МХАТ им. М. Горького открывает сезон «Нежданно-негаданно»

МХАТ им. М. Горького открывает сезон «Нежданно-негаданно» Культ.Интервью
23 ноября новый сезон МХАТ на Тверском бульваре откроется премьерой, литературным источником которой стал рассказ Валентина Распутина «Нежданно-негаданно»

Режиссер Галина Полищук в прошлом сезоне на сцене МХАТа имени Максима Горького поставила спектакль «Женщины Есенина», который стал ярким событием театральной жизни Москвы и за минувший год покорил театральные столицы России. На родной сцене МХАТа, в Петербурге, в Новосибирске – везде показы «Женщин Есенина» сопровождались аншлагами, долгими восторженными овациями и одобрительными рецензиями. Наблюдая негаснущий зрительский интерес к спектаклю и множество хвалебных отзывов в адрес постановочной команды, актерского ансамбля и режиссера, генеральный директор МХАТа имени М. Горького Владимир Кехман предложил Галине Полищук поставить спектакль, который откроет новый сезон театра. Постановку зрители увидят на легендарной сцене МХАТа 23, 24, 25 и 26 ноября. Накануне премьеры мы поговорили с режиссером-постановщиком Галиной Полищук о работе над новым спектаклем.

Как-то вы сказали, что будете вести спектакль «Женщины Есенина» всегда, пока будете рядом. Сейчас, после огромного успеха, у вас есть ощущение, что можно уже «отпустить» спектакль, доверив его актерам, которые из просто исполнителей главных ролей стали вашими единомышленниками?

– Да, есть. Мы только вернулись из Петербурга, где показали «Женщин Есенина» на фестивале «Балтийский дом», и сейчас я чувствую, что есть коллектив, который берет на себя всю ответственность за спектакль. Вчера поздравляли с днем рождения одну актрису (большинство коллектива из «Женщин Есенина» перекочевало в новый спектакль), и она сказала: «Мне с вами ничего не страшно, я с вами и в огонь, и в воду, и в прерии».

Создать ансамбль – одна из самых непростых задач для режиссера. Тем более, что это актеры и, как правило, не очень простые личности. Конечно, ты думаешь, как их собрать вместе, как сочетать, как сделать, чтобы им друг с другом было комфортно. Ты все это миллиметр за миллиметром выстраиваешь. И через какое-то время у них происходит осознание, что мой партнер именно такой, и я ему прощу это и это, потому что без него я не сделаю вот это. И тогда «любите партнера больше, чем себя» Станиславского становится реальностью. Очень многие театры погибли в абьюзе интриг внутри коллектива.

Уверена, что разрушительная энергия вырывается наружу из-за неуверенности актера в себе. Каждый день стараешься им эту уверенность дать. И вот, по мере того, как они внутренне успокаиваются, начинают верить в себя, приходит и вера к тебе, как режиссеру, и вера и желание не подвести партнера. А дальше уже рождается мощь и сила спектакля, его профессиональная устойчивость и безусловное доверие друг другу. Мы после каждой репетиции и каждого спектакля стараемся проговорить все достижения и промахи. Самое дорогое для режиссера, когда ты видишь, что, отыграв свою сцену, актер тихонечко протискивается в зал, чтобы посмотреть, как идет другая сцена. Что-то взять у своего коллеги. И потом, если тебе удается правильно выстроить отношения внутри группы, они понимают, что «я никогда не смогу так, как Паша, а он никогда не сможет так, как я». Возникает осознание своей уникальности, а также принятие уникальности другой. И это ощущение плеча к плечу, конечно, мне дает возможность оставлять их самих.

Другое дело, что им хочется, чтобы я видела, как они сыграли сегодня, проговорить свои ощущения, страхи, победы. Стараюсь приходить и смотреть – не из-за недоверия а, скорее, из-за их желания обсудить после. Потом, это все время разные площадки, непростые обстоятельства, где им в любой момент может понадобиться помощь и поддержка. Еще, кажется, мне удалось добиться того, что они считают меня одной из них – не боятся быть открытыми, свободными. Мы все знаем, как опасны рабы.

МХАТ им. М. Горького открывает сезон «Нежданно-негаданно»
Женщины Есенина

В прошлом интервью я уже задал вопрос: не боитесь ли вы браться за рассказ «Нежданно-негаданно» Распутина? Ведь он очень честно описал эпоху, когда Советская империя распадалась, и у общества не было ни идеи, ни Бога, когда ничего не осталось, кроме цели заработать как можно больше денег без каких-либо моральных принципов и тормозов, когда наша страна и все мы были на краю бездны. И ваш спектакль призван показать, из какой пропасти мы выкарабкивались. Распутина всегда мало ставили… Да и с коммерческой точки зрения поставить этот тяжелый, болезненно честный рассказ о том, от чего мы ушли – это беспрецедентно смелый шаг, особенно сейчас, в современной театральной ситуации. Почему все-таки МХАТ возвращается к актуальному, остросоциальному театру?

– Мне кажется, что Распутин, безусловно, пророк. России пришлось пережить все, что он предвидел, все, чего он боялся, все, за что так болел душой. Это были очень болезненные процессы, преодоление потребовало огромных усилий. Очень жаль, что Распутин не видит, как Россия сегодня от этого уходит. На самом деле, рассказ, который мы выбрали для постановки, поднимает до сих пор актуальную тему. Конечно, особенно остро она стояла в 90-е, но и сейчас эта проблема существует, и не только в России – она, к сожалению, глобальна. На мой взгляд, Распутин – символист. Это мне очень нравится, мы старались это сохранить в спектакле. Удивительно, насколько этот автор, вышедший из драматургии соцреализма – пьес Розова, Арбузова, Вампилова, по своему языку, по своему видению мира – абсолютно другой. Мне это очень близко, вероятно потому, что наша прибалтийская режиссура очень метафорична. Я для себя нахожу у Распутина много прекрасных метафор, например, медведь на рынке, оказавшийся в абсолютно безвыходной ситуации, сломленный, беспомощный. И я долго искала главного персонажа, который был бы похож на этого медведя, потому что когда разбит и уничтожен сильный мужчина – это очень больно, а как же больно, когда уничтожена прекрасная, сильная и духовно развитая страна! А какой удивительный образ девочки, которую Распутин сравнивает с ангелом! Возможно, ее предназначение – стать спасением этого мужчины… Особенно важно для нас в нашей работе было сохранить самого Распутина – его живое слово, его символизм. В сегодняшней ситуации очень хочется быть оптимистом, не терять надежду и, продолжая распутинские символы, развивая метафору воды – мысль, что мы тонем, переживания писателя, что наше общество все глубже погружается на дно, в нашем спектакле мы придаем большое значение спасательным жилетам. Мне всегда хочется надеяться, что такой спасательный жилет нам кто-нибудь протянет.

В творчестве Распутина вода – метафора постоянная. К примеру, повесть «Прощание с Матерой» – там ведь тоже тема воды, затопления. В вашей постановке вода имеет такой же глубинный смысл?

МХАТ им. М. Горького открывает сезон «Нежданно-негаданно»
Писатель Валентин Распутин

– Да, вода в нашем спектакле – основная действующая стихия. Вода, из которой все рождается и в которой все тонет – удивительная структура. «Нежданно-негаданно» – мой четвертый спектакль, который я делаю с одним и тем же сценографом, где вода играет самую важную роль.

Насколько сложно работать с водой на сцене?

– С одной стороны, очень сложно, потому что это настоящая фактура. Актерам приходится находиться в воде, а в сценических условиях это иногда и холодно, и скользко, и, возможно, опасно, но сейчас после репетиций актеры говорят, что вода дает потрясающее ощущение – здесь все по-настоящему, условия, в которых ты находишься, заставляют забыть, что ты на сцене, почувствовать, что ты реально находишься в пространстве этой истории. Артисты говорят, что невозможно ощущать настоящую фактуру воды и не растворяться в ней, не отдаваться полностью. Несмотря на все сложности, им нравится работать с водой. Как ни странно, наши актеры после репетиций замерзшие, но счастливые…

Артист иногда может подойти к работе формально, и, в таком случае, задача режиссера – победить это отношение, заставить артиста поверить в спектакль, в то, что он создает новый ориентир. Вы с этим сталкиваетесь?

– После «Женщин Есенина» мои отношения с артистами, с которыми я работаю, строятся на полном доверии. Артисты мне верят и относятся абсолютно серьезно, ответственно к своим ролям, к моим задачам. И потом, для МХАТа Распутин – особенный автор. Здесь ставили «Прощание с Матерой», «Последний срок». У Татьяны Васильевны Дорониной было к Распутину особое отношение – это был абсолютно ее автор, они, мне кажется, идеологически очень сходились – Татьяна Васильевна с такой же болью и тревогой воспринимала все, что творилось в стране. Тогда МХАТ был крепостью, до последнего момента удерживающей идеологию. Насколько я знаю, особое отношение к Распутину и у директора МХАТа Владимира Кехмана. Сейчас для наших актеров Распутин тоже генетически особый автор. На обсуждениях они приводили примеры из каких-то других его произведений, сами находили что-то не относящееся к «Нежданно-негаданно», в общем, для них это очень серьезная работа. Я вижу, что сейчас их отношения со МХАТом, вера в театр, в то, что мы делаем вместе что-то новое, гораздо важнее всего, что говорят вокруг. То есть после «Женщин Есенина» сложился круг людей, я приблизительно могу сказать, что сейчас это около сорока человек, которые «включили в себе лампочку» и поверили в новый МХАТ, и во имя театра готовы мерзнуть в воде, умирать на сцене, в общем, выкладываться на пределе возможностей.

То есть образовалось ядро коллектива, которое горит работой, и мне самой хочется гореть с ними, работать с ними. Но меняется и репутация МХАТа – сейчас я слышу и со стороны, от людей из других театров, что сейчас они много ждут от театра и верят, что МХАТ теперь будет другим, по-новому интересным театром.

Вы упоминали, что во МХАТе есть традиция постановок Распутина. То есть ваш спектакль «Нежданно-негаданно» будет своего рода мостом между тем, на чем строился МХАТ долгие годы и сегодняшним театром?

МХАТ им. М. Горького открывает сезон «Нежданно-негаданно»
Марат Башаров-Сеня и Настя Кехман

– Если говорить о преемственности, то, конечно, мы – наследники тех традиций, которые так свято хранила Татьяна Васильевна Доронина. В нашем спектакле заняты и те, кто работал с ней, и те, кто только пришел. Но здесь нужно понимать, что сегодня мы вошли в эпоху, которую можно назвать «постдраматический театр», и мы не можем не реинкарнировать по-новому сложившиеся традиции, не можем не создавать что-то новое на базе всего уже сделанного. Конечно, мы сохраняем в нашем спектакле Распутина – его текст, его мифологию, его символику. Но все-таки это будет другой постдраматический театр, другой взгляд на Распутина — уже из нашего времени. Даже делая классический спектакль, мы должны учитывать, что сейчас – другая эпоха.

Сейчас мы обсуждаем спектакль, предполагая, что его будут смотреть люди, знакомые с творчеством Распутина, с рассказом «Нежданно-негаданно». А как бы вы рассказали, о чем спектакль человеку, который придет, ничего не зная ни о литературном источнике, ни об авторе?

– Безусловно, это история про наши 90-е, больные времена, когда огромная часть целого поколения вдруг осталась без работы, без денег, когда поменялись все ориентиры… Такой пример был и в моей семье: мой папа, авиационный инженер, работающий в одном из самых знаменитых институтов РКИИГА, тоже был в их числе. В рассказе есть примерно такие слова, их произносит сам Сеня: «Как же так получилось? Мы же, вроде, все делали правильно? Мы получили хорошее образование – стали инженерами, врачами. Нам казалось, что мы были одной из развитых стран. Почему же сейчас нам со всех сторон говорят, что мы все делали не так? Что происходит?». Все, что происходило в те годы – это, конечно, трагедия, потому что все – и денежная реформа, и приватизация – делалось непонятно почему и непонятно как. Получилось, что огромная часть населения оказалась за чертой бедности. Часть лучших умов, часть образованных людей оказалась ненужной своей стране. Об этом идет речь с одной стороны, а с другой – к власти приходят бандиты. Все помнят фильмы об этих временах – «Бумер», «Сестры», «Бригада», в которых живет еще памятный нашему поколению бандитский романтизм – особенное, удивительное мироощущение. Дорогие костюмы, машины, воздух свободы и, одновременно, ощущение быстротечности жизни, когда в любой момент ты можешь быть убитым. Этот романтизм, с одной стороны, наивный, а с другой стороны – очень грустный своей абсолютной безысходностью. Этих героев своего времени ведь тоже общество вытолкнуло к такой жизни, поставив перед выбором – либо погибнуть, либо выжить любой ценой.

МХАТ им. М. Горького открывает сезон «Нежданно-негаданно»
Агния Кузнецова, Настя Кехман и Андрей Вешкурцев

У нас в спектакле одного из таких героев играет Николай Коротаев. Я все время ему говорю, что Бурый – человек, который не должен проявлять слабость, потому что за его спиной множество жизней других людей, на нем лежит своя ответственность, и нельзя из него делать абсолютного злодея. Поэтому мы много искали с артистом, чтобы его героя тоже можно было понять. Для зрителей, о которых вы упомянули, немного расскажу сюжет: в 90-е, как мы уже говорили, люди внезапно оказались в нищете, и было очень много попрошаек. Но тогда и сейчас в России и в мире в большинстве случаев попрошайничество – это налаженный бизнес, приносящий немалые деньги. Распутин рассказывает историю девочки-сироты, которая попала в руки бандитов и зарабатывает для них деньги попрошайничеством. И этого ребенка, с абсолютно ангельской внешностью, в ужасной обстановке грязного китайского рынка видит Сеня – добрый, сильный человек, «русский медведь». Увидев этого ребенка, Сеня не понимает: как такое могло случиться, как в этом жутком месте могла оказаться такая девочка-ангел? Вдруг ему предлагают забрать ребенка, спасти, и Сеня увозит девочку к себе в деревню и пытается вернуть ей детство – показать, что жизнь прекрасна, что есть другие люди, есть дом, зеленый луг, небо, коровы, собака… Но девочка почти не разговаривает, она как будто в оцепенении. Сеня и его жена всячески пытаются отогреть ребенка, и девочка потихоньку начинает оттаивать. Но бандиты находят Сеню и забирают свое – увозят девочку. Вернее, девочка сама делает выбор и уезжает с бандитами, принося себя в жертву – она понимает, что иначе Сеню убьют. Сеня остается совершенно опустошенным, разбитым.

История очень религиозная. На репетиции я всегда предлагаю артистам представить себя в ситуации, в которой оказывается персонаж. К примеру, представить, как Сеня приводит к себе в дом девочку, и как он объясняет жене, откуда этот ребенок. И когда я спросила Марата Башарова, одного из исполнителей роли Сени: «Вот ты привел чужого ребенка в дом. Как ты жене объяснишь, кто она, откуда взялась? Может быть, это твой ребенок от любовницы?». Марат на меня смотрит и отвечает: «Очень хорошо представляю». Но думаю он сам ответит на этот вопрос в своем комментарии.

Вы из Прибалтики. Распутин – из российской глубинки. Его называли писателем-почвенником, недруги – деревенщиком, вкладывая в это хорошее слово уничижительный смысл. Возникает старая философская тема противостояния западников и славянофилов. Как человеку европейскому, проза Распутина помогает вам давать оценки всему, что происходит сегодня, вы ощущаете, что Распутин был прав, видел истину? Или правы все-таки сторонники выбора европейского пути?

– Я думаю, что Распутин оказался прав. Мне очень многое близко и нравится в европейском обществе: отношения между людьми, лояльность европейцев, но, когда видишь, куда сейчас идет Европа, становится страшно. Я не могу многое принять, например, чтобы в свидетельстве моей дочери было написано: родитель № 1 и родитель № 2.

Я за то, чтобы дать свободу всем – и всем национальностям, и всем меньшинствам, но я очень не люблю, когда мне что-то навязывают. А в Европе сейчас с этим навязыванием сталкиваешься постоянно.

А если говорить о писателях-почвенниках, то здесь сравнение уже в пользу Европы, где страны в основном аграрные: Латвия, к примеру, во многом аграрная страна, и там нет такой склонности к урбанизму, как в России, такого разделения между деревней и городом. Самое ценное в небольших европейских странах и близкое идеям почвенников – это умение дорожить своими корнями, они очень ценят свою национальность, свою землю, природу.

Почему же там сейчас так привержены либеральным ценностям? Это ведь противоречит тому, о чем вы сказали?

– На мой взгляд, это навязанная идеология, от которой многие европейские страны, к сожалению, не могут отказаться.

И чем же все должно закончиться?

– Вы знаете, для меня Библия, Ветхий завет – это свод правил, которому мы должны следовать. На заре человечества род людской был настолько неопытен, что ему нужно было объяснить – это нельзя, это нельзя, иначе за это будет то-то и то-то. Я раньше думала, что это очень уж жестокие наказания, а сейчас понимаю, насколько эти пороки страшны, когда они приобретают глобальные масштабы, и какие угрозы они несут человечеству. И следование библейским правилам – непременное условие сохранения нации и всего человечества. Об этом наш спектакль, а еще он о нашей ответственности перед детьми.

Когда я начинаю работу над спектаклем, я много читаю, размышляю, ищу, предлагаю, потом начинаю видеть какую-то идею, а когда прихожу на репетицию, то стараюсь себя «отпустить» и моментально реализовать мысли, которые приходят в голову. Так родилась идея с красным шариком. Это от одного известного граффити Бэнкси. Мне очень нравится этот персонаж – художник стрит-арта, который известен не только своими картинами, но и провокациями, до сих пор скрывающий свое имя и лицо. В одном из своих проектов он выступил в защиту детей, которых общество лишает детства, эксплуатирует. Отсюда в нашем спектакле появляется образ девочки с шариком. Красный шарик, который может в любое мгновение улететь или лопнуть, уязвимый, хрупкий.

На мой взгляд, этот образ очень созвучен рассказу Распутина, всему его творчеству – это просто парадоксально. В нашей истории понятно, насколько Распутин остро реагирует на проблемы своей страны и что он предупреждает о самых страшных последствиях. Как я уже сказала – это писатель-пророк. И эта тема, это проблема – она общечеловеческая. Но мы хотим сказать, что если есть такие люди, как Сеня, как эта девочка, то, несмотря на такой тяжелый финал, мы живем не зря. Мне кажется, что в этой тяжелой истории очень помогает интересная сценография – прекрасное небо и вода. Небо – это то, куда все будет тянуться, это надежда. Под той самой картинкой Бэнкси была подпись: «Всегда есть надежда». Это и мой девиз по жизни. И если ты уже не надеешься ни на что, ты надеешься на Бога. Несмотря на все описанное в рассказе, на все, что происходило в то время в стране…

Несмотря на то, что люди были выброшены на обочину и чувствовали себя преданными своей страной, Распутин дает нам веру в Человека. Пока Человек способен жертвовать собой ради других – надежда есть, даже если сейчас он проиграл. Поэтому наш спектакль заканчивается надеждой.

 – Расскажите о своей команде.

МХАТ им. М. Горького открывает сезон «Нежданно-негаданно»
Галина Полищук

– Идея обратиться к рассказу Распутина принадлежит знаменитому завлиту МХАТа Галине Александровне Орехановой, которая работала с Татьяной Васильевной Дорониной и много общалась с писателем. Я тоже работала над инсценировкой, потому что мне были важны описательные реплики, которые дает сам Распутин. Характеристика Сени, описание девочки – все, что дает сам Распутин, сохранилось в спектакле. Это один из способов поставить прозу в театре, и он не нов. Художественную концепцию мы создавали вместе с Айгарсом Озолиньшем – сценографом, с которым мы работаем много лет. Многие актеры перешли в этот спектакль из «Женщин Есенина», но я сделала все, чтобы в «Нежданно-негаданно» они шли совсем по непроторенной дороге – это будут совсем другие герои. К примеру, Андрей Вешкурцев, который играл Есенина, такого доминирующего человека, сейчас будет играть персонажа с очень подавленной психикой. Екатерина Волкова, блистательная Айседора Дункан, в новом спектакле очень неординарно играет Галю – жену Сени, простую деревенскую бабу. Вместе с актерами мы выработали свой актерский язык, свою систему подачи материала, поэтому почти все актеры из «Женщин Есенина» заняты в новой постановке. Марат Башаров – настоящий актер. Я как раз об этом думала на репетиции, когда он почувствовал что-то настоящее, глубокое, может, в его жизни такого давно уже не было. И весь отдался этому. После всех этих сплетен ты видишь, как его искренне любит коллектив и как он врывается в работу.

На афишах я увидел очень выразительное лицо маленькой девочки. С подготовкой афиши были сложности, это код к спектаклю. Как все случилось?

– В спектакле девочку будет играть взрослая актриса. Мне кажется, было бы неэтично задействовать в спектакле ребенка, учитывая все то, о чем в нем рассказывается. А на афишах – дочь нашего генерального директора Владимира Кехмана. Я увидела ее фотографию в инстаграме и попросила директора о ее участии в фотосессии. Афиша ведь очень важна – вы верно сказали, она считается кодом спектакля, поэтому так часто режиссер и сценограф мучительно долго над ней работают, а критик с нее начинает свою рецензию. Здесь безусловный код спектакля – это девочка, девочка с красным шариком, который в любой момент может улететь или лопнуть, с шариком, как символом ее отобранного детства. На фотосессии Настя Кехман поразила меня своим мужественным характером, трудоспособностью и совершенно взрослым ответственным отношением к работе – я нисколько не преувеличиваю. Я не могла и подумать, что ребенок будет так внимательно слушать и стремиться выполнить задачи режиссера, даже если ему страшно, он устал или голоден. Она поразила меня и актеров! В конце, когда она уходила, мы все ей аплодировали с искренним уважением. У нее очень сильный характер, думаю, она многого добьется.

Поделиться в соц.сетях
Александр Савин
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.