Музыкальная драма на все времена

Музыкальная драма на все времена Культ.Интервью
«Защищать музыку в театре и театр в опере – это очень ответственно и отнимает много душевных сил», – рыцарь оперы Вячеслав Стародубцев.

Сейчас новосибирские поклонники оперного искусства в предвкушении большой оперной премьеры. Главный режиссер НОВАТа, кандидат искусствоведения Вячеслав Стародубцев в творческом тандеме с дирижером Дмитрием Юровским – художественным руководителем театра 15 и 16 сентября представят свою постановку великой, прекрасной и очень сложной «Царской невесты» Н.А. Римского-Корсакова.

            С грандиозной музыкально-исторической драмой Вячеслав Стародубцев возвращается на Большую сцену нашего театра. На главной площадке два года назад его предыдущей постановкой стала опера «Фальстаф» Дж. Верди, удостоенная V Национальной оперной премии «Онегин» в номинации «Состав». В последнее время главный режиссер НОВАТа сосредоточил внимание на Малой сцене – за это время он обогатил репертуар театра красочными и увлекательными детскими постановками, представил в камерном зале несколько интереснейших оперных спектаклей, составивших «Моцартиану НОВАТа» и первую оперу из его цикла на сказки Пушкина, высоко оцененных зрителями и специалистами.

            Накануне столь ожидаемой премьеры мы побеседовали с Вячеславом Васильевичем не только о подготовке нового спектакля, но и о его творческих планах и принципах работы.

 — Вячеслав Васильевич, после продолжительного и насыщенного периода работы на Малой сцене НОВАТа, Вы возвращаетесь на Большую с постановкой выдающейся русской оперы Римского-Корсакова «Царская невеста». Чем вызван выбор именно этого произведения?
– По масштабу музыкальной драматургии и концентрации оперных хитов “Царская невеста” – одна из величайших русских опер. В каждой ноте этой музыкальной драмы закодирован высокоградусный сгусток страстей и боли. Мне кажется, сейчас это название жизненно необходимо в репертуаре театра. Чем больше нас запрещают, тем громче мы должны кричать о красоте и высоких традициях русской культуры! Безусловно, русская история разная – в ней нет только положительных или отрицательных моментов, как и в жизни. Именно в «Царской невесте» собрана очень богатая и разнообразная палитра человеческих взаимоотношений. Опера – это люди и страсти, накал эмоций, ситуаций… Это жизнь человеческого духа в самом наивысшем и ярком его проявлении. В партитуре Римского-Корсакова выражен максимальный контраст между высокой, чистой любовью и мощной, ужасающей, темной драматургией разрушения – этот разбег между небесным счастьем и ужасающей катастрофой и есть предмет изучения в театре!
Стиль ваших постановок кроется в равной значимости всех составляющих оперы – выдающаяся музыка, красивая сценография, замечательные костюмы, интересные решения… И ничего из этого списка выделить нельзя – все получается на высоком художественном уровне, что с постоянным восторгом оценивается зрителями. Этот путь будет сохранен и в «Царской невесте»?

Музыкальная драма на все времена
Римский-Корсаков — эскиз «Царской невесты», первая картина


– Несмотря на то, что я всегда стараюсь отталкиваться от классических канонов, внутри музыкальной драматургии мне важно найти свою историю, конечно же, зритель в первую очередь обращает внимание на визуальный ряд – сценографию, костюмы, свет. И я убежден, что сделать подробный и тонкий исторический костюм гораздо сложнее, чем нарядить артиста в офисную рубашку и пиджак. Красота исторического костюма создает не столько антураж, сколько ощущение внутреннего эмоционально-пластического рисунка роли. Исторический костюм, скрывающий фигуру сарафан с несколькими подъюбниками, и музыка, разрывающая душу, которая всегда у русского человека нараспашку, создают противофазу закрытости и открытости – максимальной оголенности музыкального материала и человеческой души. Я считаю, что на сегодняшний день классическая концепция смотрится авангардней, чем самое неординарное и непредсказуемое решение. В оперном спектакле ничего не должно разрушать музыку, а театральное решение должно еще больше подчеркивать и помогать музыке стать театром. Глубокое погружение в музыкальную драматургию дает мне подсказки к выстраиванию своей истории – моя история, которую я хочу рассказать зрителям, основывается на том каркасе, который очень трудно раскодировать человеку, идущему не от музыки, а от своего эго – надстройки над музыкальным материалом. Для меня это неправильно и изначально губительно сказывается на оперном искусстве. Любое талантливое решение – не только классическое, но и авангардное – не должно идти в разрез с музыкой.
Пиршество ощущений будет? В постановке на Большой сцене хочется увидеть масштабный театр Стародубцева.
– Есть желание вспомнить и вернуться к традициям создания масштабной русской оперы. К той режиссуре, художественному содержанию, которыми мы гордились во времена Бориса Александровича Покровского. На сцене мы увидим рамку-складень, которая будет основой и центром всей композиции в исполнении выдающегося художника Вячеслава Окунева. Мы знаем, что были сюжетные иконы и «Царская невеста» – это как раз та история, которая могла бы стать частью этой исторической иконографии. Костюмы с некоторым эпическим подтекстом делает Петр Окунев. И, мне кажется, я единственный на сегодняшний день, кто объединил Вячеслава и Петра Окуневых на одной сцене. Всегда мечтал об этом!
Кого из солистов мы увидим в постановке?
– Примут участие все звезды нашей труппы, среди которых Алексей Зеленков будет замечательным Грязным, наша молодая солистка Диана Белозор и Дарья Шувалова выступят в роли Марфы, Ксения Дудникова и Светлана Токарева исполнят партию Любаши, Ольга Колобова – Сабуровой, Владимир Кучин – Лыкова.

Музыкальная драма на все времена
Римский-Корсаков — эскиз «Царской невесты», финал

Сейчас уже можно говорить о том, что в Новосибирске сформировался музыкальный театр Стародубцева с интересной режиссерской работой, сценографией и костюмами. Между тем, достаточно серьезный раздел вашего творчества, который отнимает очень много сил и энергии – это репертуар для детей. Думаю, от последней премьеры, которая открыла «Пушкиниану», вы еще не отошли. Помимо того, что там очень выпукло решен вопрос Вашего интереса к образовательной направленности, сама музыка Виктора Плешака представляет собой взрослое полотно. Считаете, что музыка к детским спектаклям должна писаться без скидки на возраст?

– Безусловно. Что такое музыка? Это часть бессознательного. Для меня музыка – это Божье свидетельство, которое мы можем реально ощутить на земле, потому что на каждого из нас она оказывает абсолютно свое влияние – в момент прослушивания того или иного произведения возникает именно своя ассоциация, возбуждается фантазия и человек начинает мечтать. Я ставлю по всей России… Но именно в работе над детским репертуаром ощущаю свою миссию, воспитывая завтрашнего серьезного и образованного зрителя. Сейчас мне особенно хочется собрать все фундаментальные русские театральные традиции, к сожалению, на сегодняшний день забытые, и воплотить их в детских операх. Поэтому в «Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях» реализована картинная галерея с нашими замечательными русскими художниками – Васнецова, Репина, Врубеля, Рериха. Для меня важно, чтобы в то время, когда мы много говорим о современном театре, о развитии культуры и искусства, не отрываться от корней. Конечно, я современный режиссер и, соответственно, чувствую современные тенденции, течения – их как раз таки можно выпукло показать, основываясь на фундаменте русской культуры. На сегодняшний день ни один театр России, да и в мире, не уделяет должного внимания детскому репертуару, а это большая ошибка! Важно прививать «поколению гаджетов» любовь к культуре – показывать русскую живопись, говорить о сказках Пушкина, закладывать любовь к опере. Это большая победа, что на наши детские спектакли приходят взрослые без детей – премьера «Сказки о мертвой царевне и о семи богатырях» показала невероятную популярность детских сказок среди взрослых.
Взрослые – это те же дети.
– Я кричу об этом всегда! Мы должны как можно дольше оставаться детьми и воспринимать этот мир открыто, восторженно, искренне. В своих спектаклях для детей я говорю о серьезных и взрослых вещах. Мне кажется, с ребенком нельзя говорить с позиции назидания… Необходимо говорить исключительно с позиции равного и, конечно же, находить игровую и яркую форму. Когда ребенок чувствует прямой диалог, тогда то, что мы пытаемся вложить в него, воспринимается им гораздо серьезнее и надолго.
Наблюдая с балкона я вижу, что реакция детей и взрослых одинаково восторженная. Иногда такое чувство, что взрослые стесняются показать то, что они немного забыли некоторые впечатления из своего детства. В момент, когда они вспоминают эти ощущения, рассказы из детства, возникает неподдельная радость.

Музыкальная драма на все времена
Виктор Плешак — «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях»


В нашей «Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях» я специально сделал выход богатырей из зала, чтобы была возможность рассмотреть их поближе – это, конечно, вызывает полный восторг у зрителей. Отцы, которых, конечно, жены вытащили в выходной день в театр, были настолько оживлены, что достали телефоны и начали снимать богатырей в кольчугах – в настоящем обмундировании, сделанном очень подробно и исторически верно.
Мы все знаем, что следующие премьеры – оперы «Руслан и Людмила» и «Сказка о царе Салтане». То есть для нас будут раскрыты три темы «Пушкинианы»?
– Да, моя мечта к 2025 году, знаковому для Александра Сергеевича Пушкина, сделать ряд спектаклей, посвященных этому замечательному русскому гению.
А будет ли заказана музыка для реализации замысла?
– Может быть, если наш цикл этого потребует. Было бы здорово кому-то из современных композиторов написать на пушкинский текст новую оперу для детей – именно оперу! Не мюзикл, не эстрадную композицию. Музыкальный материал Виктора Плешака очень серьезный и сложность вокальных партий в нем на уровне, не побоюсь этого слова, «Турандот» Пуччини – партия Царевны сложнее той же Лиу, а Мачеха во многом близка Турандот. И я понимаю, почему эти полотна не идут в театрах – в них значительны творческие и эмоциональные затраты труппы. Проще поставить «Турандот», чем «Сказку о мертвой царевне и о семи богатырях». Мы постоянно повышаем планку уровня и вокального мастерства, и оркестровой партитуры, и сценографии. Это тоже одна из моих задач – страхов… Как сделать еще лучше? Еще интересней? Одна из моих депрессивных составляющих, потому что я всегда «выжимаю» себя до капли.
А что насчет «Моцартианы»? Были колебания между «Мнимой садовницей» и оперой-буффа «Дон Жуан», хотя я с этим не согласен, ведь это настоящая драма.
– Нет, это опера-буффа. Если брать сюжетную историю – это одно, а история Моцарта – это другое. То же самое, если сравнивать «Пиковую даму» Чайковского и «Пиковую даму» Пушкина. Музыкальный материал «Дон Жуана» очень ироничный, в каких-то моментах предельно цинично-ироничный. В нем есть над чем подумать. И да, остановился на опере «Дон Жуан».

Музыкальная драма на все времена
Моцарт — «Свадьба Фигаро»

Нам ждать экспериментальные постановки? Возвращения к тому, с чего вы начинали осваивать Малую сцену?
– Конечно, это следующий этап. Когда я говорил о плане развития, то он касался сперва камерных опер, затем детского репертуара. Следующий – третий шаг – это современная музыка. Выполнив план «Пушкинианы» и «Моцартианы», мы вернемся к реализации современных проектов, которые будут поставлены на четвертом этаже театра.
Считается, что Глинка – родоначальник русской оперы, но ведь был Верстовский и его знаменитая опера «Аскольдова могила». У вас нет желания поставить его оперу?
– Это лишь ступень русской музыкальной эволюции. Современная театральная действительность такова – нам есть показать то, что проверено временем.
В конкурсе «Нано-опера» зарекомендовала себя Ирина Гаудасинская, которая не так давно была у нас в театре на концерте лауреатов конкурса вокалистов, посвященного памяти ее бабушки.
– Да, она получала специальный приз от НОВАТа на право постановки оперы Шебалина «Укрощение строптивой».

Музыкальная драма на все времена
Ирина Гаудасинская и Вячеслав Стародубцев

Интересный режиссер?
– Посмотрим, я также в свое время получил карт-бланш и шанс проявить себя.
Это благородно! Расскажите, пожалуйста, немного о конкурсе.
– Это уникальный конкурс, идея которого принадлежит Дмитрию Александровичу Бертману. Уникальный формат, в котором за короткое время режиссеры на первом туре ставят арию из оперы, на втором – дуэты, на третьем – хоровую сцену. Самое потрясающее – это предельно представительный состав жюри, ведущие деятели культуры, их мастер-классы ты запоминаешь навсегда.
Откуда такое название?
– Его придумал Дмитрий Александрович. Мы живем во времени, которое спрессовано нанотехнологиями – век все убыстряется и убыстряется. И даже постановочное время у режиссеров сжимается. Раньше опера ставилась за полгода… Сейчас больше месяца никто не даст, потому что есть свои законы репертуарного театра. «Нано-опера» – это своеобразная школа выживания и невероятного впитывания мастерства. Мне кажется, можно много говорить о том, как изменилось время. О событиях, которые изменили время… Но для меня любые внешние события – это возможность побыть наедине с собой и задать вопросы. В последнее время я еще раз убедился в том, что мое пристрастие и любовь к классическим традициям русского драматического и музыкального театра, которые мне передали мои великие учителя – Борис Александрович Покровский, Дмитрий Александрович Бертман, великий Виктюк, Галина Павловна Вишневская, в театре которой я делал свои первые шаги – это то, что я защищаю. Моя приверженность к классическому театру – красивому, но глубокому, моя любовь к подробностям, традициям и сохранению всего этого – настолько правильная и сложная! Защищать музыку в театре и театр в опере – это очень ответственно и отнимает много душевных сил.
Вы в большей степени режиссер драматического или музыкального театра?
– Когда я осознанно понял, что хочу быть режиссером, то создал свой театр драмы и оперы «Театр ДО». Это мое детище, в котором я начинал свои режиссерские пробы достаточно успешно. Мне кажется, что я и дальше продолжу, так как мне интересен и драматический, и музыкальный театр. Роман Григорьевич Виктюк говорил, что он ставит драматический спектакль по законам музыкального жанра – он очень любил оперу и у него было много книжек, по которым он изучал музыкальную форму, некоторые из них он мне подарил. Так что мне комфортно и в том, и в другом жанре. Любой современный драматический спектакль не может быть без музыки. На сегодняшний день мы видим, что музыка – это тот абсолют, который раскрывает зрительскую эмоцию быстрее, чем даже самое яркое драматическое действо. Есть даже такой прием в драматическом театре: если сцена не клеится, то ты находишь музыку и включаешь ее – это и становится «костылями» для артистов. Или, когда я прихожу на любой драматический спектакль, нужно мысленно убрать музыку и понаблюдать, насколько будет интересно смотреть. Очень часто именно музыка является главным действующим лицом в драматическом спектакле.
Вы ставите спектакль «Золушка» в МХАТе имени Максима Горького. Кто  пишет музыку для спектакля?
– Сценическую версию написал я сам по киносценарию и пьесе Шварца. В процессе репетиций понял, что музыка Спадавеккиа, которая была в легендарном кинофильме с Раневской и Жеймо, универсальна. Но основа музыкального стиля нашей «Золушки» составит музыка Гершвина – сейчас мы пытаемся оркестровать Спадавеккиа именно в этом стиле. Мне кажется, что это будет очень интересно.
Не боитесь Большой сцены МХАТа?
– Конечно же, это невероятная ответственность, ведь именно «Золушка» будет в числе двух премьер, представленных МХАТом на открытие сезона, но я знаю, что с Божьей помощью у нас получится прекрасный спектакль для всей семьи, в который все постановщики постараются вложить все самое лучшее, что есть в них.
– Спасибо за интересный разговор!

Поделиться в соц.сетях
Александр Савин
СultVitamin
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

  1. Леонид Мамин

    По мере чтения интервью возникает ряд вопросов и возражений.
    1. В тексте сказано:»– Мы все знаем, что следующие премьеры – оперы «Руслан и Людмила» и «Сказка о царе Салтане». То есть для нас будут раскрыты три темы «Пушкинианы»?
    – Да, моя мечта к 2025 году, знаковому для Александра Сергеевича Пушкина, сделать ряд спектаклей, посвященных этому замечательному русскому гению.
    – А будет ли заказана музыка для реализации замысла?
    – Может быть, если наш цикл этого потребует».
    После этого остаётся непонятным: «Руслан» и «Салтан»–это оперы Глинки и Римского-Корсакова соответственно или на эти сюжеты должны быть написаны новые оперы? Упомянуты «три темы пушкинианы»,названы три оперы,но после не сказано,что помимо этих трёх предполагаются ещё и другие сюжеты,отсюда и возникает выше сформулированный вопрос.
    2. Почему бы не поставить и «Мнимую садовницу»,если она может быть хорошо исполнена? Это весьма редко исполняемое сочинение,почему бы не присовокупить его к репертуару театра?
    3. Жанр «Дон Джованни» обозначен авторами как «drama dgiocosa»–»действие весёлое». Теоретики драматургии говорят,что это жанр либретто,а не музыки. Действительно,считать эту оперу комической невозможно (мне люди,так воспринимающие это произведение,не встречались,а вам?),даже при наличии Лепорелло,чей образ построен во-многом по правилам персонажей комических пьес и опер. Что имели в виду авторы,давая своему детищу такой подзаголовок,я судить не берусь. А что имел в виду Чехов,обозначая жанр «Чайки» и «Вишнёвого сада» как комедию? Там много смешного? Наверное,тут можно углубиться в теорию комического и поискать ответы там,но сами мы все эти опусы как комедии никак не воспринимаем.
    4. Об «Аскольдовой могиле»,которую в грядущем сезоне вознамерился поставить Большой театр на своей третьей сцене (в Никольской улице,17,в здании погоревшего «Славянского базара»).
    Что значит ответ » Это лишь ступень русской музыкальной эволюции»? Так можно сказать о любом авторе на свете. Что такое творчество Вагнера? Это ступень в эволюции европейской музыки и оперного театра. А сочинения Тургенева? Ступень в развитии русской литературы. И ведь не поспоришь! Ну,ступень,и дальше что? Музыка у Верстовского прекрасна,написана в веберовском духе,но сценическую судьбу этой оперы загубило наличие большого числа не поющих персонажей,изначально их было 15 (!),потом их пытались сокращать,но оперу это так и не спасло,невзирая на чудесную музыку.

    Ответить