Андрей Вешкурцев: «Это не Есенин, а диаметрально другая роль»

Андрей Вешкурцев: "Это не Есенин, а диаметрально другая роль" Культ.Интервью
Андрей Вешкурцев – молодой актер МХАТа имени М. Горького, выходец из семьи дипломатов, которого театральная публика открыла для себя совсем недавно благодаря роли Есенина в спектакле «Женщины Есенина»

Режиссер Галина Полищук разглядела потенциал артиста и проделала большую работу с ним, результатом которой стал успех спектакля и абсолютное актерское попадание Андрея Вешкурцева в главной роли. В премьере МХАТа «Жди меня по рассказу Валентина Распутина артист с играл роль совершенно другого персонажа.

Подробности работы молодого актёра в интервью нашему изданию.

Андрей Вешкурцев: "Это не Есенин, а диаметрально другая роль"
Агния Кузнецова, Настя Кехман и Андрей Вешкурцев

Впервые вы работали с Галиной Полищук в спектакле «Женщины Есенина». Для режиссера это был дебют во МХАТе, для вас – первая большая роль. Как вы считаете,  если бы эта роль не случилась, у вас осталось бы желание продолжать заниматься театральным ремеслом?

– Думаю, да. Я не знаю, сколько бы потребовалось времени, чтобы во мне угасло это желание. Я этой роли не ждал, не знал, что она ко мне придет. Я почему-то был уверен, что на роль Есенина возьмут либо звезду, либо матерого мхатовского артиста. Планы постановки «Женщин Есенин» по книге Прилепина были известны уже  в девятнадцатом году, когда я только пришел в театр. Не думал, что мне предложат роль, считал,  что я слишком молодой – мне был всего 21 год. И когда мне однажды сказали: «Возьми книгу Прилепина о Есенине, том его стихов и читай», я очень удивился! Я думал, такая роль где-то вдалеке. Ведь  зачастую российским артистам долго приходится работать в массовке, в лучшем случае – играть второстепенные роли.

На детских утренниках Деда Мороза играть?

– Да, это тоже. Я играл Деда Мороза в институте один раз и больше не хочу – очень жалко обманывать детей. Наверное, все-таки я бы продолжал работать. У меня было желание играть хорошие роли у хороших режиссеров. На протяжении долгого времени, заходя на крыльцо перед входной дверью в театр, я задумывался о том, что именно сегодня я могу сделать в театре и для театра. Каждый день думал об этом и только после этого входил! И вот, случился Есенин.

–Получается, вас подхватил вихрь. И ваш успех, я считаю, совершенно заслуженный. А сейчас вы играете совершенно новую роль в спектакле по прозе Распутина –  на мой взгляд, это один из самых тонко и остро чувствующих перемены авторов. Как вам задача после Есенина сыграть бандита?

– Интересно, потому что мы сразу договорились, что в этом спектакле мой персонаж будет абсолютно другим. Признаюсь, что на первых репетициях, когда я выходил на сцену, Галина говорила: «О! Снова Есенин». Мне кажется, Олег – это диаметрально другая роль по внутреннему состоянию, по характеру, по уверенности, целям, вере и определенностям в жизни. Олег словно мальчик – он верит в любовь, у него свой юношеский максимализм, романтизм, не побоюсь сказать, «розовые очки», музыка, которой он упивается, те звезды рока, на которых он равняется. Это совсем другой мир! Есенин всегда был лидером, ему было важно быть первым, а Олег – он немножко «потеряшка» под крылом у брата, поскольку они сироты – их родителей убили. Он очень слабый, сентиментальный, хотя все равно действенный.

– Ваш герой – отрицательный или положительный?

– На мой взгляд, здесь, как и в жизни, нет ни отрицательных, ни положительных героев. Я считаю, нужно всегда искать положительные стороны в любом человеке. Сложно назвать Олега отрицательным, у него не существует этих «бандитских закосов», и поступок, который Олег совершил –  вынужденный. Я пытаюсь играть так, чтобы было понятно, что он делает это вовсе не специально. От растерянности, шума и гама, просто случайно – это происходит инстинктивно, порывисто, у него просто «дернулась рука». Корить за это его не могу. Выбор между семьей, своими мечтами и любовью очень сложен.

Андрей Вешкурцев: "Это не Есенин, а диаметрально другая роль"

В спектакле вы танцуете брейк с трюками, более того – играть и танцевать вам приходится в воде. Насколько это сложно?

– Да, весь второй акт и кусочек первого действие происходит на воде. Помню, как Галина, когда она только думала об этом спектакле и работала только с текстом, говорила, что хочет поставить брейк-данс. Мы даже еще не договорились, что я буду играть в этом спектакле. Я хотел сделать перерыв, но Галина сказала: «Мне сложно тебя отпустить». Сначала речь шла о том, что будет профессиональный танцор, исполняющий брейк-данс вставками. Потом она предложила попробовать мне. Я думал, что у меня не получится. Ну не умею я! В третий раз Галина мне звонит и говорит: «Я приведу педагога, и ты попробуешь». Согласился, но твердо ничего не обещал. В итоге стал обучаться танцу. Брейк – это вообще не моя органика тела, потому что я несколько лет занимался спортивными бальными танцами, а там совсем другие линии, осанка, нутро, а в брейк-дансе пластика  изломанная, ты все время сгорбленный. Для меня это было дико сложно, да и до сих пор сложно, но, мне кажется, организм перестроился.

Мне кажется, у вас неплохо получается.

– Спасибо! Но театр – это все равно иллюзия, обман. Если получится создать обман того, что я умею танцевать брейк-данс – будет здорово. А вот выйти на соревнование я все же не смогу.

Насколько нам известно,  сейчас вы начали работу уже в следующем спектакле Галины Полищук. Речь пойдет о спектакле «Над Не», адаптация пьесы Горького «На дне». Постановка рассчитана на сегодняшнего зрителя. Ваш персонаж – Лука. Здесь это востребованный бродячий врач, имеющий репутацию не то шулера, не то экспериментатора-целителя. Обычно на эту роль назначают опытного актера, человека с жизненным опытом. Вы довольны тем, что роль, которую обычно играют маститые артисты, отдали вам?

– Меньше всего ожидал, что буду играть Луку. Когда читал, казалось, что роль возрастная, но так случилось. А после вчерашней читки пазл сложился. У Горького мне никогда не нравился Лука, поскольку я далек от веры. Он блаженный – ходит и что-то всем навязывает, а для меня это, скорее, отрицательное качество. У меня было отторжение всего, что к нему в тексте пьесы относится. Но в нашей версии Елена Исаева представила героя по-иному, еще и дописала некоторые обстоятельства, благодаря чему, мне кажется, это обретает какой-то здравый смысл, более того, даже вскрываются интересные перипетии. Чего в этом больше – веры или обмана? Не знаю!

Андрей Вешкурцев: "Это не Есенин, а диаметрально другая роль"
Владимир Кехман Галина Полищук и Андрей Вешкурцев после премьеры «Женщины Есенина»

Чем вам нравилась работа над спектаклем «Жди меня»?

– Когда я читаю повествование Распутина, то складывается одно ощущение – и не скажу, что меня этот рассказ глубоко тронул. Но когда мы начали работать в том ключе, в котором раскрывает материал Галина, мне так понравилась режиссерское видение, предложенное ею единение формы и смысла! Уже с самых первых сцен я понял, что это будет интересно. Честно признаться, сама работа над спектаклем мне нравилась больше, чем повесть.

Галина взяла на себя миссию вернуть российскому зрителю, читателю Распутина, потому что, слушая популярную мелодию, смотря интересный фильм, тебе хочется «поковыряться» в первоисточниках.

– Да, мне кажется, это очень здорово работает, и обязательно будут люди, которые придут домой после нашего спектакля и решат прочитать Распутина. Знаю точно, что подобный эффект был после «Женщин Есенина». Мне вдруг стали писать знакомые и незнакомые люди, что, придя домой, я первым делом взял (или взяла) томик Есенина и стал (или стала) читать. Или пишут: «Знаете, я снова стала писать стихи…».

Поделиться в соц.сетях
Александр Савин
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.