских. Как мой персонаж – Сеня, увидел девочку и не мог пройти мимо, я просто увидел их и не смог поступить по-другому. Я не могу объяснить, почему я это сделал, но иначе я не мог. Я не знаю, как поступил бы кто-то другой, но у меня так, поэтому Сеня мне и близок.
Мы понимаем, конечно, что этот спектакль должен показать, как это было в 90-е. Из нашего времени мы смотрим на те годы с ужасом, но далеко ли мы от них ушли?
— Абсолютно точно, этот спектакль – зеркало времени. Но самое страшное – хотя мы оттуда ушли, но в любой момент мы можем туда вернуться. Из нас это не ушло. Если мы позволим себе, ситуации, врагам, друзьям – кому угодно, все забыть, то мы снова можем оказаться у того самого разбитого корыта. Поэтому наш спектакль – еще и предупреждение всем нам, чтобы мы не забыли, как это было, весь ужас тех лет и снова не скатились туда. Это месседж нам всем, что все сейчас в наших руках. В спектакле есть замечательная фраза: «90-е – это было время, когда люди придумали себе правила и сами по ним жили».
То есть и антигерои – бандиты, которых играют Коротаев, Вешкурцев – они тоже жертвы обстоятельств?
— Я считаю, что их нельзя назвать антигероями. Просто жизнь такая. Они, как медведь на цепи в рассказе у Распутина, загнаны жизнью, поставлены в такие условия, когда должны просто выживать – они на этой цепи оказались в силу обстоятельств. Так и Россия – образ медведя ведь и к ней относится – не по своей воле в то время на цепи оказалась, да и сейчас ее на ту же цепь пытаются посадить. Никаких антигероев здесь нет – они все герои, потому что борются, не покончили с собой, не сдались, продолжают жить.
Нерв оголен в спектакле?
— Я думаю, что зрители будут в слезах. Галина говорит: «Даже если я буду веселую сказку ставить, все равно будут плакать». А в нашем спектакле нерв оголен с первой секунды, с первого музыкального аккорда. Но и надежда есть – иначе зачем это все? А надежда для меня в том, что мы посмотрим на себя как в зеркало, будем умнее и никогда больше не вернемся к тому, от чего ушли.

Фото предоставлено пресс-службой театра

Поделиться в соц.сетях
Александр Савин
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.